Леонид Рожецкин. Великий связной | Forbes.ru
$58.68
69.13
ММВБ2131.94
BRENT62.64
RTS1141.50
GOLD1248.14

Леонид Рожецкин. Великий связной

читайте также
+122 просмотров за суткиГлоток свободы. LinkedIn и Rutracker были временно доступны в России +12 просмотров за суткиРаздвоение Альфа-банка. Forbes выяснил детали создания нового цифрового банка Самоирония и интерактив как способы разрядить обстановку и помириться с клиентом Экономически не обоснованы: ФАС потребовала от операторов связи изменить тарифы в роуминге Не в Москве и не в Суррее: Петр Авен хочет создать собственный музей Конец связи: «Мегафон» и «Вымпелком» договорились о сделке по разделению «Евросети» Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? Дозвон снизился на 20-30%: в работе «Мегафона» произошел второй за месяц сбой 50 минут связи, 2 ГБ трафика или фильм: «Мегафон» объявил компенсацию за сбой Без голоса: в работе «Мегафона» произошел масштабный сбой Скелеты «Ренессанса»: в дело Магнитского втягивают компанию Михаила Прохорова Смех и последствия: 7 самых ярких розыгрышей от российских компаний Российские компании решили опередить власти в регулировании Big Data +66 просмотров за сутки«Я не козел, не сбежал и не воровал»: что Михаил Слободин рассказал о себе Интернет-зависимость: как заработать на желании общаться? Акционеры «Мегафона» одобрили выкуп контроля в Mail.ru у USM Усманова Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев Вынужденная замена: чего добился «Вымпелком» при Михаиле Слободине Александр Овечкин: «Путин хорошо играет в хоккей» Два мира— одна сделка Наука долга: как бизнес может добровольно потерять свободу

Леонид Рожецкин. Великий связной

Вадим Резвый Forbes Contributor
фото Коммерсантъ
Леонида Рожецкина называют мастером слияний и поглощений. За свою жизнь он провел сделок на несколько миллиардов долларов. Как ему это удается?

Пятого августа 2003 года 37-летний юрист Леонид Рожецкин, президент и основной владелец компании LV Finance, приехал в свой офис на Саввинской набережной необычно рано — в 7 утра. Он провел в кабинете 15 минут, порылся в бумагах, коротко поговорил по телефону и уехал в «Шереметьево-2».

Столь ранний визит в офис объяснялся просто: Рожецкин не хотел сталкиваться с работниками расположенной в том же здании штаб-квартиры общенационального оператора мобильной связи «МегаФон». Когда «ранняя пташка» уже покинула Россию, стало известно: весь бизнес LV Finance продан компании «Альфа-Эко», входящей в «Альфа-Групп». Вместе с другими активами «Альфа» получила и 25,1% акций «МегаФона».

Пикантность ситуации заключалась в том, что «Альфа-Групп» владела таким же пакетом акций в конкурирующей компании «ВымпелКом» и считалась стратегическим инвестором ее сети «Би Лайн». Более того, чуть позже выяснилось, что на проданный пакет «МегаФона» имелся другой претендент. Представители бермудского офшора IPOC International Growth Fund Ltd, владеющего 6,5% «МегаФона», сообщили, будто бы (сейчас в этой истории пытаются разобраться суды разных стран) задолго до 2003 года Леонид Рожецкин подписал с ними опционный договор на переуступку акций. И даже получил за это какие-то деньги.

Владельцем IPOC называет себя корпоративный юрист петербургского холдинга «Телекоминвест» Джеффри Гальмонд. Разумеется, никто не поверил в то, что неприметный специалист по праву — реальный собственник. Как не верится и в то, что Леонид Рожецкин, профессиональный юрист и дилмейкер (от англ. dealmaker — специалист по корпоративным слияниям и поглощениям), принимавший участие в создании «МегаФона», привел эту компанию к успеху без помощи влиятельных структур.

Рожецкин отказался давать нам комментарии. Никто из опрошенных Forbes участников рынка не согласился говорить об истории с «МегаФоном» открыто. С другой стороны, никто и не спорил с предположением, высказанным одним из наших собеседников: «Рожецкин был таким же доверенным лицом для главы Минсвязи Леонида Реймана, как Игорь Макаров из «Итеры» для прежних руководителей «Газпрома». Он держал 25,1% акций «МегаФона» для Реймана и в интересах Реймана. Через три года после создания «МегаФона» Леонид должен был отдать эти акции Рейману и получить «за охрану» какие-то деньги. Но когда подошел срок, Рожецкин послал Реймана: «У тебя нет никаких прав на этот пакет. О тебе ничего в документах «МегаФона» не сказано».

Нужно обладать стальными нервами, чтобы пойти на открытый конфликт со всемогущим министром связи и в целом — с группой предпринимателей, которую называют «питерскими связистами». «МегаФон» был центральным активом этой группы, и, если бы не фортель Рожецкина, «питерские» могли бы завладеть бы контрольным пакетом сотовой компании. Впрочем, стимул у Рожецкина был, и весьма основательный — как говорят, за пакет «МегаФона» он получил около $300 млн. Советник министра связи Елена Конькова так отреагировала на просьбу прояснить историю с «МегаФоном»: «Глава Минсвязи к этой ситуации не имеет никакого отношения. Слухи мы не комментируем».

Но такого рода слухи хорошо иллюстрируют стиль работы Рожецкина — умного, энергичного, безжалостного дилмейкера. Люди, хорошо знающие его, говорят, что бывший глава LV Finance воплощает в себе типичные черты российского миллионера нового поколения — человека, который не приватизировал нефтяные компании, не строил промышленные холдинги и не торговал политическим влиянием. Такие люди торгуют только знаниями, опытом и деловыми качествами, зарабатывая на этом миллионы. Посмотрим, что «на прилавке» у Леонида Рожецкина.

 

Хорошее образование и опыт

В 1979 году родители увезли 13-летнего Леню Рожецкина из Ленинграда в США. Здесь новый американец окончил с отличием школу инженерных и прикладных наук Колумбийского университета, затем Гарвардскую школу права (также с отличием), затем изучал английскую литературу в Оксфорде и французскую — в Сорбонне.

Перспективного молодого специалиста заметили. Рожецкин отработал пару лет в нью-йоркском офисе уважаемой юридической компании Sullivan & Cromwell, а в 1992 году перешел к коллегам из White & Case в московский офис. Юрист-отличник тут же попал на передовую российской экономики, ведь White & Case была консультантом правительства страны по разработке закона о ваучерной приватизации.

Рожецкин наслаждался новой работой на родине и ощущал собственную значимость. «Людей, которые вдумчиво оценивают, как устроена финансовая система США и как была проведена приватизация в Чили, — говорил он тогда в одном из интервью, — в нью-йоркских небоскребах как собак нерезаных. Количество людей, которые изначально понимали новый курс России, исчислялось, может быть, десятками или сотнями. Количество людей, которые понимают оба процесса и могут их связать, можно пересчитать по пальцам». В White & Case о бывшем сотруднике до сих пор отзываются тепло: «Это был целеустремленный профессионал с хорошими менеджерскими способностями».

Что особенно важно для профессионального дилмейкера — на новом месте Рожецкин быстро обзавелся полезными связями. Например, познакомился с Борисом Йорданом, тогдашним соруководителем московского отделения банка Credit Swiss First Boston. «Мне сразу понравился Леонид, — вспоминает Йордан в интервью Forbes. — Первое мое впечатление о нем было, что это человек, который имеет большое будущее в России».

Когда в январе 1995 года Йордан ушел из CSFB, стать одним из соучредителей создаваемого им инвестиционного банка он предложил именно Рожецкину.

 

Изворотливость

С момента основания «Ренессанс Капитала» Рожецкин работал «приглашенной звездой» на крупнейших сделках постсоветской России. Он пользовался популярностью благодаря известной гибкости ума. Сделки, которые проводил Рожецкин, были остроумно проработаны и приносили клиентам немалую выгоду.

Именно Леонид Рожецкин был официальным представителем консорциума Mustcom, который в июле 1997 года приобрел на аукционе блокирующий пакет акций телекоммуникационного монстра «Связьинвест». Напомним, что конкурентом союза Владимира Потанина и Джорджа Сороса была пара Борис Березовский — Владимир Гусинский. Гусинский тогда жаловался Альфреду Коху, что Потанин обвел его вокруг пальца при помощи нехитрого приема. Перед аукционом конкуренты провели кулуарные переговоры, на которых Потанин якобы согласился проиграть конкурс и даже сообщил объем заявки, которую подаст на «Связьинвест», — $1,5 млрд. Конкуренты вложили в конверт чек на $1,7 млрд, но в конверте Mustcom лежало предложение на $1,875 млрд — и Потанин с Соросом победили.

Неизвестно, кто конкретно придумал эту схему. Но, подчеркнем, на договоре о покупке пакета акций «Связьинвеста» стоит подпись именно Леонида Рожецкина.

Он еще не раз приходил на помощь Владимиру Потанину. В 2002 году, например, ГМК «Норильский никель» приобрел контрольный пакет единственного в США производителя палладия — компании Stillwater Mining. «То, как «Норникель» расплатился за акции Stillwater, — беспрецедентный случай», — говорит в интервью Forbes директор инвестиционно-банковского департамента Brunswick UBS Евгений Молдавский, который консультировал покупателя в ходе сделки. По словам Молдавского, Леонид Рожецкин, уже в качестве зампреда правления горно-металлургического комбината, уговорил владельцев Stillwater Mining получить большую часть оплаты не деньгами, а палладием. Получилось, что «Норникель» и готовую продукцию продал, и новую собственность получил.

 

Бойцовские качества

Люди, знакомые с Рожецкиным, признаются: ему присущ жесткий метод ведения бизнеса. «Он был собакой бойцовой породы для Йордана», — рассказывает в интервью Forbes западный инвестиционный банкир, проработавший в России не один год.

Вот, например, история, приключившаяся с главой инвестиционного фонда Hermitage Capital Биллом Браудером. В 1997 году под управлением фонда находилось 4% акций нефтяной компании СИДАНКО, которую контролировала группа Потанина — Йордана. В конце года основные владельцы нефтяного бизнеса решили провести дополнительную эмиссию акций СИДАНКО, увеличив втрое уставный капитал, — это уменьшило бы долю Hermitage Capital до микроскопических размеров.

Узнав о коварных планах, Браудер поспешил на Саввинскую набережную, где в то время находился офис группы «МФК-Ренессанс». Ему надо было обсудить назревающую проблему с управляющим директором группы Леонидом Рожецкиным, который занимался организацией допэмиссии акций СИДАНКО.

— Рожецкин заставил меня прождать полтора часа и только после этого вышел из своего кабинета, — рассказывает Браудер. — Его волосы были зализаны назад.

— Чем могу помочь? — спросил Рожецкин.

— Ты не можешь выкинуть нас из СИДАНКО, это неправильно, это противозаконно, — начал Браудер.

— Никаких проблем с законом у меня нет.

— Ты «кидаешь» не только меня, но и финансовых знаменитостей, которые инвестировали деньги в мой фонд. Ты не можешь этого сделать.

— Не только могу, но и сделаю. Ты не сможешь нам помешать.

В конце концов Браудер вышел победителем из этой истории: ФКЦБ запретила допэмиссию акций СИДАНКО. Более того, Браудер и Рожецкин теперь дружат. Но глава Hermitage Capital помнит о деловых качествах приятеля. «Рожецкин — самая хищная акула в наших водах, — говорит Браудер. — Он напоминает мне героя Майкла Дугласа в фильме «Уолл-Стрит». Помните, Дуглас говорит: «Да пошел ты! Если хочешь друга — купи себе собаку». Именно так с самого начала своей карьеры работал Рожецкин».

 

Один за всех

Рожецкин, как и подобает настоящему дилмейкеру, действительно готов отказаться от друзей и партнеров, если есть возможность заработать. Будьте осторожны с такими людьми: если документ составлен с ошибками, или сделка держится на устных договоренностях, или, наконец, в законе есть «дырка», позволяющая без особенного криминала оставить вас в дураках, — они обязательно используют такой шанс. Дружба или так называемые «понятия» значения не имеют.

Так было, судя по всему, в нашумевшей сделке по «МегаФону». Так было и в личном бизнесе Рожецкина. В середине 1998 года он ушел из «Ренессанса» и на паях с бывшим вице-президентом этого банка Владимиром Смольяниновым создал компанию LV Finance («Л» и «В» — первые буквы имен основателей компании). Но в июле 2002 года Смольянинов покинул компанию. «Просто мы устали друг от друга, вот и все», — объяснял он тогда журналистам причины своего ухода.

Детали «развода» бывших партнеров не разглашались, однако на рынок просочились сведения, что за свою долю в компании Смольянинов не получил ничего или получил минимум. Судя по всему, плату за «МегаФон» бывший совладелец LV Finance должен был получить в момент продажи акций сотового оператора. «Между нами было соглашение о моем выходе из LV и об открытых обязательствах с обеих сторон. По соглашению Рожецкин должен был выплатить определенную сумму по достижении определенных задач, — напускает туману Смольянинов. И добавляет: — Но выплатил не в полной мере».

 

Работоспособность

И, наконец, Рожецкин умеет много и быстро работать. В 1996 году он попросил российское издание журнала Cosmopolitan найти ему жену. «Почему он до сих пор не женился?» — спрашивало издание, назвавшее Рожецкина «самым завидным женихом страны». И отвечало: «Из-за хронической нехватки времени — Леонид работает по восемьдесят часов в неделю».

Работоспособность Рожецкина видна на примере сделки по приобретению 20% акций одной из крупнейших в мире золотодобывающих компаний, южноафриканской Gold Fields Ltd, которую юрист провел для «Норильского никеля» в марте этого года. Рожецкину удалось в очень сжатые сроки договориться обо всех деталях сделки — может быть, неожиданно для него самого. Чтобы не упустить добычу, нужно было как можно скорее подготовить юридическое оформление покупки. «Клиент обратился к нам в четверг и попросил консультаций по всем юридическим аспектам сделки с точки зрения законодательства США, Великобритании, России и Южной Африки, с тем чтобы покупка могла быть оформлена на фондовой бирже Йоханнесбурга в понедельник утром», — говорит Кевин Кио, партнер нью-йоркского офиса White & Case. Четыре дня группы юристов в четырех странах мира под руководством Рожецкина работали сутки напролет. И все успели сделать в срок. Меж тем речь идет о самом крупном в постсоветской истории России частном вложении за границей — «Норникель» заплатил за Gold Fields Ltd $1,16 млрд.

Все эти качества позволяют Рожецкину оставаться одним из самых востребованных дилмейкеров в России. «Сегодня в России большинство людей только говорят о слияниях и поглощениях. Людей, которые делают реальные сделки, можно пересчитать по пальцам одной руки. Рожецкин входит в число этих немногих, у кого за плечами — портфолио удачных сделок. У него нет конкурентов», — говорит в интервью Forbes председатель правления группы «Ренессанс Капитал» Стивен Дженнингс.

«Рожецкин — гениальный юрист. Это залог его успеха», — подтверждает Владимир Смольянинов. Бывшие партнеры по LV Finance не разговаривают уже полгода, но достоинств своего «заклятого друга» Смольянинов не умаляет.

«Он планирует лет этак через семь уйти «на пенсию» и поселиться вместе с семьей где-нибудь на юге Франции», — писал о Рожецкине Cosmopolitan в 1996 году. Семь лет прошло, но удачливый юрист и не собирается уходить на пенсию. Что, впрочем, неудивительно — время таких как он только наступило.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться