03.10.2004 00:00

Без рычагов

Нынешнее правительство использует не те инструменты

Нынешнее правительство все время создает видимость, что оно — экономическое правительство. Что оно, пользуясь макроэкономическими регуляторами, что-то меняет. На самом деле это не так. Макроэкономические регуляторы — кредитно-денежные, валютные, фискальные — далеко не главные инструменты и рычаги управления нашей экономикой. Она, к сожалению, развивается и управляется по другим законам.

Например, денежные власти пекутся о снижении инфляции. Но для нашей экономики совершенно все равно, какая инфляция — 8% или 10%. Вот если альтернатива — 30%, то это имеет значение. То же самое и с налогами. Когда подоходный налог снизили с 35% до 13%, это оказало колоссальное воздействие на экономику. А если какой-то налог составлял 49%, а сейчас будет 46% — решительно все равно. Спросите предпринимателя: что это для него меняет?

Подобный «тюнинг» не дает никакого эффекта в силу ряда причин. Главная из них — высокая доля теневой экономики. Если у компании треть оборота или хотя бы 25% оборота находятся в тени и не облагаются никаким налогом вообще, то влияние ставок на ее деятельность резко снижается. А теневой бизнес в России может составлять 30–35% ВВП.

Сырьевые компании вместе с обслуживающими их отраслями дают 3/4 ВВП, а зависимость экономики от ориентированных на экспорт предприятий также снижает возможности для регулирования. Экспортеры сырья мало зависят от внутренней конъюнктуры и финансовых рынков внутри страны; их инвестиции завязаны больше на конъюнктуру глобальную и определяются общим политическим климатом. Такие компании интегрированы в свои собственные экономики скорее административно, нежели через сеть хозяйственных связей.

С налогами и таможенными сборами отдельный вопрос. Из-за низкого качества работы самой таможни уровень регулятивных требований, которые через нее можно устанавливать, невысокий. Приходится устанавливать такие таможенные пошлины, которые могут быть заплачены. А если устанавливать их на таком уровне, на котором компании не хотят их платить, то таможня коррумпируется, механизм не работает. Фискальная политика также эффективна лишь в том случае, если она приближается к тому реальному уровню, который вообще сложился по факту. Сколько люди платят, столько и платят. Если устанавливается 13-процентный подоходный налог с плоской шкалой, это эффективно. Завтра установите 40%, и платить не будут даже 10%.

В итоге то, что действует в развитых экономиках, в России не работает. Когда глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен говорит, что процентная ставка увеличится на четверть процента, вся страна замирает. В России можно менять эти вещи гораздо более существенно. Но для абсолютного большинства экономических субъектов это не имеет никакого значения. Тем не менее члены правительства продолжают мыслить бухгалтерскими категориями и дергать за неработающие рычаги.

Можно привести более старый пример, показывающий, как недальновидные макроэкономические меры мешали реальным реформам. В середине 1990-х с инфляцией боролись путем невыплаты доходов бюджетникам и невыполнения бюджетных обязательств. Когда людям не платят зарплату по полгода, в стране складывается социальный климат, который полностью препятствует всяким разумным экономическим изменениям. На этом фоне проводить такую деликатную для России вещь, как земельная реформа, было просто невозможно. Из-за такой глупой формы борьбы с инфляцией мы просидели все 90-е годы и не сдвинули реформу ни на шаг. Если бы меня спросили, что важнее — дополнительные 3% инфляции или реальная частная собственность на землю, я не думал бы ни одной секунды. Я бы сказал, что инфляция появляется и уходит, но создать рынок земли — это вещь фундаментальная.

Вывод из этого следующий: для экономики нашего типа институциональные реформы и институциональное совершенствование имеют приоритетное значение. Пока не будет внесена ясность в вопросы собственности, пока не будут решены вопросы с ограничениями на монополизацию рынков и концентрацию собственности, пока не будут решены вопросы, связанные с доверием бизнеса к власти, макроэкономические регуляторы не будут давать нужных эффектов. Макроэкономическая политика рациональна и разумна в условиях России только до тех пор, пока она не мешает институциональным изменениям.

Новости партнеров