«Просто мы — семейная компания» | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

«Просто мы — семейная компания»

читайте также
+8 просмотров за суткиГде и чему московские миллиардеры учат своих детей +21 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? 20 богатейших женщин России — 2015 Самые богатые женщины России — в новом еженедельнике Forbes для iPad Вышел свежий номер Forbes Woman 50 богатейших женщин России — 2015 Гостья столицы: что жена бывшего мэра Москвы делает в Лондоне Юрий Лужков: «Лена сейчас отвечает за всё. А я отвечаю за сельское хозяйство!» «Русский Лондон»: крупнейшие особняки, скупленные россиянами Елена Батурина вернулась: что ее ждет в Москве? 10 российских миллиардеров — любимцев прессы Принципы Елены Батуриной Елена Батурина: «Сейчас у меня достаточно много кэша для развития новых бизнесов» Самые популярные миллиардеры — 2011: новый рейтинг Forbes Станет ли Елена Батурина обвиняемой? Будет ли против Юрия Лужкова заведено дело? «Долговая нагрузка «Интеко» пугает, но это бизнес, а в любом бизнесе есть риск» Операция «Деньги в обмен на власть» в исполнении четы Лужковых Круговорот государственных денег в Банке Москвы Mirax отменяется Жертва собственной системы
#Елена Батурина 03.05.2004 00:00

«Просто мы — семейная компания»

Юлия Полякова Forbes Contributor
фото Коммерсантъ
Елена Батурина превратилась в фигуру не менее влиятельную, чем ее муж Юрий Лужков. Что дальше?

Президент ЗАО «Интеко» Елена Батурина прекрасно знает, что ее супруг, мэр Москвы Юрий Лужков, может вскоре уйти из большой политики. Лужков бессменно правит столицей уже двенадцать лет, в прошлом декабре его переизбрали на очередной срок, но где гарантии, что он досидит до его окончания?

«Если его уберут, — шутит Батурина, отвечая на вопросы Forbes, — займется детьми. Дети-то растут». У Лужкова с Батуриной две дочери, и они наверняка будут рады чаще видеть своего отца дома. Но сложится ли так же счастливо судьба гигантской бизнес-империи, которую Елена Батурина построила, пока Юрий Лужков руководил столицей?

«Интеко», принадлежащая Елене Батуриной (99%) и ее брату Виктору (1%), начинала бизнес в 1991 году с производства изделий из пластика. С тех пор компания ушла далеко вперед. Пластмассовые ведра, тазы и стулья дают сейчас лишь 10% оборота группы, оцениваемого в $525 млн. Остальные 90% — это доход от более масштабного бизнеса, которым Батурина увлеклась четыре года назад.

«Интеко» купила тогда пакет акций Домостроительного комбината №3. До 1999 года этим комбинатом, который был частично приватизирован, руководил Юрий Свищев. В мае 1999-го неизвестные совершили покушение на 61-летнего строителя: его избили прямо около дома, когда он выгуливал собаку. Через несколько дней Свищев скончался. Комбинат остался фактически бесхозным. А год спустя к ДСК-3 проявила интерес «Интеко».

«Вдова Свищева предложила нам акции. В общем, достаточно случайный фактор, — рассказывает Батурина о той сделке. — С тех пор мы занимались тем, что расширяли свой бизнес. То есть год от года строили все больше и больше». И не только строили. За несколько лет «Интеко» приобрела акции трех цементных заводов в Белгородской и Воронежской областях. Сейчас компания завершает сделку по покупке за $60 млн еще одного предприятия — ЗАО «Пикалевский цемент» (Ленинградская область). Предприятия Батуриной контролируют 11% производства цемента в России. Потребности московского рынка в цементе они покрывают на 19%.

Расширяя объемы инвестиций — в том числе благодаря кредитам Банка Москвы, подконтрольного столичному правительству, — «Интеко» постепенно стала одной из крупнейших строительных компаний на рынке. Она участвует в возведении таких заметных микрорайонов, как «Гранд-паркъ» на Ходынском поле и «Шуваловский», прилегающий к территории Московского государственного университета. В конце этого года компания начинает еще один большой проект — строительство жилого комплекса площадью 500‑000 кв. м в Текстильщиках, районе, где  выросла хозяйка «Интеко». При нынешних ценах на жилье заявленные объемы строительства тянут на $550 млн.

Ставки в бизнесе «Интеко» становятся все выше. В прошлом году компания привлекла в строительные проекты $380 млн, а в этом хочет вложить уже более $900 млн. И Батурина не была бы Батуриной, если бы не позаботилась о том, чтобы застраховать весь этот бизнес от политических потрясений. Защита, позволяющая супруге столичного мэра достаточно спокойно смотреть в будущее, держится на трех опорах: земле, долгах и связях.

 

Земельный вопрос

Самый ценный ресурс на рынке недвижимости — участки под строительство. В Москве это большой дефицит. Обычно получение всех необходимых разрешений превращается для инвесторов в головную боль. В столице, например, так и не работает процедура приобретения земли в собственность, хотя федеральное законодательство позволяет приватизированным предприятиям покупать свои участки. «Московские власти строят административные препоны, — уверен Виталий Можаровский, партнер юридической фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», — они блокируют даже решения Минимущества о продаже участков».

На этом фоне у «Интеко» дела идут довольно гладко. Компания обеспечена участками на годы вперед. «Мы уже потратили более $350 млн на проекты, которые будем осуществлять, начиная с 2005 года и дальше», — говорит Батурина.

[pagebreak]

Последнюю свою территорию под стройку — 60 га в Текстильщиках, точнее в микрорайоне Грайвороново, — «Интеко» получила благодаря участию в московской программе по выводу промышленных предприятий за пределы города. Эта программа предполагает, что десятки участков в центре столицы и еще 18 московских промзон будут со временем очищены от фабрик, складов и баз, а на их месте возведут жилые дома, торговые и офисные комплексы. Общая площадь освобождаемых промзон — 1404 га, на которых можно построить жилых домов стоимостью более $7 млрд.

Как распределяются эти перспективные земли? По данным «Московского центра освоения резервных территорий» (МЦОРТ), процедура выглядит так. Для начала участок изучают и описывают специалисты МЦОРТ. Потом проводится проверка работающих на участке предприятий, полученные данные выносятся на рабочую группу при Департаменте градостроительной политики, а затем — на комиссию под руководством первого зама правительства Москвы Владимира Ресина. Эта комиссия готовит рамочное постановление, в котором оговаривается, что та или иная промзона готова к реформированию.

Инвесторы будущего строительства определяются, как правило, путем конкурса, который организует комиссия под руководством другого заместителя Лужкова — Владимира Шанцева. А‑эта комиссия уже выпускает документ, устанавливающий, кто выступает заказчиком и инвестором.

Из всех проектов в рамках программы по реорганизации промзон активные работы ведутся сейчас только по двум — в Сокольниках и Грайворонове. И в том, и в другом случае инвестором выступает «Интеко», а ее партнером — Госстрой. Причем по обоим проектам конкурс не проводился. Замначальника МЦОРТ Анатолий Дунаев говорит, что такое возможно, если на участке нет федеральных предприятий. А значит, московским властям не требуется согласовывать свои действия с Минимущества РФ.

Батуриной явно сопутствует удача. Но она отрицает любые домыслы о том, что бизнес ей помогает вести Юрий Лужков. О своем особом положении на рынке Батурина говорит так: «На меня близость к Московскому правительству накладывает дополнительные обязательства…»

 

Обязательства

С тех пор как «Интеко» решила в прошлом году выпустить корпоративные облигации, участникам рынка приоткрылась дверь на финансовую кухню компании. Из проспекта эмиссии выяснилось, например, что дебиторская задолженность выросла с начала 2001 года по октябрь 2003-го почти в тридцать раз — до 6,5 млрд руб. Выходит, что компания регулярно недополучает деньги, хотя цены на рынке недвижимости стремительно растут, а квартиры распродаются еще на стадии строительства?

В действительности гигантская дебиторская задолженность есть и у других фирм, соизмеримых с «Интеко» по объемам строительства. У «СУ-155», к примеру, она составляла по итогам тех же девяти месяцев 2003 года более 15 млрд руб., а за должниками Группы компаний ПИК, владеющей Домостроительным комбинатом №2, числилось 6,4 млрд руб. Такая зависимость от должников объясняется особенным стилем работы столичного стройкомплекса.

И «СУ-155», и Группа компаний ПИК называются в проспекте эмиссии облигаций «Интеко» «основными конкурентами». Но на самом деле отношения этих компаний больше похожи на кооперацию.

Сотрудничают они следующим образом. Каждый из главных московских строителей — ПИК, «Интеко», «ДСК-1», «СУ-155», «Мосфундаментстрой-6» — может быть любым звеном строительного проекта: генеральным инвестором, соинвестором или подрядчиком. Для разных целей у них существуют разные структуры. Скажем, в системе компаний Батуриной инвестором и соинвестором в проектах выступает само ЗАО «Интеко», а на подрядных работах специализируются его «дочки» — ООО «Строительная компания ДСК-3» и ОАО «ДСК-3».

[pagebreak]

Если «Интеко» приобрела участок, но на строительство у нее не хватает денег, то ей с радостью помогут «конкуренты». «Тот же «ДСК-2» [структура ПИКа] имеет избыточные строительные мощности, поэтому он с удовольствием выполняет подрядные работы, — поясняет Александр Синельников, председатель правления Фора-Банка, который финансирует строительство жилья в Москве и Подмосковье. — У какой-нибудь другой компании много техники, и она охотно сдает ее в аренду». В итоге крупнейшим дебитором «Интеко», например, является «Группа «Терра» — подразделение «СУ-155», выступающее в роли генподрядчика по ряду проектов Батуриной. А «Интеко» в свою очередь является соинвестором в проектах с «СУ-155».

Совместные инвестиции среди компаний московского стройкомплекса — обычное дело. Из-за отсутствия надежного обеспечения банки неохотно кредитуют строителей на начальной стадии проекта, поэтому приходится искать деньги у коллег по цеху. «До завершения строительства все средства, направляемые инвестором заказчику и (или) генеральному инвестору, отражаются как дебиторская задолженность», — говорит пресс-секретарь «Интеко» Геннадий Теребков. Из-за этого и возникают долги друг другу.

Со строительными компаниями в одной связке идут и риэлторы. Та же «Интеко» не работает напрямую с конечными покупателями квартир, а продает недвижимость через риэлторские компании. Выручка, поступающая «Интеко» от риэлторов, направляется как на завершение текущего строительства, так и на новые проекты. Эти средства «Интеко» относит к кредиторской задолженности (формально компания «должна» риэлторам готовые квартиры). «Кредиторка» растет наряду с «дебиторкой» и постоянно накапливается из-за увеличения темпов строительства, поясняют в «Интеко».

Наличие взаимных долгов — основа московского строительного бизнеса. Но это еще и защита от вторжений извне: чужаку в таком хитросплетении финансовых и производственных отношений будет неуютно.

 

До самых до окраин

Было бы наивно утверждать, что интересы «Интеко» замкнуты на столичной мэрии. Елена Батурина давно является самостоятельным игроком, умело выстраивающим отношения как с московскими чиновниками, так и с федеральными.

«Интеко», как уже отмечалось, работает с организациями Госстроя. Не менее охотно ее берут в партнеры и силовики со спецслужбами. С Минобороны компания Батуриной — как соинвестор — сотрудничает по проекту застройки Ходынского поля (предназначенный под застройку аэродром находился в ведении военных). В другом столичном районе — Лианозове — «Интеко» финансирует проект, где 30% квартир будет передано Федеральной службе охраны. Это ведомство выступает здесь в непривычной роли застройщика.

К тому же «Интеко» давно уже не ограничивается одной лишь Москвой. Компания Батуриной строит дома на территории Московской области и имеет большие виды на Сочи — «летнюю столицу России», как называет этот город Батурина. По информации сочинских чиновников, «Интеко» планирует вкладывать деньги в благоустройство побережья: создание искусственных лагун, островов, расширение пляжной полосы и т.п. В «Интеко» говорят, что в течение трех лет инвестируют $200 млн в строительство гостиниц и жилья в Сочи. По некоторым данным, Батурина приобретает также участки и на грузинском побережье Черного моря.

Последнюю информацию глава «Интеко» не подтверждает. Но в том, что касается проектов компании Батуриной, часто приходится полагаться лишь на чьи-то слова. Например, активы на $350 млн, о которых упоминает Батурина, касаясь проекта в Грайворонове, на балансе «Интеко» не значатся.

Почему? «Просто мы семейная компания. Нам не нужно было эти активы вставлять в баланс, — говорит Батурина. — Нам не перед кем отчитываться. Мы отчитываемся сами перед собой».

[pagebreak]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться