Для души и дела | Forbes.ru
$58.76
69.55
ММВБ2139.74
BRENT62.30
RTS1147.39
GOLD1255.52

Для души и дела

читайте также
+47 просмотров за суткиЧиновников — в шахты: история госсобственности в добывающей промышленности +116 просмотров за суткиЗимние метаморфозы: 5 коротких дубленок +714 просмотров за суткиПутин пообещал простить должников и не повышать налоги до конца 2018 года +36 просмотров за сутки$1 млрд на боксе. Флойд Мейвезер рассказал Forbes про биткоин, Владимира Путина и «русскую семью» +470 просмотров за суткиПутин оценил поведение Саакашвили и политику Киева +777 просмотров за суткиПутин назвал ошибкой назначение Родченкова в спортивную систему России +4747 просмотров за суткиСуд отказался возвращать Siemens газовые турбины из Крыма +156 просмотров за суткиМеханический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле +375 просмотров за суткиУйти, хлопнув дверью: недобросовестным переговорщикам придется платить +363 просмотров за суткиБудущие асы: как выбирают пилотов +57 просмотров за суткиАлексей Кривошапкин: «У нас нет простых пациентов» +652 просмотров за суткиЭкономика запретов. Германия теряет из-за санкций $727 млн в месяц +6658 просмотров за суткиПутин заявил, что пойдет на выборы 2018 года как самовыдвиженец +671 просмотров за суткиГовядина в апельсинах. Как американские фермеры пробились на рынок Японии +1389 просмотров за суткиАкула капитализма. Гарольд Дженин рассказал Forbes, как разбогатеть на рейдерских захватах +26664 просмотров за суткиСамые переоцененные звезды Голливуда 2017. Рейтинг Forbes +31 просмотров за суткиБольше чем дизайн +810 просмотров за суткиСпасти автопром. Как будут работать новые правила господдержки автоконцернов +734 просмотров за суткиУроки ФРС. Почему политика американского регулятора не опасна для России +3694 просмотров за сутки«Большой брат» против лодырей и диверсантов: как выявить сотрудников, вредящих бизнесу +410 просмотров за суткиШеф-повар Янник Аллено: «Мировой гастрономии нужны русские шефы»

Для души и дела

Республика Кипр утратила статус офшорной зоны. Но русские отсюда уже не уедут — они скупили недвижимости минимум на $3 млрд

В деловой столице Кипра городе Лимасоле русских можно встретить повсюду. Здесь находятся центральные офисы офшорных фирм, принадлежащих крупнейшим российским компаниям и банкам. Есть пять русских школ, русские рестораны и даже памятник Пушкину в центральном парке. Строится новая церковь — там вам скажут, что первый камень ее заложил лично мэр Москвы Юрий Лужков. Русские дружно ходят на концерты русских же поп-звезд, читают русскоязычный «Вестник Кипра» и покупают бензин на красно-белых заправках ЛУКОЙЛа.

Размах, с которым представлена на Кипре русская община, легко объясним. Остров до последнего времени был самой популярной среди российских бизнесменов офшорной зоной. Ежегодно миллиарды долларов притекали сюда из России. Большая их часть, впрочем, возвращалась назад. По данным Госкомстата, Республика Кипр — лидер по размеру прямых иностранных инвестиций в российскую экономику, к концу 2003 года они составили порядка $5 млрд.

Но с 1 мая статус Кипра изменился. Став членом Евросоюза, страна вроде бы сказала «прощай» низким налогам и ужесточила контроль за бизнесом. Испугало ли это наших соотечественников? Вовсе нет. Недвижимость на Кипре они скупают даже охотнее, чем прежде.

 

Кусок берега

Киприоты шутят: «У нас на острове чем человек ленивее, тем он богаче». В кипрских семьях было принято самые плодородные земли давать в наследство послушным и трудолюбивым детям. Нелюбимому ребенку завещали каменистые наделы у морского берега. Кто же знал, что эти бесперспективные участки с началом строительного бума сделают своих владельцев миллионерами?

Интенсивная застройка южной части острова началась после военного переворота 1974 года, в результате которого северный Кипр был оккупирован турецкими войсками. Киприотам-христианам тогда пришлось побросать гостиницы и прочую собственность в роскошных курортах Севера и искать прибежища на Юге. Правительство Кипра выделяло пострадавшим кредиты на освоение побережья. Те сначала построили гостиницы, а в конце 80-х начали возводить дома и жилые комплексы для иностранцев.

Спустя некоторое время, в 1990–1991 годах, на Кипр потянулись первые «иностранцы» из СССР. Это были опасные, но выгодные клиенты. «Приезжали люди с большими деньгами, готовые платить любую цену. Дом, который англичане покупали за 500‑000 фунтов, русские брали за миллион», — рассказывает архитектор Александра Христодулу, которая в 80-х годах получила образование в Московском инженерно-строительном институте, а теперь строит на Кипре виллы. Как и большинство иностранцев, русские покупали дома в курортных городах — оживленном Лимасоле и более спокойном Пафосе. Промышленная Ларнака и не имеющая выхода к морю Никосия пользовались меньшим спросом.

Кипрские строители так описывают эволюцию русских клиентов: сначала это были сомнительные личности в малиновых пиджаках, затем — успешные бизнесмены, потом — чиновники и почему-то выделяемые в особую категорию таможенники, а теперь публика стала совсем разношерстной: можно встретить и менеджеров крупных компаний, и «почти олигархов». От безрассудства обладателей первых шальных капиталов не осталось и следа. Сейчас, как говорит Христодулу, русских уже не отличишь от других иностранцев — бережно относятся к деньгам, торгуются, многие покупают недвижимость в кредит.

С Христодулу соглашается владелец компании Pafilia Property Developers, бывший министр обороны Кипра Илиас Илиадис. Его фирма, основанная более четверти века назад, продает порядка 500 объектов недвижимости в год. Основные покупатели — англичане, что неудивительно, поскольку Кипр — бывшая английская колония. Но примерно 10% сделок Илиадис заключает с русскими. И, по его словам, выходцы из России покупают сейчас самое разное жилье — как роскошные виллы, так и небольшие мезонеты — соединенные друг с другом домики с общей инфраструктурой: бассейном, парковкой, садом и т. д. Илиадис, безусловно, рад русским клиентам: «Ментальность русских и киприотов очень схожа, ведь у нас одинаковая религия».

Даже оставив в стороне духовные вопросы, можно смело констатировать: русских и киприотов действительно многое связывает. По оценкам участников рынка, русская недвижимость на Кипре стоит порядка $3 млрд. Для государства с населением в 720 000 человек и ВВП в $13 млрд — цифра немалая.

[pagebreak]

 

Таинственные домовладельцы

Хотя менталитет россиян, по наблюдениям кипрских риэлторов, и изменился, владельцы островных домов, как прежде, сторонятся публичности. Русские хозяева роскошной виллы стоимостью $1,2 млн с бассейном и теннисным кортом в престижном районе Тала близ Пафоса, например, наотрез отказались общаться с Forbes. «Люди боятся «светиться» и не хотят дразнить общественность. Нарушил я что-то или нет — неизвестно, лучше на всякий случай помолчать», — говорит другой русский поселенец.

Многие считают, что сведения о недвижимости за рубежом могут легко обернуться против них. Широко известен такой случай. В 2001 году, когда к власти в «Газпроме» пришла команда Алексея Миллера, была обнародована информация со ссылкой на «источники в ФСБ» о 70 объектах недвижимости на Кипре, якобы принадлежащих топ-менеджерам «Газпрома» и членам их семей. Маловероятно, что у Миллера были официальные данные — земельная регистрационная палата Кипра хранит сведения о владельцах участков в секрете, похитить электронную базу регистратора невозможно, так как картотека ведется только в бумажном виде. Кроме того, многие владельцы вилл покупают их на подставные компании. Но, как бы то ни было, никто из «опороченных» газпромовцев в компании не задержался.

И все-таки пару русских, согласившихся на условиях анонимности рассказать о своих кипрских владениях, найти удалось.

Менеджер одного из российских банков Юрий купил двухэтажный мезонет в комплексе из 40 домиков, расположенных вокруг общего бассейна, три года назад. К маю 2001 года он скопил $10 000, еще $20 000 ему должны были заплатить в качестве бонуса по итогам года. Поначалу сотрудник банка хотел купить дачу в Подмосковье — «чтобы пить водку и жарить шашлыки», но на глаза ему попалась реклама одной из кипрских фирм недвижимости. Оказалось, что накопленной суммы достаточно для первого взноса за дом на берегу моря, до которого всего три часа лету.

Юрий приехал на Кипр, посмотрел проекты нескольких девелоперов и решил не тянуть с покупкой. Первые 30% стоимости дома его попросили заплатить в течение месяца, на остальную сумму компания предоставила рассрочку на три года под умеренные 7% годовых. Юрий без проблем открыл счет в одном из кипрских банков — нужно было всего лишь показать паспорт и заполнить анкету. Деньги на счет он перевел из России следующим образом: отдал наличные своему другу-бизнесмену, а тот перевел аналогичную сумму со своего счета за рубежом на кипрский счет Юрия.

На майские праздники 2002-го Юрий уже отметил новоселье. Три года назад его мезонет площадью 80 кв. м стоил 56 000 кипрских фунтов, сейчас такой же домик на этапе строительства обошелся бы в 95 000. Если учесть, что за это время островная валюта укрепилась по отношению к доллару — курс вырос с 1,5 до 2,1 доллара за кипрский фунт, — то цена дома в долларовом выражении увеличилась в 2,4 раза. Примерно $2000 в год Юрий платит за коммунальные услуги, но это с лихвой покрывается $5000, которые он ежегодно получает от сдачи дома в аренду туристам.

Владелец отдельной виллы с бассейном в модном пригороде Пафоса Дмитрий представился «консультантом в области управления проектами». В отличие от Юрия он не стал обращаться в крупные риэлторские компании, подобрал дом по каталогу агентской фирмы, а все формальности поручил своему кипрскому адвокату. Дмитрий уже пять лет «знаком с Кипром по бизнесу», у него здесь зарегистрирована компания, есть свои адвокат и аудитор.

В свой дом Дмитрий туристов не пускает: летом здесь отдыхает его семья, хотя за сезон он мог бы заработать около $20 000 — российские агентства сдают подобные виллы на лето минимум по $230 в день. По оценкам Дмитрия, его дом с октября 2002 года подорожал на 70%.

И Дмитрий, и Юрий рассматривают свои покупки как надежное вложение средств, однако риэлторы все-таки относят их к категории «дачников». Настоящие инвесторы стали покупать недвижимость на Кипре лишь в последний год.

[pagebreak]

Сергей Козлов, московский представитель кипрской фирмы Lemestia Property Developers, утверждает, что среди его клиентов с некоторых пор появились люди, которые продают свои «инвестиционные» квартиры в Москве и покупают недвижимость на Кипре. «Кипр теперь страна Евросоюза, аналитики прогнозируют стабильный рост цен. В Москве вложения в недвижимость, конечно, более рентабельны, но, несомненно, более рискованны», — говорит Козлов.

Недвижимость на Кипре дорожала так быстро в последнее время, что уровень цен здесь практически достиг Испании. Но в той же Испании коммунальные услуги дороже и нужно платить налог на недвижимость, который на Кипре либо не взимается, либо составляет не более 0,4%. Последнее обстоятельство, а также постоянный приток на остров англичан, покупающих здесь виллы и‑мезонеты, делают остров привлекательным местом с точки зрения инвестиций в недвижимость. «Англичане скупают очень много недвижимости. Они чувствуют себя здесь как дома — бывшая колония, роскошный климат, 90% населения прекрасно говорит по-английски, привычное левостороннее движение. Никакие другие райские кущи им не нужны», — уверен Игорь Котов, директор компании Crosshill, которая специализируется на продаже недвижимости за рубежом.

 

Любовь навсегда

Многие россияне, приехав на Кипр, уже не могут с ним расстаться. Владелец лимасольской компании по торговле недвижимостью Сергей до кризиса занимался фармацевтическим бизнесом. В 1997-м купил себе виллу в Пафосе, стал часто приезжать на Кипр, помогал кипрским риэлторам искать клиентов в Москве, а затем открыл собственное дело.

То же самое происходит и с сотрудниками крупных российских фирм, работавшими в кипрских «дочках». На Кипре, к примеру, остались практически все служащие местного филиала Инкомбанка. После банкротства головного банка часть из них перешла на работу в филиал Промсвязьбанка, открытый в Лимасоле в 2002 году. Руководит им бывший главный бухгалтер инкомовского филиала Алексей Сабанов.

На Кипре приятно жить, а низкие налоги делают приятным и бизнес. Классической офшорной зоной, где налоги вообще не нужно платить, Кипр никогда не был, однако именно этот остров стал наиболее популярным среди российских бизнесменов. Объяснение простое — прибыль от торгово-посреднических операций кипрские офшоры либо вообще не показывали, либо показывали, но копеечную. Все расходы компаний ограничивались платой за услуги адвокатов и аудиторов. Чтобы сдать нулевой баланс, владельцу офшорной компании достаточно было позвонить своему аудитору и сообщить, что никакой деятельности компания не вела. У тех компаний, которые все-таки показывали прибыль, была возможность заранее обсудить с аудитором ее максимальный размер.

Для вступления в Евросоюз Кипру пришлось повысить налог на прибыль с 4,25% до 10%. Но кипрские адвокаты и аудиторы, весь бизнес которых держится на обслуживании зарегистрированных на острове фирм, добились отсрочки для своих старых клиентов: тем, кто зарегистрировался на Кипре до конца 2001 года, разрешено платить налог по низкой ставке до конца 2005-го.

Что серьезно испугало многих российских предпринимателей, так это новое требование кипрских банков предоставлять сведения о реальных владельцах офшоров. Началась паника. Газеты писали о конце налогового рая, а консультанты по налоговому планированию уже подыскивали альтернативы Кипру. Но по прошествии некоторого времени все успокоились. В конце концов правила ведения офшорного бизнеса ужесточаются по всему миру.

Волна тех, кто побежал с Кипра в классические офшоры, такие как британские Виргинские острова или Багамы, прошла. Менее суетливые решили подождать советов своих кипрских адвокатов. Регистрация «международных компаний» (так здесь теперь называют офшоры) на острове продолжается. По данным кипрского ЦБ, в рекордном 2001 году в реестр было внесено 5858 новых фирм, а в 2003-м — 3087. Всего таких фирм сейчас более 60 000.

Для россиян Кипр остался наиболее либеральной, наиболее низконалоговой страной из всех, с кем у нас есть договор об избежании двойного налогообложения — он был подписан еще в 1982 году. «Все остальные страны, такие как Голландия, Австрия, Швейцария — кантоны Цуг, Нешатель, — по этим параметрам идут с большим отрывом», — говорит известный специалист по офшорам, партнер юридической фирмы «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин.

[pagebreak]

Кипр остался самым удобным местом для брокеров — прибыль от операций с ценными бумагами налогом здесь не облагается. Не облагаются налогом и дивиденды, полученные от российских предприятий, равно как и дивиденды, роялти и проценты, которые выплачиваются с Кипра в Россию. Именно эти преференции сделали Кипр крупнейшим инвестором в российскую экономику.

Если на ком и сказались новые налоговые правила, так это на компаниях, которые использовали кипрские офшоры исключительно в качестве посредников для международных торговых операций и изначально ориентировались на низкую ставку налога на прибыль. Но даже таким клиентам изобретательные кипрские юристы готовы предложить особые условия.

По словам Михаила Соболева, ведущего консультанта группы компаний Consulco International, в новом законе есть одно интересное правило — если директор зарегистрированной на Кипре международной компании постоянно проживает в другой стране, то компания платит налоги по законам той страны, а не Кипра. «Если кипрская фирма имеет директоров, которые находятся на территории Андорры, где вообще нет налоговой службы и налогов, она не платит налоги ни на Кипре, ни в Андорре. У нас, например, есть предприятие в Андорре, там находится живой директор, она юрист, проживает там и может выступать директором неограниченного числа кипрских компаний», — говорит Соболев. В этом случае кипрская фирма не сможет пользоваться соглашением об избежании двойного налогообложения — Андорра такие соглашения ни с кем не подписывала, но для торгово-посреднических операций этого и не нужно.

«Русский бизнес от Кипра все равно не откажется», — уверен член совета директоров нефтегазовой компании «Итера» Юрий Пьяных. Он живет на острове с 1992 года и возглавляет кипрскую «дочку» «Итеры», а заодно местную Ассоциацию российских бизнесменов. «Итера» доказывает свою приверженность островной экономике делом — недавно компания построила для себя большое офисное здание в Лимасоле. Здесь в марте 2004 года, во время президентских выборов, расположился избирательный пункт — предмет немалой гордости Пьяных. Возможно, на Кипре стали выше налоги и цены на недвижимость растут уже не теми темпами. Зато, как говорит Пьяных, теперь это «приличная европейская юрисдикция». Несколько процентов от прибыли — неплохая цена за билет в Европу.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться