Высокий передел | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.2
ММВБ2143.99
BRENT63.25
RTS1148.27
GOLD1256.54

Высокий передел

читайте также
+59 просмотров за суткиБитва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры +16 просмотров за суткиВасилий Анисимов продает яхту Saint Nicolas +4 просмотров за суткиМиноритарий крупнейшего производителя литых дисков обвинил «Русал» в давлении на акционеров при продаже завода +70 просмотров за суткиВ дорогу с миллиардером: гид по Японии от Олега Дерипаски +31 просмотров за суткиО чем мечтают миллиардеры: ответы — в новом номере Forbes Life +48 просмотров за суткиЖурнал об успехе и для успешных людей. 15 миллиардеров поздравили Forbes со 100-летием +2 просмотров за суткиСети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса +2 просмотров за суткиАлюминиевый профиль. Олег Дерипаска разбогател на $700 млн после IPO En+ +14 просмотров за сутки«Риск в бизнесе и успех от этого риска — это огромный драйв», — Михаил Фридман поздравляет Forbes +6 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +1 просмотров за суткиПолина Дерипаска войдет в список самых богатых женщин по версии Forbes +11 просмотров за суткиГде и чему московские миллиардеры учат своих детей +13 просмотров за сутки«Партнерство — это больше, чем дружба». Михаил Фридман о бизнесе +631 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +12 просмотров за суткиВся недвижимость мира за $200 трлн: в каких странах есть дома у богатейших людей России +4 просмотров за суткиПопасть в лунку: зачем миллиардеры инвестируют в гольф +23 просмотров за суткиПрохоров потерял, Вексельберг выиграл: что изменится после продажи «Онэксимом» 7% Rusal Бывшая супруга миллиардера Василия Анисимова продает особняк за $18 млн +4 просмотров за суткиБенефициары на чемоданах: как антикоррупционые меры заставляют мигрировать владельцев офшоров Косвенные санкции: экс-глава BP вынужден покинуть совет L1 Energy Фридмана Миллиардеры в роли государства: справится ли частный бизнес с проблемами моногородов

Высокий передел

Бывшему владельцу алюминиевых заводов надоела почетная пенсия. Он снова в деле

В Москве, у Белорусского вокзала, стоит двухэтажный кирпичный дом. В доме — светлый кабинет, увешанный фотографиями. В кабинете сидит улыбчивый мужчина в майке и джинсах. В бурные 90-е этот мужчина был одним из крупнейших совладельцев российского алюминиевого комплекса. Но его судьба нетипична для этого бизнеса. Он не погиб от рук наемного убийцы, как Феликс Львов из AIOC и еще десятки других предпринимателей; не заработал себе демоническую репутацию, как братья Лев и Михаил Черные; он не прячется за границей, как Михаил Живило; он не отсидел в тюрьме, как Анатолий Быков. Но он и не остался в деле, как Олег Дерипаска, а покинул цветную металлургию, унеся с собой неплохие деньги — по разным оценкам, от $350 млн до $500 млн. В книге Эдуарда Лимонова «Охота на Быкова» этот человек назван «талантливым русским прохиндеем». По паспорту он — Василий Васильевич Анисимов, уроженец Алма-Аты, 1951 года рождения. Почему Анисимов ушел из алюминиевого бизнеса?

Хозяйственник

«Всю жизнь, начиная с детства, меня сопровождают деньги», — скромности Анисимову не занимать. Фотограф алма-атинского быткомбината в 1970 году, к 1986 году он стал директором Росхозторга. «Кабинет, «Волга», все льготы, все дефициты», — с удовольствием вспоминает это время сам Анисимов. Но в 1989 году торговец холодильниками и люстрами покидает госслужбу.

Созданная им фирма «Траст» строила в СССР кирпичные заводы. Основными клиентами «Траста» были градообразующие сырьевые гиганты. Так произошло знакомство бизнесмена с цветными металлами. «Траст» (впоследствии — «Трастконсалт») получил статус спецэкспортера, чтобы менять на Западе товары своих клиентов на оборудование для кирпичных заводов. Разумеется, просто так, за красивые глаза, такой статус не давали, но Анисимов отрицает, что использовал какие-то особые связи с чиновниками: «Все решалось на уровне водки. Шли с нужным человеком в какой-нибудь ресторан, выпивали и договаривались, как быстрее пройти бюрократические процессы…»

Собственно, уже тогда предприниматель подумывал о пенсии: «Цель в жизни у меня была очень простая, даже банальная. Я думал — заработаю денег и уеду на Запад жить». И все шло к такой развязке: по словам Анисимова, «Траст» получал $1 млн с каждого проекта, а за три года работы построил 24 кирпичных завода. «Но тут началась приватизация. Устоять перед соблазном стать хозяином предприятий, с которыми уже работал, я не смог…»

К середине 90-х «Трастконсалт» стал владельцем Богословского и Кандалакшского алюминиевых заводов, Каменск-Уральского металлургического завода, компании «Севуралбокситруда». В 1997 году в руки Анисимова попадает и блокирующий пакет акций Красноярского алюминиевого завода, за контроль над которым боролись  весьма‑ «тревожные» люди — Анатолий Быков с группой товарищей и Лев Черной. «Купив акции, я вылетел в Красноярск. Меня встречает Быков. Я сказал ему: либо я отдаю вам акции и получаю деньги, либо работаем на заводе мирно, тремя командами. Мы — бизнес-организация, нам войны не нужны».

Давний партнер Льва Черного, председатель правления инвестиционной компании «Аллтек» Дмитрий Босов, подтверждает, что все так и было: «Есть люди, которые ищут конфликты, а есть люди, которые, наоборот, стараются их избегать. Анисимов как раз из второй породы. Именно Василий Васильевич тогда всех в Красноярске посадил за стол переговоров. У него ушло на это два месяца, после чего все три группы акционеров работали на предприятии в течение двух с половиной лет».

Металлург

Идиллия закончилась в 1999 году. Анатолий Быков тогда увлекся политикой: сначала способствовал избранию Александра Лебедя на пост губернатора Красноярского края, затем добивался его отставки. Для Быкова эта история завершилась тюремным заключением, Анисимов же вовремя дистанцировался от скандала. «Анисимов — это человек, который со всеми в хороших отношениях», — говорит Босов. В этом и была бизнес-технология главы «Трастконсалта» — ни с кем не ссориться, а при возникновении неразрешимых проблем уходить. «Меня и Льва Черного вызвал к себе Лебедь, — вспоминает Анисимов. — Говорит: переходите на мою сторону и у вас не будет проблем. Но Лев Семенович — мужик. Он сказал губернатору: мы договорились, что работаем втроем. И мы не можем разорвать это соглашение. Получилось, что мы как бы стали потенциально «не друзьями» губернатора. Надо было из Красноярска уходить».

Кому продать акции КрАЗа? «Мы понимали, что с Олегом Дерипаской не договоримся. Потому что отношения между Львом Семеновичем и Олегом Владимировичем были несимпатичные в тот период. Я вел переговоры с «Альфой», но Михаил Фридман мне честно сказал: « Зачем нам лезть в этот компот?»

В итоге «залезли в компот» акционеры «Сибнефти» во главе с Романом Абрамовичем. Сам Анисимов сосредоточился на развитии уральского алюминиевого комплекса. Весной 2000 года было объявлено, что металлургические активы «Трастконсалта» будут слиты в одну компанию с Иркутским и Уральским алюминиевыми заводами, которые контролировала «Ренова» Виктора Вексельберга. Анисимов получал около половины акций и пост председателя совета директоров «Сибирско-Уральской алюминиевой компании».

Сегодня СУАЛ — огромный холдинг, производящий более 2 млн тонн гли-
нозема и 900‑000 тонн первичного алюминия в год. Но Анисимов не имеет отношения к этой компании. Уже через полгода после создания СУАЛа он заявил, что продает свои акции Вексельбергу. Со стороны это выглядело очень странно — зачем отказываться от участия в столь доходном бизнесе?

Источник Forbes в СУАЛе говорит, что никакой загадки тут нет: «Василий просто устал. Когда у тебя уже полно денег, можно устать, тем более от такого сложного бизнеса, как алюминиевый». Сам Анисимов говорит — да, устал: «География предприятий СУАЛа — это Мурманск, Иркутск, Краснотурьинск, Североуральск. Полпланеты, громадная территория, мне нужно было мотаться между этими заводами. Я понял — что-то в жизни я теряю, я просто заложник своей работы». Говорит, осознал, что денег ему и так хватает: «Самое главное не то, сколько у тебя денег есть, а как ты умеешь на эти деньги жить…» Говорит, что понял: приходит новая эпоха в бизнесе. «Мы работали по советской инерции, с красными директорами, да и сами от этой краски не до конца отмылись. Но к тому времени стало понятно, что без интеграции в мировую экономику нашим заводам не выжить. Нужно было уступить место новому поколению бизнесменов, которые понимают, что такое капитализация, что такое биржа, как выходить на IPO. А уступать я умею».

Есть и еще одно обстоятельство. Весной 2000 года в Екатеринбурге была убита взрослая дочь Анисимова от первого брака. Следствие установило — банальный разбой, с металлургией преступление никак не связано. Может, это как-то повлияло на отношение Анисимова к жизни?

Бывший алюминщик мрачнеет и соглашается: «То, что произошло на Урале, скорректировало мою жизнь. Я как бы поставил точку».

Строитель

На три года Василий Анисимов пропал из поля зрения прессы. Чем занимался? Проводил время с семьей в Нью-Йорке. Ездил на гору Афон, много общался со священниками. Обратился к религии: «Я никогда в жизни не думал, что на колени встану. А теперь утро и вечер встречаю молитвой». Партнеры добавляют, что его нынешняя компания Coalco финансировала реставрацию или строительство более 30 православных церквей. В том числе Храма-Памятника на Крови во Имя Всех Святых на месте Ипатьевского дома в Екатеринбурге, где была расстреляна семья последнего русского императора.

«Берем словарь Даля и смотрим слово «жлоб». Оно применимо к очень многим богатым людям,  но не к Анисимову», — рассуждает актер Алексей Гуськов. Еще бы, ведь президент Coalco дал денег на съемки фильмов «Мусорщик» и «Раскаленная суббота», сопродюсером которых был Гуськов. «Ко мне многие приходят со сценариями, в том числе всяких сериалов формата «Бригады», — поясняет Анисимов, — но я финансирую только фильмы, которые не связаны с криминалом, которые будят что-то доброе в зрителях». Есть еще спортивная автокоманда Coalco Team Russia, участвующая в экстремальных гонках, и другие благотворительные проекты, о которых Анисимов предпочитает не говорить.

Так бы и закончить статью — дескать, молодой пенсионер на заработанные деньги развлекается и спасает душу. Но нет: Анисимов говорит, что у него возникла проблема, куда деть свободное время. «У меня нет хобби, я не могу сутками сидеть с удочкой или на охоте выслеживать зверя. Так получилось, что мое хобби — работа. Пока я достаточно активный человек, пока я могу трое суток не спать, надо двигаться вперед».

Словом, Василий Анисимов опять в деле — теперь строительном. Coalco уже сдала «под ключ» и заселила арендаторами бизнес-центр площадью 7000 кв.‑м на Лесной улице в Москве. В инвестиционном портфеле — еще восемь проектов жилой и коммерческой недвижимости в Москве, Нью-Джерси, Нью-Йорке и даже Загребе. В бизнес приходит уже второе поколение Анисимовых: «Моя дочь Аня — она живет в Америке — сама нашла человека, который продавал под застройку участок на Манхэттене, представила проект нашему американскому отделению. Посчитали, увидели достаточно высокую доходность — приняли». Меж тем автору проекта всего 19 лет, она только что завершила карьеру фотомодели.

Видимо, в амплуа строителя Анисимов намерен пробыть долго — только на строительство в партнерстве с американской девелоперской AIG/Lincoln гигантского складского комплекса в Домодедове должно уйти $900 млн и десять лет работы. А еще Coalco проектирует коттеджный поселок «Петровские сады» в Подмосковье, и Анисимов лично заинтересован в успехе этого проекта: «Там я впервые в жизни решил сам построить себе дом».

Где они теперь

Бывшие совладельцы КрАЗа, работавшие на предприятии одновременно с Анисимовым, покинули бизнес ради политики.

Анатолий Быков

Депутат Законодательного собрания Красноярского края.

Лев Черной

Президент общественной организации содействия реформам «Мобилизация и развитие».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться