03.09.2004 00:00

Осторожно: второй эшелон

Не пытайтесь самостоятельно отыскать «жемчужины» на российском рынке акций. Можно здорово прогореть

«У нас уже четыре миллиона!» — хвастался знакомый предприниматель летом 1997 года, когда рынок рос как на дрожжах. Повод гордиться собой у него действительно был: весной 1996-го он убедил компаньонов инвестировать в акции около $200‑000, потом вложили еще и еще — в общей сложности $900‑000. По рекомендации брокера они покупали так называемые акции второго эшелона — низколиквидные бумаги региональных компаний: «Уралкалия», кондитерской фабрики «Волжанка», разных ГЭС и ГРЭС.

Эйфория скоро кончилась. В конце октября 1997-го в Азии разразился кризис, который тут же перекинулся на все мировые рынки. Цены на акции пошли вниз. Бумаги второго эшелона превратились в полный неликвид. После августовского кризиса 1998-го о них вообще пришлось забыть. Партнеры предпочли не возвращать маржинальный кредит, который они использовали для покупки бумаг (хотя сумма была небольшая), и заложенные акции остались у брокера.

Конец истории? В описанной ситуации — да. Но если бы компаньоны оставили «коллекцию» второго эшелона у себя? Получили бы они сказочный доход по истечении шести лет, отмеченных бурным ростом экономики и фондового рынка? Ответ неутешительный: в лучшем случае они вернулись бы на прежний уровень.

Акции второго эшелона — это лотерея. Они входят в моду, когда на фондовом рынке возникает дефицит надежных, ликвидных акций, так называемых голубых фишек. В этом смысле 1996–1997 годы — почти классика: в Россию впервые хлынули деньги инвесторов, «голубые фишки» поднялись в цене до невиданных высот (акции РАО «ЕЭС России» до сих пор стоят в два раза меньше тогдашних 48 центов), все бросились искать новые объекты вложения средств. Были вытащены на свет десятки акционерных обществ, чье руководство, возможно, и не слышало о фондовом рынке. Шли в ход даже кондовые газотранспортные предприятия: «Самараоблгаз» и «Ставропольоблгаз». «Все зависит от моды, — объясняет известный в прошлом трейдер Андрей Гальперин. — То вдруг бумага становится всем нужна, а потом — не нужна никому. Ни одного покупателя нет. Ни по какой цене».

Как в любой лотерее, на рынке акций второго эшелона были и выигрышные билеты. После августовского кризиса, к примеру, абсолютно неликвидными стали акции «Сибнефти». В сентябре 1997 года, на пике, компания торговалась по $1,6 за акцию. В декабре 1998-го, когда казалось, что рынок не восстановится уже никогда, прошла первая со времени кризиса сделка с бумагами «Сибнефти» — какой-то смельчак купил 200‑000 акций по 4 цента. Если бы он подождал пять лет и продал акции в марте 2004 года, вложенные $8000 превратились бы в $750‑000, а это 1750% годовых! Но, по мнению Гальперина, этого просто не могло быть: «Не думаю, что на свете есть люди с такими стальными нервами. Уверен, что тот, кто купил тогда бумагу за центы, при первой же возможности ее продал. И был безумно счастлив, что, рискнув, заработал 100%».

Меньше повезло тем, кто вложился в акции «Павловского автобуса» (ПАЗ) — в 1997-м их активно раскручивали. Они начали торговаться в РТС в марте 1997 года по $3,5 и в начале октября стоили уже $67. А всего через месяц на их котировки нельзя было взглянуть без слез — последняя сделка перед кризисом прошла по цене $12. Владельцы этих акций так и не дождались своего звездного часа. Зимой 2000 года появилась возможность продать их по $8,4. В то время началась скупка акций автобусного завода в интересах Олега Дерипаски, через несколько месяцев объявившего о покупке контрольного пакета. Сейчас «Павловский автобус» — практически неликвидная бумага, в середине марта кому-то удалось продать небольшой пакет по $29, а последняя сделка в РТС состоялась в конце июля по цене $17,2.

Сегодня можно смело сказать: выигравших от вложений в акции второго эшелона гораздо меньше, чем проигравших (несколько примеров — в таблице). А среди акций, торгующихся сейчас, искать жемчужины вроде «Сибнефти» бессмысленно.

Выгоду от инвестиций в бумаги второго эшелона все-таки можно получить, но лишь на растущем рынке. По данным инвестиционной компании Sovlink Securities, акции второго эшелона с начала года показали большую доходность, чем весь рынок. Sovlink рассчитывает специальный индекс Sovlink Russia Small-Cap, который учитывает котировки 45 наиболее прозрачных предприятий второго эшелона, чьи бумаги относительно ликвидны (см. график).

За последний год у инвесторов вновь проснулся интерес к «Уралкалию», ГЭС и ГРЭС. Акции «Уфимских моторов» за три года выросли более чем в десять раз — до $1.

Но если вы впервые заинтересовались рынком акций, ни в коем случае не повторяйте ошибок, допущенных игроками в 1997-м. Самый простой совет: бегите от акций второго эшелона как от огня. Если же вам не терпится рискнуть, выберите компании, которые хотя бы ведут осмысленную рыночную политику, направленную на повышение капитализации. Примерами могут служить ВСМПО (Верхнесалдинское металлургическое объединение, производитель титановой продукции; $75 за акцию) или косметический концерн «Калина» ($16,5). Возможно, через несколько лет эти‑акции «выстрелят». «А сегодня второй эшелон загнали в глубокую кому, — говорит начальник аналитического управления банка «Зенит» Сергей Суверов. — Те, кто купил акции на пике в апреле, сидят и ждут следующей волны, чтобы выйти».

Новости партнеров