Своя игра | Forbes.ru
$58.64
69.41
ММВБ2131.94
BRENT62.91
RTS1141.50
GOLD1257.23

Своя игра

читайте также
+2155 просмотров за суткиПродажа акций «Детского мира» сорвалась из-за ареста активов «Системы» +769 просмотров за суткиОткрытка от художника — дорогой подарок на Новый год +4907 просмотров за суткиМиллиардер Усманов продает доли в СТС и «Муз-ТВ» +1042 просмотров за суткиСтруктура Абрамовича и Абрамова купила 24,5% акций «Трансконтейнера» +571 просмотров за суткиДмитрий Ульянов: «Для нас комфорт и безопасность пациента — безусловный приоритет» +2080 просмотров за суткиОт Boeing 747 до роскошных вилл: как китайцы продают все на онлайн-аукционах +1793 просмотров за суткиРаздвоение наличности. Forbes выяснил, что число открытых ИИС завышено +10032 просмотров за суткиПобеда в Сирии. Чем закончилась военная операция для России +914 просмотров за суткиКризис доверия. Технологическая революция меняет само это понятие +1324 просмотров за суткиНа стриме: как устроена экономика киберспорта +3351 просмотров за суткиСтавка на повышение.Что будет с долларом после решения ФРС +1081 просмотров за суткиКонструктор для взрослых. Как собрать магазин или фестивальную площадку +379 просмотров за суткиНе упустить ни капли: как собрать стоящую коллекцию вин +6 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +135 просмотров за суткиПринуждение к патриотизму. Рейтинг банков и управляющих компаний для миллионеров +76 просмотров за суткиИнвестиции для каждого, или куда деть миллион Потрясения забыты: частные клиенты вновь отдают деньги в доверительное управление Российские ПИФы взялись за иностранные акции Как сохранить накопленные средства Женский портфель Как управляющие компании наживаются на доверии клиентов

Своя игра

Создать собственную управляющую компанию не так сложно. Вопрос — что с ней делать?

Чтобы заработать деньги на фондовом рынке, необязательно самому играть с ценными бумагами — можно помогать делать это другим. Например, создать компанию, которая управляла бы паевым фондом, — принимала деньги от пайщиков, вкладывала их в акции, облигации, недвижимость и жила на комиссию. Чем не бизнес?

Компаний, получивших лицензию на управление активами паевых фондов и негосударственных пенсионных фондов, в последнее время становится все больше: с начала 2002 года их число увеличилось в России в пять раз — с 34 до 167. Некоторые из них не имеют за спиной мощной инвестиционной компании или банка. И это либо настоящие энтузиасты фондового рынка, либо речь идет о хитроумных схемах, позволяющих сэкономить на налоговых льготах.

Начинающие. Пример независимой управляющей компании — московская фирма «Астерком». Ее учредители — несколько немолодых уже людей, знакомых еще по научной работе во времена СССР. В 1990-х они увлеклись фондовым рынком, разрабатывали модели инвестиционных портфелей, сами играли на бирже. Управлять собственным портфелем ценных бумаг у них получалось неплохо, и тогда друзья подумали: почему не поделиться опытом?

По словам гендиректора управляющей компании «Астерком» Александра Кибальченко, проект стартовал полтора года назад. Всю подготовительную работу учредители проводили сами, не обращаясь к услугам консультантов и юристов. Чтобы получить лицензию Федеральной службы по финансовым рынкам (бывшая ФКЦБ) на управление паевыми фондами и НПФ, нужно было найти 20 млн рублей для формирования уставного капитала. Кроме того, требовалось, чтобы в штате УК состояло не менее четырех сотрудников с аттестатом специалиста управляющей компании, которые выдает ФСФР. Так что первым делом четыре создателя «Астеркома» отправились на курсы Федеральной службы по финансовым рынкам, чтобы подготовиться к экзаменам на получение необходимых аттестатов. Экзамены все четверо сдали с первого раза. А вот сами курсы их разочаровали — никаких новых идей относительно предстоящей работы вынести не удалось.

«Астерком» получила лицензию в ноябре 2003 года, свой первый паевой фонд смешанных инвестиций (инвестирует и в акции, и в облигации) запустила в конце апреля 2004-го, собрав необходимый минимум средств, которые должны находиться под управлением, — 2,5 млн рублей. Сейчас активы их фонда уже увеличились до 15,7 млн рублей. Стоимость пая при этом выросла на 17,5% за шесть месяцев — по этому показателю фонд занимает 4-е место среди 62 российских фондов смешанного типа.

Означает ли это, что управляющая компания стала для учредителей «Астеркома» доходным бизнесом? Вовсе нет. Возможно, они смогли увеличить стоимость собственных средств, внесенных в ПИФ, — никто ведь не запрещает учредителям компании управлять через фонд в том числе и своими деньгами. Но говорить о прибыли самой управляющей компании пока рано. «Астерком» берет за свою работу вознаграждение примерно такое же, как и крупные компании, — 3%. Но, принимая во внимание размер средств, находящихся под управлением «Астеркома», несложно посчитать, что доход компании должен составлять мизерные $15 000 в год. По правилам фонда управляющая компания может использовать еще 1% из средств фонда на оплату услуг брокера, депозитария, регистратора и аудитора, но этого процента, по словам Кибальченко, не хватает — приходится доплачивать.

«С маленькими фондами бизнес получается абсолютно невыгодным — им могут заниматься только энтузиасты. С другой стороны, хорошо, что стартовать фонду можно и с таким маленьким капиталом — управляющим дают шанс продемонстрировать свои возможности», — рассуждает Кибальченко. Но чтобы искусство управляющего было оценено по достоинству, должно пройти, как говорит тот же Кибальченко, года три. Ждать готовы далеко не все: двое из учредителей «Астеркома» уже не выдержали и ушли — на смену им пришел один новый партнер. Сейчас Кибальченко ведет переговоры со знакомыми строителями — те думают, не создать ли им паевой фонд недвижимости. В конце концов подходящая управляющая компания уже есть.

Кто инвестор? Если бы у создателей «Астеркома» было больше опыта работы на рынке, им следовало бы сначала найти крупного инвестора, а затем уже создавать управляющую компанию. Так поступила, например, питерская брокерская фирма «Хеджевый фонд». В прошлом году она договорилась создать УК с одним из судостроительных предприятий Санкт-Петербурга. Управляющую компанию назвали соответственно — «Корабел».

«Делать управляющую компанию можно, если у вас есть большие деньги — не один миллион долларов, — поясняет гендиректор УК «Корабел» Александр Строгалев. — Или есть инвестор, готовый вложиться в организацию розничных продаж. Продавать паи только в одном офисе нереально». «Корабел» получила лицензию год назад, а в марте 2004-го запустила сразу четыре открытых паевых фонда — каждый по 2,5 млн рублей. Пока они работают в тестовом режиме и используют лишь собственные средства, а доходы управляющая компания в основном получает от смежного инвестиционного бизнеса — индивидуального доверительного управления портфелями крупных клиентов.

Иначе ведет себя еще один новичок — компания «Максвелл Эссет Менеджмент». Ее президент — Дмитрий Кирпиченко, бывший вице-президент инвестиционной компании «Атон». «Максвелл» поступает совсем как лидеры рынка — активно рекламируется, привлекая средства населения. Два ее первых фонда были сформированы в середине апреля. За шесть месяцев стоимость пая фонда смешанных инвестиций, находящегося под управлением «Максвелла», увеличилась почти на 51% (1-е место в своей категории), а активы выросли до 74 млн рублей.

Помимо прямой рекламы Кирпиченко использует и другие средства продвижения. Например, в сентябре компания открыла первый в России фонд фондов — то есть ПИФ, чьи средства вложены в паи других ПИФов. Начинание получило хорошую прессу. «Фонд фондов — перспективный инструмент для страховщиков и НПФ. Конкуренции здесь пока не вижу — крупные брэнды типа «Тройки Диалог» не будут собирать активы с тем, чтобы размещать их у конкурентов», — отмечает Кирпиченко. У его компании есть и фонд недвижимости — в него удалось собрать чуть больше $1 млн, эти деньги планируется инвестировать в покупку квартир в новостройках.

По бизнес-плану «Максвелл» должна выйти на уровень безубыточности через два года — в ее фонды к тому времени планируется собрать $50 млн. И еще столько же компания рассчитывает привлечь в рамках индивидуального доверительного управления.

Закрытые фонды. Фонды недвижимости, о которых уже не раз заходила речь, заслуживают особого внимания. Довольно часто именно под такие фонды и создаются управляющие компании. Популярность подобных инвестиций легко объяснить — они удобны с точки зрения налогообложения.

Фонд не является юридическим лицом, а значит, не платит налоги. Обычно фонды недвижимости — закрытые (в противовес открытым паевым фондам, чьи паи можно купить и продать в любое время). Это означает, что собираются деньги, которые затем инвестируются в строительство или покупку готовых площадей, и за все время существования фонда (дозволенный максимум — 15 лет), сколько бы раз ни перепродавалось имущество, есть возможность снова и снова инвестировать вырученные деньги, не платя при этом налога на прибыль. Налог выплачивается только один раз — когда фонд прекращает работу и пайщики забирают свои средства. Если пайщики — физические лица, то им предстоит выплатить только подоходный налог (сейчас — 13%).

Бурный рост таких фондов сдерживается лишь тем, что пока никто не может понять, каким образом в этом случае платится налог на имущество. Кроме того, не до конца прояснена процедура внесения недвижимости в фонд и нет уверенности, нужно ли платить при этом НДС.

Но как бы то ни было, интерес к фондам недвижимости не угасает. Заместитель гендиректора управляющей компании «Уралсиб» Наталья Плугарь, которая читает лекции в созданном при ФСФР Институте фондового рынка и управления, рассказывает, что на последний семинар в ноябре собрались одни строители, в основном из регионов. «Они пытались понять, что такое паевые фонды и стоит ли создавать свою управляющую компанию», — говорит Плугарь.

Характерен пример основателя новосибирской Трастовой инвестиционной компании «Лэнд» Николая Скороходова — известного в своем регионе предпринимателя, совладельца местного футбольного клуба «Чкаловец» и сети супермаркетов «Холидей-Классик». В прошлом году Скороходов принял решение отказаться от всех розничных проектов на фондовом рынке, закрыв даже свои паевые фонды. Зато оставил управляющую компанию, которая займется теперь закрытым венчурным фондом «Инвестиции Сибири» (он начал формироваться в минувшем сентябре). Фонд планирует собрать под строительные проекты $50 млн. «Эти проекты уже проработаны, надо только выбрать наиболее перспективные», — говорит Скороходов.

Новосибирский предприниматель указывает, кстати, на еще одно достоинство закрытых фондов: они позволяют формализовать отношения между инвесторами. Итоги совместной работы подводятся, когда фонд закрывается и имущество продается. Прибыль делится пропорционально количеству купленных паев. «Можно дождаться результата, заплатить налоги и спокойно разойтись, — объясняет Скороходов. — В отличие от совместного участия в бизнесе, когда войти легко, а вот расходиться, после того как проект достиг какого-то уровня, достаточно сложно».

Рынок на вырост. Одним словом, возможностей использовать управляющую компанию предоставляется много. Но каков результат?

Из более чем 130 новых УК, созданных в последние три года, свыше половины (70) так ничем и не управляют. Они не зарегистрировали своего паевого фонда и не получили «под опеку» какой-нибудь пенсионный фонд. И это притом что более половины из бездействующих УК имеют на руках лицензию больше года.

Кто-то регистрировал компании на продажу, кто-то всерьез рассчитывал заработать на пенсионной реформе. Последняя идея, напомним, с треском провалилась. Государство создало не самые благоприятные условия для участия в пенсионной реформе частных компаний. В итоге им удалось получить в свое управление чуть больше 3% пенсионных денег — все остальные средства по умолчанию остались под контролем государственного Внешэкономбанка.

Но даже те новые компании, которые управляют теперь ПИФами, пока несут убытки — это подтверждают перечисленные выше примеры. Управляющие компании получают фиксированный доход — около 2–3% в год от суммы активов, находящихся под управлением. У других участников фондового рынка, брокеров, комиссия составляет в среднем 0,05%, но этот процент берется от объема проведенных сделок, а обороты крупнейших брокерских компаний доходят до 50 млрд рублей в месяц. За год набегает комиссии на $10 млн. Управляющая компания, чтобы добиться такого же результата, должна иметь фонды с суммарными активами около $500 млн. Собрать такую сумму с рынка пока не удалось даже лидерам.

Чтобы выйти хотя бы на уровень безубыточности, управляющей компании нужны фонды с общими активами около $50 млн. В этом случае она сможет заработать в год $1–1,5 млн. Но на сегодняшний день похвастаться активами, превышающими $50 млн, могут всего две дюжины компаний. Да и то многие из них аффилированы с крупнейшими промышленными холдингами и обслуживают созданные при них негосударственные пенсионные фонды.

Работающих паевых фондов сегодня 226, а их суммарные активы на начало ноября составляли около $3,7 млрд. Если отбросить закрытые фонды, которые обычно создаются под конкретные инвестиционные проекты, то останется $1,3 млн — примерно столько денег собрано ПИФами «с рынка». Любопытно, что 56% этих средств приходится на четырех крупнейших и старейших игроков — управляющие компании «Уралсиб» (бывшая «НИКойл»), «Тройка Диалог», «Альфа-Капитал» и «Пиоглобал Эссет Менеджмент». Они и зарабатывают больше других — вознаграждение по самым популярным фондам акций и смешанных инвестиций составляет 3–3,6%.

Но индустрия массовых инвестиций будет непременно расти. «В ближайшие пять лет рынок управления активами в России, по нашим прогнозам, будет развиваться со скоростью 40% в год. Мы видим темпы, которыми развивались банковский и страховой бизнес — банковский сектор лет на семь опережает страховой, а управление активами отстает от страхового еще на столько же», — считает гендиректор управляющей компании «АльянсРосно» Михаил Хабаров.

Тот, кто первым начинал несколько лет назад работу с паевыми фондами, смог убедиться в этом на своем примере. Пайщик «Пиоглобал» инвестировал в 1999 году в среднем $700, в прошлом году средняя покупка паев составляла уже $4500–5000, а сегодня выросла до $5500–6000.

Число управляющих компаний будет увеличиваться и дальше. Со временем точно так же, как это было в банковском секторе, на рынке управления активами начнется процесс консолидации. И тогда у небольших компаний появится возможность выгодно продать свой бизнес. Если этот бизнес, конечно, начнет приносить прибыль.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться