Как предсказать будущее

Фондовый рынок возобновит рост, как только начнет увеличиваться денежная масса

В этом году фондовый рынок испытал самую мощную коррекцию со времен кризиса 1998-го. Однако в отличие от событий шестилетней давности нынешнее падение цен происходило на фоне исключительно сильных макроэкономических показателей и высоких темпов экономического роста. Можно ли было как-то предвидеть такое развитие событий?

Один из самых распространенных методов прогнозирования — использование так называемых опережающих индикаторов. В развитых странах инвесторы делают заключение о том, куда будет двигаться фондовый рынок, основываясь на таких показателях, как заключенные контракты на поставку потребительских товаров (например автомобилей), новые заказы на товары инвестиционного назначения, спрос на рабочую силу и т.д.

Но, опираясь на традиционные методы прогнозирования, грядущее падение российского рынка предсказать было невозможно: в начале года все показатели выглядели блестяще, да и сейчас ситуация не сильно ухудшилась. Тем не менее рынок упал. Очевидно, что этому способствовал ряд внеэкономических факторов. Их, понятное дело, «рассчитать» трудно. Зато имеет смысл обратить внимание на некоторые другие фундаментальные показатели, которые определяют будущую динамику российского рынка.

Одной из особенностей не только фондового рынка, но и российской экономики в целом является низкий уровень монетизации, который можно измерить как отношение денежной массы к ВВП. Если в качестве денежной массы взять рублевую денежную массу и депозиты в иностранной валюте, то на конец прошлого года уровень монетизации экономики составлял примерно 25%. По сравнению с 1998 — 1999 годами монетизация повысилась (раньше было 15%), но тем не менее она еще значительно ниже, чем в большинстве других стран.

Статистика показывает, что динамика развития фондового рынка в долгосрочном плане соответствует динамике роста денежной массы, то есть развитием российского фондового рынка движет приток ликвидности в экономику. Если рынок растет гораздо быстрее, чем реальная денежная масса, то существенно повышается риск коррекции.

Можно ввести такой простой индикатор: разность между капитализацией рынка (стоимостью всех акций) и денежной массой, деленная на денежную массу. Назовем его «индексом мыльного пузыря». Грубо говоря, он показывает, на сколько фондовой рынок больше, чем количество денег в экономике. Вероятность падения цен на фондовом рынке особенно велика, когда значение индекса превышает 30%. Если он больше 50%, то коррекция почти неизбежна. Это означает, что рынок ушел слишком далеко вперед по сравнению с уровнем ликвидности в экономике. А инвесторы стали более чувствительны к плохим новостям. Новый виток «дела ЮКОСа», банковский кризис — все это немедленно бьет по рынку.

Однако даже при наличии достаточно большого разрыва между капитализацией рынка и денежной массой коррекция вниз необязательна. Рынок может или стагнировать, или даже продолжать расти, если есть приток ликвидности в систему, если относительно высокими темпами растет денежная масса. Во второй половине 2002 года рынок «стоял» в ожидании притока ликвидности, а с начала 2003-го, когда деньги хлынули в экономику, «ралли» возобновилось.

Сейчас разрыв между капитализацией фондового рынка и денежной массой практически ликвидирован. Однако роста рынка не наблюдается, поскольку в середине лета увеличился отток капитала из страны, денежная масса перестала расти. Это значит, что доверие инвесторов к России оказалось подорвано. Когда стоит ожидать нового «ралли» на фондовом рынке? Следите за ежемесячными показателями денежной массы, публикуемыми Центробанком.

Новости партнеров