Китайская самокритика

Эрнесто Седильо Forbes Contributor
Геополитика

Недавно я совершил поездку в Китай, где принял участие в работе ежегодного Азиатского форума Боао. Там мне довелось услышать выступления многих китайских официальных лиц, в том числе и председателя КНР Ху Цзиньтао. Я ожидал, что китайские лидеры будут превозносить успехи Китая. Ведь официальные лица любого государства обязаны пропагандировать свою страну. Да и темпы экономического развития Китая впечатляют, по каким меркам их ни оценивай.

В последние 25 лет китайская экономика росла в среднем на 9,4% в год, и к сегодняшнему дню стала шестой в списке крупнейших экономик мира. За этот же период реальные доходы на душу населения в Китае увеличились более чем в пять раз. За период с 1981 года более 400 млн китайцев выбрались из нищеты. Китай стал одним из главных игроков в мировой торговле — в прошлом году общий объем его экспорта и импорта достиг $854 млрд. В Китае не наблюдается торгового профицита; судя по последним тенденциям, страна может завершить 2004 год с небольшим торговым дефицитом. Тем не менее к концу 2003 года Пекину удалось аккумулировать золотовалютные резервы на сумму $450 млрд.

Конечно, китайские лидеры упоминали все эти впечатляющие цифры, но, к моему удивлению, главной темой их выступлений становились не достижения, а проблемы, которые стоят перед китайской экономикой. Президент Ху Цзиньтао был резок в оценках, говоря о «слабом экономическом базисе, низкой производительности труда и очень нестабильном развитии». Он подчеркнул, что по размеру ВВП на душу населения место Китая — во второй сотне стран. Да и другие официальные лица не уходили от обсуждения таких острых вопросов, как «перегрев» китайской экономики, перспективы дальнейшей приватизации госпредприятий, финансовая либерализация, реструктуризация банковского сектора, политика валютного регулирования и защита интеллектуальной собственности.

К примеру, когда я упомянул, что в прошлом году Китаю пришлось инвестировать в свою экономику 47% ВВП — факт, который свидетельствует о крайней неэффективности механизма распределения капиталов, китайцы в ответ честно признали существование этой проблемы и рассказали, какие решения в связи с этим принимаются. И хотя пока рано утверждать, что им удастся избежать серьезного кризиса в банковском секторе, который страдает от плохих кредитов, китайские власти понимают природу и масштабы проблемы, и это обнадеживает.

Мне неизвестно, что заставляет китайцев уделять больше внимания проблемам, а не достижениям. Возможно, дело в культурных традициях или историческом опыте, но подобное поведение нетипично для правительств большинства развивающихся стран. Китайцы понимают, что реформы, начатые Дэн Сяопином в 1978 году, еще не завершены, и удовлетворенность нынешними достижениями может затруднить, а то и вовсе сделать невозможным решение сложнейшей задачи, которую поставила перед собой страна: к 2020 году утроить ВВП на душу населения. Официальные лица постоянно говорят об ускорении рыночных реформ и о необходимости сделать экономику еще более открытой. Последовательность и упорство — вот дух сегодняшнего Китая.

Я не могу избежать сравнения Китая с другими развивающимися регионами, в частности со странами родной для меня‑Латинской Америки. Там с 1980‑года ВВП на душу населения увеличивался в среднем лишь на 2,3% в год. И там не удалось значительно уменьшить долю населения, проживающего за чертой бедности. Конечно, и в‑этом регионе были исключения, но они не меняют картину в целом: реформы так и остались незавершенными.

Экономики стран Латинской Америки развивались циклически: кризис запускал механизм реформ, их результаты вызывали самоуспокоенность, что неизбежно порождало очередной кризис. Мне уже не раз приходилось говорить о том, что латиноамериканские политики считают источником бед региона именно реформы, а не их отсутствие, и винят в неудачах не собственную инертность, а зарубежных конкурентов. К примеру, сейчас во многих странах принято изображать китайцев как недобросовестных конкурентов. Ошибаются! Успех Китая с его огромным рынком должен восприниматься другими развивающимися странами как отличная возможность развития их собственных экономик. И, конечно, Китай следует воспринимать как яркий пример того, как окупаются настойчивость и упорство в проведении реформ.

Новости партнеров