Засилье малых форм | Forbes.ru
$58.38
69.13
ММВБ2146.53
BRENT63.08
RTS1158.44
GOLD1292.32

Засилье малых форм

читайте также
+6 просмотров за сутки Бутан в педагогических целях: почему в горном королевстве дети не раздражают родителей +210 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +2 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон. (Текст: Тим Ильясов) +495 просмотров за суткиНевредные привычки: как оставаться здоровым, не выходя из офиса +421 просмотров за суткиСтрана Басков: путешествие в самый удивительный регион Франции +1342 просмотров за суткиРоссияне предпочитают Aliexpress и Amazon отечественным интернет-магазинам +1523 просмотров за суткиАвтомобилисты-вредители: как государство борется с незаконным тюнингом +2005 просмотров за суткиКиносети Александра Мамута не покажут очередную новинку Universal — фильм «Снеговик» +2333 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +4324 просмотров за суткиВера в себя. Forbes составил новый рейтинг директоров-капиталистов +3363 просмотров за суткиОвдовевшие, богатые и щедрые: принципиальная девственница Оливия Сейдж и ее $60 млн +21015 просмотров за суткиМиллиардер Керимов выходит под залог €5 млн и остается во Франции +4561 просмотров за суткиГибель «сибирского экспресса»: что потеряет мир и мировая опера с уходом Дмитрия Хворостовского +2456 просмотров за сутки«Онэксим» Михаила Прохорова потребовал 1,4 млрд рублей от «Открытие Холдинга» +2062 просмотров за суткиУкраина обогнала Россию по ценовой доступности Интернета +45780 просмотров за суткиНе только Ницца: чем известен хозяин виллы, из-за которой задержали Сулеймана Керимова +17459 просмотров за суткиМиллиардер Росс Перо рассказал, как великие идеи приводят к богатству +15122 просмотров за суткиМИД потребовал объяснений по поводу задержания миллиардера Керимова +5681 просмотров за суткиОблигации вместо депозитов. Почему россияне переводят деньги из банков на фондовый рынок +244 просмотров за суткиОбъявлены финалисты международного конкурса «Предприниматель года» Как сделать карьеру в индустрии моды
#Индустрия 03.09.2004 00:00

Засилье малых форм

Мощь стальных концернов в США подорвали электроплавильные мини-заводы. Повторится ли история в России?

В России настоящий металлургический бум. Спрос на сталь растет быстрее, чем ВВП, — 12% за первый квартал 2004 года. Металлургические комбинаты взвинчивают цены. Отдельные виды проката уже стоят дороже, чем в Европе.

Катастрофа? Только не для предприимчивых бизнесменов, готовых поучаствовать в дележе сверхприбылей, самостоятельно наладив выпуск металла. Сталеплавильные мини-заводы в последние месяцы растут по всей России как грибы после дождя.

Из лома в сталь

Сразу несколько проектов затеял предприниматель из Екатеринбурга Николай Максимов. Его компания «Металлургический холдинг» — второй в России сборщик лома черных металлов после группы МАИР. По экспертным оценкам, Максимов контролирует около 4,5% от общих объемов заготовки этого сырья, что составляет более 1 млн т в год.

Лом компания собирает преимущественно на Урале, но также в Татарии, Чувашии и Самарской области. Холдингу Максимова, помимо прочего, принадлежит несколько небольших металлургических и машиностроительных заводов.

Вас также может заинтересовать

Сейчас Максимов меняет амплуа, собираясь перейти к выпуску готовой продукции — стали. Первым делом предприниматель занялся модернизацией уже имеющихся мощностей. Максимову принадлежат Нижнесергинский и Ревдинский метизно-металлургические заводы (расположены в Свердловской области, производят гайки, гвозди и т.п.). Они были основаны еще в XVIII веке Демидовыми и до недавнего времени выплавляли всего 450 т стали в год. Максимов затеял реконструкцию — в 2005-м должны вступить в строй два новых электросталеплавильных цеха, объем производства возрастет до 1,7–1,8 млн т стали.

Одновременно эмиссар Максимова, вице-президент «Металлургического холдинга» Владимир Бабыкин начал поиск подходящих площадок для строительства сталеплавильных заводов в Поволжье и в регионах по соседству с Московской областью. Компания уже оформляет землеотвод в Самарской области под Тольятти и в Нижегородской — в Дзержинске. В Дзержинске планируется построить плавильное производство, а затем и прокатный стан. Прогнозируемый объем выпуска продукции — около 1 млн т стали в год. В Тольятти также предполагается выпускать горячекатаный прокат. Планируемая мощность — 1,4 млн т в год.

Чем объясняется такой географический разброс? Владимир Пыль, завотделом промышленности администрации Тольятти, участвовавший в переговорах с Бабыкиным, говорит, что «Металлургический холдинг» привлекло в их город наличие потенциальных потребителей — в регионе растут объемы строительства и производства автомобильных комплектующих. Понравились также близость водных путей, развитая сеть автомагистралей и железных дорог. «Принцип-то понятен, — говорит Пыль, — сейчас они металлический хлам собирают. А переработал его — стоимость на порядок возрастает».

Сам Максимов отказался давать комментарии для этой статьи. «Мы не привыкли говорить о том, что еще только-только начинается», — объяснил Владимир Бабыкин позицию своего шефа. Но, как удалось выяснить, представители Максимова ведут также переговоры о строительстве нового электрометаллургического завода с властями Волгодонска. Есть планы строительства сталеплавильного завода в Калужской области. В случае их реализации холдинг Николая Максимова может стать весьма заметным игроком в российской металлургии.

Без кокса и руды

Классические металлургические комбинаты, с которыми собирается конкурировать Максимов, в общих чертах устроены так. Горнодобывающие предприятия поставляют на них руду, а также кокс — топливо, на котором работают домны. Из руды и кокса комбинат сначала выплавляет чугун, затем варит из него сталь, а дальше катает из стальной заготовки конечный продукт: лист, пруток, штрипс и т.п.

Те заводы, которые Николай Максимов хочет строить в Поволжье, выглядят совсем по-другому. Суть даже не столько в объемах их производства, на порядок меньших, чем у «Магнитки», сколько в упрощенной технологии. Мини-завод — это, условно говоря, сталеплавильная печь и прокатный стан. Или вообще один стан. В дуговую печь мини-завода, работающую на электричестве, загружают металлолом и выплавляют заготовки. А прокатный стан выпускает какой-то один, максимально ориентированный на местного потребителя вид продукции. Например, в регионе, где идет интенсивное строительство, это может быть арматура. Рядом с крупным автопроизводителем — листовая сталь. За счет специализации и экономии на транспортных расходах можно получить неплохую рентабельность. К тому же Максимов как сборщик металлолома имеет доступ к огромным объемам дешевого сырья.

Привлекательную нишу разглядел не один Николай Максимов. Свой проект есть у Вадима Варшавского, главы и совладельца «Русского угля», второй в России компании по объемам добычи энергетических углей. «Русский уголь» уже владеет двумя металлургическими заводами — в Комсомольске-на-Амуре и Новосибирске. Оба построены еще при советской власти и среди флагманов индустрии не числятся.

Новый электрометаллургический завод Варшавский строит в городе Шахты Ростовской области, на площадке бывшего предприятия «Трансмаш», куда уже подведена большая часть необходимой инфраструктуры. Оборудование закупается у итальянцев. В 2001 году они запустили завод в Триесте, но после ужесточения экологических норм его эксплуатация в Италии перестала быть рентабельной. «Мы разбираем завод почти полностью и, за исключением печи, увозим. Печь будем покупать новую. Получится очень современный завод, каких нет даже в Европе», — делится своими планами Варшавский в интервью Forbes. По его словам, в развитие проекта надо вложить в течение 2,5 лет около $90 млн. Завод будет выплавлять 900‑000‑т стали в год и производить из нее квадратную заготовку.

Есть уже и несколько реализованных проектов. В 2002 году было завершено строительство небольшого (150‑000 т стали в год) металлургического завода в Новороссийске. Завод, производящий 300‑000 т стали в год, запущен в Подмосковье. В Волгоградской области в 2003 году введен Фроловский электросталеплавильный завод с проектной мощностью 270‑000 т.

Угроза гигантам

Нечто похожее происходило 30 лет назад в США. Бурный рост автомобильной промышленности привел к тому, что дешевле оказалось перерабатывать в сталь лом старых автомобилей, чем тратиться на покупку рудного концентрата и кокса. Первой это поняла корпорация Nucor. В середине XX века она называлась Oldsmobile и занималась производством автомобилей, но после череды неурядиц сменила имя и занялась строительством металлургических мини-заводов. Начинание оказалось удачным.

Сегодня Nucor владеет восемью сталеплавильными заводами и выплавила в 2003 году 16 млн т стали, которую продала за $6,2 млрд. Эти показатели обеспечили Nucor лидирующие позиции в отрасли. Кстати, как и «Металлургический холдинг», Nucor активно занимается сбором лома — в США корпорация является одним из крупнейших заготовителей сырья.

Компаний, занимающихся тем же бизнесом, что и Nucor, в США немало. Ведь построить мини-завод здесь проще простого. Крупные производители металлургического оборудования вроде Voest Alpine или Danieli могут поставить завод с любыми составляющими металлургического цикла: можешь плавить лом и раскатывать слябы в лист, а можешь купить линию горячего цинкования и делать из чужого листа нержавейку. Монтируется завод за несколько месяцев.

Все линии высоко автоматизированы, затраты на персонал — одна из значительных статей расходов металлургического производства — относительно невелики. Например, мини-завод, выпускающий 450 000 т оцинкованного листа в год, могут обслуживать всего 70 человек. Проект окупается лет через 5–10. Неудивительно, что на мини-заводах в США сегодня выплавляют до 50% производимой в стране стали. Схожая ситуация — в Западной Европе. Там в электропечах выплавляют около 40% стали.

Впрочем, сегодня положение мини-заводов в США ухудшил (спасибо Китаю!) резкий рост мировых цен на лом. Вадим Махов, председатель совета директоров Severstal North America, говорит, что у Nucor сегодня себестоимость тонны горячекатаного листа около $400, в то время как у лучших интегрированных комбинатов — $280. Причина проста: руда и кокс подорожали в Америке не так сильно. Только политика слабого доллара и экономический рост в США помогают мини-заводам получать прибыль. А что в России?

Деньги, конкуренты, экологи

Бизнесмены, берущиеся за строительство мини-заводов, смотрят в будущее с оптимизмом. «Раньше это было невыгодно, — говорит Вадим Варшавский. — А сейчас вздорожала руда. Цена кокса стала иметь значение». К тому же градообразующие стальные гиганты вроде Новолипецкого комбината или «Северстали» обременены «социалкой» и необходимостью содержать большой штат. У новых мини-заводов этих проблем нет.

Зато есть другие. Во-первых, финансирование. Для бизнесменов масштаба Варшавского и Максимова $100 млн, необходимые для строительства одного мини-завода, — значительные средства. Поэтому планы строительства «Металлургическим холдингом» одновременно нескольких заводов у аналитика Brunswick UBS Warburg Александра Морозова, например, вызывают вопросы. Он полагает, что иностранные банки финансировать компанию Максимова вряд ли согласятся, поскольку она «практически неизвестна». А для российского банка нужен залог хотя бы вдвое больший, чем сумма кредита. Первая очередь мини-завода Максимова в Дзержинске стоит около $120 млн. Чтобы прокредитовать его строительство, пришлось бы заложить имущества на $240 млн, а столько не стоит весь бизнес «Металлургического холдинга».

Есть и более серьезное препятствие. По оценкам экспертов рынка, средняя себестоимость производства тонны стальной заготовки на крупнейших металлургических комбинатах России составляет $150–200. Вадим Махов из Severstal North America уверяет: стоимость выплавки тонны заготовки на мини-заводах на $70–80 выше, чем у комбинатов.

Это объясняется как выросшими ценами на металлолом — за первое полугодие 2004 года лом черных металлов в России подорожал на 30–35%, так и тем обстоятельством, что большинство крупных комбинатов располагает собственной рудной базой, а также имеет возможность снижать себестоимость за счет большого оборота. Все это может перевесить такое преимущество мини-заводов, как близость к потребителю: по словам Махова, перевоз тонны стали из Череповца, где работает «Северсталь», до Нижнего Новгорода, рядом с которым строит свой завод Максимов, стоит не более $15.

Следует также учесть, что крупным комбинатам не нужно заботиться об окупаемости капитальных затрат, сделанных еще в СССР. Так что успешно конкурировать с гигантами российские мини-заводы смогут лишь в условиях разогретого внутреннего рынка. Как только цены на металл пойдут вниз, мини-заводы первыми покажут убытки.

Наконец, таким инвесторам, как Максимов и Варшавский, пока не может помочь российское экологическое лобби — слишком уж оно слабо. Алексей Киселев, координатор одной из программ Greenpeace, соглашается: «Выплавка стали из металлолома в электродуговых печах чище, чем большое доменное производство». Но экологическим заключением, которое «Металлургический холдинг» представил на общественных слушаниях в Дзержинске, Киселев остался недоволен.

«Дзержинск — большая химическая помойка, — говорит активист. — Химоборудование, химические реакторы…». Киселев спрашивал у представителей холдинга, например, что будет, если среди лома попадется бочка с синильной кислотой: переплавка «убьет» кислоту или она уйдет в атмосферу? Ни на этот, ни на другие вопросы Киселев, по его словам, ответов не получил. Американская Nucor в свое время отнеслась к экологии более серьезно. И едва ли не главную роль в расцвете компании сыграло ужесточение в США экологических норм, заставившее сталелитейных гигантов изрядно раскошелиться, а кое-где и свернуть производство.

Опасное сырье

Сбор лома черных металлов — бизнес, который может принести сюрпризы. Ведь в тоннах железной рухляди, которая идет на переплавку, чего только нет.

  • Фугас

В августе 2003 года в плавильном цехе «Мотовилихинских заводов» произошел взрыв. Это случилось при загрузке в печь металлолома из Читинской области. Взорвался крупнокалиберный артиллерийский снаряд. Кучу лома обыскали и нашли еще 20 неразорвавшихся снарядов.

  • Радиация

28 октября 2003 года на Молдавском металлургическом заводе был зафиксирован выброс радиации. На завод прибыла комиссия МАГАТЭ. Выяснилось, что в плавильную печь вместе с металлоломом попал прибор, содержащий радиоактивный элемент.

  • Наличность

В октябре 2003 года рабочие Жлобинского металлургического завода (Белоруссия) при сортировке лома обнаружили металлический ящик. Когда он попал под пресс-нож, из ящика рекой хлынули доллары. Рабочие бросились лихорадочно собирать купюры. Позже выяснилось, что сейф прибыл в Жлобин из Твери.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться