Сделано Смоленским

Мария Игнатова Forbes Contributor
Основатель «СБС-Агро» занялся копированием шедевров из серебра

Репутация Александра Смоленского не позволила ему широко развернуть банковский бизнес после кризиса 1998-го. Один за другим он продал все свои банки. Думаете, решил навсегда уехать из России? Вовсе нет. В середине сентября Смоленский открыл в центре Москвы собственный магазин по продаже изделий из серебра. «После того как я вышел из банковского бизнеса, у меня появилась возможность вторую половину жизни посвятить творчеству», — рассказал отметивший этим летом свое пятидесятилетие Смоленский в интервью Forbes. Выбор нового направления бизнеса он пояснил коротко: «Я очень люблю серебро».

Банковский бизнес сделал Александра Смоленского, основателя банка «Столичный» и группы «СБС-Агро», мультимиллионером, он же принес ему скандальную репутацию. После дефолта 1998 года западные кредиторы «СБС-Агро» не досчитались $1 млрд, а с 1,2 млн российских вкладчиков группа расплачивалась в течение четырех лет.

В 1998 году генпрокурор Юрий Скуратов даже выписал ордер на арест Смоленского, но банкиру удалось избежать тюрьмы. Он хорошо знал законы и умело отделял свои личные деньги от средств контролируемых им же банковских структур. Уже после падения «СБС-Агро» Смоленский создал банк «Первое О.В.К.», который затем продал Росбанку — по оценкам, за $200 млн. С последним своим банком — «Столичным кредитным товариществом» — Смоленский расстался в сентябре.

Его новое предприятие — магазин «Предметы роскоши. Серебро» занимает часть первого этажа бывшего Торгового дома Юргенсона, особняка XIX века, расположенного по соседству со знаменитыми «Сандунами» и отреставрированного в 1998 году банковской группой Смоленского. Попасть внутрь не так просто: на двери начертано строгое «По предварительной договоренности». Поначалу предприниматель хотел назвать свое новое предприятие под старину — «Смоленский, сын и товарищи», но затем передумал и выбрал более нейтральное имя. В собственность предприятия войдет не только магазин, но и небольшой — человек на сорок — завод в Подмосковье, который будет выпускать необходимую продукцию. Не исключено, что вскоре к нему может добавиться и бывший Никольско-Бахметьевский хрустальный завод в Пензенской области.

Речь идет не о производстве простых ложек и ваз. Основное направление нового бизнеса Смоленского — изготовление копий с произведений прикладного искусства. «Эти произведения, кроме художественной ценности, несут в себе и воспитательную. Но красивых вещей, сделанных великими художниками, на всех хватить не может. Мы будем делать ограниченное количество копий и ставить на них наше собственное клеймо», — поясняет владелец мебельного салона «Старина» Михаил Садкович, помогающий Смоленскому запустить проект. По словам Садковича, количество копий одного произведения искусства не будет превышать двенадцати. Цена договорная, но в любом случае копия будет в несколько раз дешевле оригинала. Если, к примеру, за два серебряных графина работы Фаберже их нынешний владелец заплатил на аукционе Bukowskis в Стокгольме $42‑000, владельцу копий они обойдутся менее чем за $10‑000.

Изготовление дорогого столового серебра может стать другой важной статьей дохода нового предприятия. «Вокруг Москвы сейчас много замков, — шутит Смоленский. — А в каждом замке принято что-то иметь [из серебра]. Набор столового серебра на‑24 персоны с присущей ему атрибутикой, вазами и подставками, может стоить от полумиллиона до миллиона долларов».

Торговля изделиями из драгоценных металлов для Смоленского не совсем в новинку. До конца прошлого года он владел около 40% московской сети магазинов «Центр Ювелир» (годовой оборот — $50 млн). В этот бизнес Смоленский попал в 1999 году, выкупив акции «Центр Ювелир» у‑нынешнего председателя совета директоров инвестиционной группы «Ренессанс Капитал» Олега Киселева. Через четыре года Смоленский вышел из бизнеса, продав долю своему партнеру, гендиректору ОАО «Центр Ювелир» Сергею Алхазову. По словам Смоленского, его‑участие в «Центр Ювелир» носило характер дружеской услуги: «Это чужой бизнес. Алхазов — самодостаточный человек». Сумма сделки не разглашается. Смоленский сказал лишь, что продал пакет Алхазову за ту‑же сумму, что уплатил Киселеву пять лет назад, плюс «средний банковский процент».

В собственности Смоленского осталось еще несколько объектов недвижимости, в том числе «Александр-Хаус» на Якиманке, где в 2000 году размещался предвыборный штаб кандидата в президенты Владимира Путина. Будущее своего бизнеса Смоленский также связывает с выборами. По‑его словам, он не готов вкладывать деньги в масштабные проекты до 2008 года, читай: до окончания второго срока президентского правления. «Если тогда демократия возобладает, можно будет идти дальше», — говорит бывший финансовый олигарх. Выводить свой бизнес из России ему не хочется: «На Западе мне неинтересно — там скучно, зарегулированно. Я лучше дома. Здесь, может, кто и укусит, но не очень больно».

Новости партнеров