03.09.2004 00:00

Легче воздуха

Геннадий Опарин превратил небо над Петербургом в‑рекламную площадку

Ранним вечером 30 августа 1905 года с московского ипподрома в небо поднялся воздушный шар-монгольфьер. Повиснув на трапеции вниз головой, пилот Жан Овербек пролетел над Тверской, Красной площадью и Замоскворечьем, разбрасывая по пути листовки сигаретной фабрики «Катык и Ко»: «Курите гильзы Катыка! Кто курить те гильзы будет, будет жизнь тому легка».

По прошествии почти ста лет рекламная технология, опробованная Овербеком, позволила жителю Петербурга Геннадию Опарину превратить свое хобби в небольшой, но весьма рентабельный бизнес.

Все началось в 1988 году, когда руководитель конструкторского бюро Академии гражданской авиации Геннадий Опарин вступил в переписку с главой британской компании Cameron Balloons Дональдом Камероном. Англичанин, чья фирма является крупнейшим в мире производителем аэростатов, хотел попасть на российский рынок. А Опарин хотел в небо. На том и сошлись.

В 1990 году Камерон и Опарин совершили первый в истории беспосадочный перелет из Великобритании в СССР на воздушном шаре, побив сразу полтора десятка мировых рекордов в аэронавтике. Проведя 45 часов в воздухе, ленинградский авиаконструктор понял, что на землю спускаться уже не хочет.

На паях с «Интуристом» Опарин пытался катать на аэростатах гостей Ленинграда, но неудачно. В начале 90-х поток туристов в город снизился. Плюс к тому изменчивая питерская погода раз за разом срывала уже запланированные экскурсии. Можно было заняться производством пилотируемых воздушных шаров на продажу. Но спрос на аэростаты в России не столь высок. Нынешние лидеры рынка, московские компании «Русбал» и «Авгуръ-Аэростатные системы», зарабатывают деньги в основном на производстве «земных» пневмоконструкций — надувных аттракционов, торговых сооружений и др.

Тут Опарину и вспомнился давний опыт Жана Овербека. «Даже в Москве и Санкт-Петербурге люди еще не привыкли к рекламе на воздушных шарах и дирижаблях, — объясняет аэронавт, — что же говорить о провинции, в которой сам по себе запуск шара — значимое событие».

Схема работы основанной Геннадием Опариным петербургской компании «Аэротур Баллунз» — мечта любого энтузиаста воздушных прогулок. Нужно всего лишь убедить крупную компанию, что ей не прожить без рекламы в поднебесье. На заводе Cameron Balloons клиенту изготовят аэростат с его фирменным логотипом. Стоит такой аппарат относительно недорого — от $14 000 за самые простые шары классической каплевидной формы до $200 000 за аэростаты специальной формы (будь то бутылка или мобильный телефон) или дирижабли. Летать на воздушных «рекламных щитах» будут пилоты «Аэротур Баллунз». По желанию хозяина воздушный шар может подняться в небо в любом месте и в любое время — если, конечно, позволяет погода.

В настоящий момент «Аэротур Баллунз» обслуживает 15 аэростатов питерских рекламодателей — «Балтики» и «МегаФона», «Киришинефтеоргсинтеза» и музея-заповедника «Царское Село», оператора связи «Петерстар» и производителя красок «Тэкс». Новые клиенты приходят к «Аэротур Баллунз», увидев в небе шар другого рекламодателя. «Так нас нашла «Балтика», — рассказывает Опарин.

Сколько «Аэротур Баллунз» зарабатывает прогулками на чужих шарах, Опарин не говорит. Но это несложно подсчитать. За час рекламного полета клиент платит аэронавтам до $400, и только 70% этой суммы идет на организацию полета, оставшееся «Аэротур Баллунз» оставляет себе. В год десять пилотов Опарина проводят в небе до 1000 часов — вот и считайте прибыль. Какие-то деньги приносит и функционирующая при «Аэротур Баллунз» школа аэронавтов. Курс из 200 часов теоретических занятий и 18 часов полетов с инструктором стоит $2000–3000, в год школа выпускает четыре-пять пилотов.

Как и всякий уважающий себя бизнесмен, Опарин любит говорить о перспективах своего дела. Только спортсмены и рекламодатели во всем мире используют около 13‑000 пилотируемых летательных аппаратов легче воздуха; с каждым годом такой технике находится все больше применения. К примеру, дирижабль, оснащенный техникой слежения, охранял прошедшую в этом году Олимпиаду в Афинах. Правительство Москвы закупило два дирижабля для слежения за ситуацией на дорогах столицы. Пентагон приступил к разработке транспортного дирижабля, который мог бы перевозить до 1800 бойцов с оружием и снаряжением на расстояние до 11‑000 км за трое-четверо суток.

Свой транспортный дирижабль многоцелевого использования строит и Геннадий Опарин. Проект, в который уже вложено около $100 000, выполнен пока наполовину. Судя по всему, пилот не очень расстроится, если этот дирижабль не принесет прибыли. «Хорошо, что мое дело позволяет зарабатывать на жизнь, но, если бы бизнес не пошел, я бы все равно летал — для удовольствия», — признается Опарин.

Небо в цифрах

  • $9999 — стоимость двухместного теплового аэростата VB — самого дешевого из продающихся в России.
  • 152 аэростатических воздушных судна всех типов эксплуатируются в России. Для сравнения: в США таких аппаратов 7057.
  • 46 991 вылет на аэростатах был официально произведен во всем мире в 2003 году.
  • 34 человека пострадали в‑инцидентах с аэростатами в 2003 году, погибших нет.

Источник: Международная авиационная федерация, Федерация воздухоплавания России

Новости партнеров