Американский порог

Патриция Клоэрти считает, что в России можно зарабатывать 
как минимум 35% годовых

«Характер нашего бизнеса — финансовый, но очень многое в венчурном инвестировании зависит от людей», — рассказывает Патриция М. Клоэрти, председатель совета директоров и исполнительный директор управляющей компании Delta Private Equity Partners. По крайней мере, в бизнесе, который она ведет, слишком многое зависит от нее лично.
Свою карьеру Патриция, бывшая активистка Корпуса мира, начала в 1970 году. На пару с компаньоном Аланом Патрикоф она создала компанию Patricof & Co., занимавшуюся венчурными инвестициями. В 1978 году в США было изменено пенсионное законодательство, и венчурным фондам разрешили работать с пенсионными деньгами. У всей индустрии тогда дела пошли в гору. «Мы начинали с $2,6 млн, — рассказывает Патриция, — а к 2000 году у нас под управлением было уже порядка $8 млрд».
В 1995 году энергичную женщину, умевшую распоряжаться миллионами долларов, заметили в Белом доме. Билл Клинтон, создавая государственный фонд «США — Россия» для инвестиций в российскую экономику, включил Клоэрти в совет директоров, а вскоре она была назначена председателем совета. В 2003 году Патриция, переехав на работу в Москву, берет на себя оперативное управление фондом в должности исполнительного директора.
К тому времени фонд «США — Россия» успел вложить $300 млн в 44 российские компании. Проекты представляли самые разные отрасли — от гостиничного бизнеса до банков. Разной была и отдача. Одним из самых прибыльных стал, пожалуй, проект Дельтабанка, полностью созданного на деньги фонда. «При первоначальных инвестициях в $30 млн мы продали Дельтабанк [финансовому гиганту GE Capital] уже за $100 млн», — поясняет Кирилл Дмитриев, управляющий директор Delta Private Equity Partners (компания, которая управляет фондом «США — Россия»).
Но были и провалы: как минимум три проекта принесли фонду одни убытки. Речь идет о фармацевтическом дистрибьюторе Invacorp (у фонда было 23% его акций), который объявил себя банкротом в марте 2002 года; фармацевтической компании Vita Plus (38%) и сети фотолабораторий Genesse-Volkhov Connection (22%). В 2002-м фонд «США — Россия» списал $15,8 млн, инвестированных в эти компании.
Потрепал нервы управляющим фонда «США — Россия» и знаменитый Ломоносовский фарфоровый завод (ЛФЗ). В 1998 году фонд вместе с другими иностранными инвесторами выкупил у коллектива завода примерно 87% его акций. За свой пакет в 30% американцы заплатили $4,3 млн. Однако позже государство решило пересмотреть итоги приватизации ЛФЗ — все частные инвесторы лишались своей собственности. Иностранцы засыпали суды исками, скандальное решение было отменено. А в 2002-м фонд продал пакет акций ЛФЗ за $5,7 млн. В пересчете на год доходность проекта составила всего 8%.
Во второй половине 2003 года Клоэрти активно взялась за поиски покупателей и на другие проекты фонда — в результате были проданы Дельтабанк и акции еще четырех компаний. Но это далеко не конец — Патриции предстоит пристроить доли еще в 14 предприятиях. Часть из них, правда, будет переведена в новый фонд Delta Russia, созданием которого занимается сейчас неутомимая американка.
На этот раз речь идет о частном фонде прямых инвестиций. Как говорит Клоэрти, инвесторов для фонда Delta Russia она искала сама: «Это люди и компании из совершенно разных уголков мира — США, Европы и Японии».
Клоэрти сама ищет и компании, в которые мог бы вложиться фонд. Наиболее перспективными она считает фирмы, работающие в сфере телекоммуникаций и на потребительском рынке. «Среди наших проектов есть многообещающие», — говорит Клоэрти. Она приводит в пример российского оператора кабельных сетей NCN, компанию StoryFirst Communications, владеющую 75% канала СТС, а также всероссийскую сеть Independent Network Television Holdings, которой принадлежат телеканал ТВ3 (не самый, впрочем, популярный) и несколько региональных вещательных центров.
Но это проекты, доставшиеся по наследству от первого фонда. Что нового может предложить Клоэрти инвесторам? Названий компаний она не раскрывает, так как формирование фонда еще не завершилось. Клоэрти говорит лишь об основных принципах, которыми она руководствуется, отбирая объект для инвестиций. Первый — это перспективы роста компании: «Мы ориентируемся на проекты, вложения в которые окупятся за 3–5 лет». Второй — требования по капиталу. Вложения варьируются от $1 млн до $10 млн. И третий — люди. Профессиональные качества менеджмента Патриция ценит чуть ли не выше всего — с управленцами, не отвечающими ее требованиям, она расстается. В 2003-м фонд, например, сменил руководство банка «Дельтакредит» — в фонде посчитали, что развитие банка затормозилось, и вместо российских менеджеров назначили команду управленцев с большим опытом работы на зарубежных финансовых рынках.
Что делать, если найти подходящие кадры на новое место нельзя? «Я сама начинаю управлять компанией», — говорит Патриция Клоэрти. На заре своей карьеры Патриция около полугода была главным редактором американского издательства E.P.Dutton. Не самая лучшая стратегия, но прямые инвестиции — занятие рискованное, и иногда приходится идти на крайние меры.
Высокий риск может принести и хороший доход. Нижний предел возврата на инвестиции Патриция рассчитывает, ориентируясь на среднюю годовую доходность по 10-летним американским гособлигациям: «Например, если доходность по ним — 5%, то люди нашего бизнеса должны получить как минимум в пять раз больше. Для развивающихся рынков, таких как Россия, я бы еще добавила процентов 10. И это минимум». Пока проекты со столь высокой доходностью можно пересчитать по пальцам. Возможно, безоговорочная вера Клоэрти в успех предприятия позволит со временем расширить их список.

Новости партнеров