Русских ждет большая работа

Как разбудить Россию, готовую проспать весь ХХI век

Русский народ переживает трагедию. в унынии и апатии, сонный и бездеятельный, словно его укусила муха цеце. Русские женщины не рожают. Дееспособные мужчины, которые могли бы пахать землю, стоять у мартена или служить на границе, пьют пиво. Состоят не из мускулов, а из водянистых хмельных пузырьков. Активны лишь те, что сидят перед игральными автоматами в галлюциногенной надежде выиграть. Или бандиты-пассионарии, грабящие бизнесменов (а потом с продырявленными черепами лежащие в моргах).

Что случилось с русскими?

Русский народ тысячелетие был нагружен гигантской работой по созданию невиданного государства Евразии. Собирал пространства, соединял народы, сочетал религии и культуры, навещал своими полками то Париж, то Порт-Артур. В этой непрестанной имперской работе складывались русские психология, этика, тип власти, вид литературы и философии. В этой работе появлялись особые «имперские» производства — строительство флота, возведение порубежных городов, исследование пространств, а также политические и инженерные технологии, результатом которых стала гигантская экономика освоения. Северный морской путь с атомными ледоколами. Нефтяные поля Сибири с трубопроводами в тысячи километров. Военно-промышленный комплекс с наукой и производством, занимавшими авангардное положение в мире. Суперпроекты, будь то освоение целины или строительство БАМа.

Cегодня отпала имперская задача — и рухнул ВПК, заржавели рельсы БАМа, остановились реакторы ледоколов. Целые регионы России, где еще недавно кипела жизнь, теперь похожи на кладбища разбитой техники, на мусорные свалки истории.

Сегодня русские — безработный народ. У него отобрали империю и работу по ее обустройству. Как космонавт в невесомости, лишенный земной гравитации, теряет кальций костей, размывает становой хребет, так русские, находясь в исторической невесомости, теряют свой могучий остов, превращаются в студенистое зыбкое тело.

Однако глубоко, в спинном мозге, в генетической памяти русских, присутствует неистребимый образ Империи — великой сверхзадачи, которая на протяжении тысячелетия была поровну распределена между Владимиром Святым, Александром Невским, Петром I и Сталиным. А также между автором «Слова о полку Игореве», Пушкиным, Толстым и Шолоховым. Гигантские плотины на сибирских реках, атомный проект, создание супергородов в Каракумах и на Мангышлаке — русским это невозможно забыть, как египтянам не забыть строительства пирамид, грекам — Акрополя, немцам — Кёльнского собора.

В сегодняшней России еще слышно эхо великого экономического и духовного прошлого. Только мировая забота способна заставить русский народ задуматься.

Современная российская политика «беременна» сверхзадачей. Ее рано или поздно сформулируют. Ее уже формулируют на секретных совещаниях, в закрытых интеллектуальных и политических центрах. На неафишируемых экономических симпозиумах. Подыскиваются слова, оттачивается лексическая формула этой сверхзадачи. Эта задача должна быть такова, чтобы снова загрузить народ в полном объеме. Поставить безработным, мающимся дурью поколениям почти недостижимую цель, достижение которой и породит долгожданное «русское чудо».

Не станем гадать, как прозвучит эта задача.

«Национальная идея России» — это победа в невероятных, почти безнадежных условиях. Победа, в результате которой каждый раз воспроизводились великая культура и великая экономика. Национальным лидером будет считаться тот, кто сформулирует эту задачу на языке XXI века. Недаром столь большое внимание Путин уделяет русскому языку. Значит, что-то хочет сказать?

Новости партнеров