Корзина для мегаполиса | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Корзина для мегаполиса

читайте также
+894 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +5150 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +123 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +19741 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +134 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +1542 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1076 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +8334 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +3461 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +4277 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +31782 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes «Мы строим их рядом со школами и детскими садами». Какие мусоросжигательные заводы ждут Россию Куда дует «мусорный ветер»: будут ли в России сортировать отходы Евро на мусор: в столице Франции бастуют мусорщики Доходная свалка: в борьбу за рынок отходов Москвы включились миллиардеры и госкомпании 10 удачных примеров одежды и аксессуаров из мусора Миллиардеры на свалке 7 самых интересных кладбищ техники Деньги из мусора 8 лучших экоотелей мира 7 способов построить дом из мусора
#Мусор 03.02.2005 00:00

Корзина для мегаполиса

Иностранцы собираются вложить в утилизацию московского мусора 
полмиллиарда долларов. Но порядка на этом рынке пока нет

Александр Шабуров, владелец крупной московской компании по поставкам техники для сбора и‑переработки мусора, вспоминает, как в начале 1990-х он собрался выбросить стиральную машину, отслужившую свой век. Выставил на лестничную клетку, но донести до контейнеров так и не успел — кто-то забрал ее себе. «Меня избавили от необходимости тащить тяжелый груз, — рассуждает Шабуров. — Но, с другой стороны, это ведь была моя вещь. Получается, ее украли?»

Этим примером Шабуров хочет показать: в России как не было, так и нет законов, разъясняющих правила игры на рынке бытовых отходов. Пропавшая стиральная машина — проблема отношений одного-единственного человека с соседями по подъезду. Мусор, ежедневно производимый на свет мегаполисом, в котором проживает более 10 млн человек, — это уже гигантская индустрия, где работают сотни компаний, отношения между которыми хорошо бы было прояснить.

 

ТОННЫ И КУБОМЕТРЫ

Москвичи выбрасывают каждый год 2,1 млн т так называемых твердых бытовых отходов (ТБО) и еще 650‑000 т крупногабаритного мусора (вроде тех же стиральных машин). Чтобы вывезти такое количество хлама за один раз, потребовалось бы более 200‑000 самосвалов КамАЗ. Деньги на вывоз мусора идут из наших карманов: в прошлом году каждый москвич ежемесячно выплачивал 13,2 рубля «мусорного налога» (в этом году плату увеличили до 18,4 рубля). В сумме это дает около 1,6 млрд рублей в год.

Механизм распределения этих средств давно отлажен. Правительство Москвы ежегодно устанавливает тарифы на вывоз ТБО. Тариф — величина достаточно условная, он рассчитывается, исходя из официального представления о том, сколько средний горожанин выбрасывает мусора. В 1993 году норматив составлял 1 кубометр в год. За 11 лет мэрия подняла эту планку лишь на 0,35 кубометра. Из бюджета выделяется ровно столько денег, сколько требуется на вывоз «нормативного» мусора. Дирекции единого заказчика (ДЕЗы) проводят среди транспортных компаний тендеры, победители которых получают свою зону очистки (конкретные адреса домов) и соответствующую долю бюджетного финансирования.

Вывоз и переработка мусора — самая конкурентная сфера коммунального хозяйства, в городе работает около 80 частных транспортных компаний, которые обеспечивают вывоз примерно 75% всех ТБО столицы. Остальное приходится на государственное предприятие «Экотехпром». В его распоряжении 1200 машин, в то время как парк частников редко доходит до 100 единиц техники. «Экотехпром» имеет еще и два огромных полигона по утилизации мусора в Подмосковье.

Но частникам тоже есть куда везти мусор: в прошлом году под Москвой официально работало 55 полигонов. Свалить тонну мусора стоит в среднем около 80 рублей. Руководители транспортных компаний в один голос утверждают, что работают на грани рентабельности — на оплату услуги полигонов едва хватает денег, выделенных ДЕЗами. Но, несмотря на это, они продолжают вывозить мусор и даже вкладывают деньги в собственное развитие.

 

КОММЕРЧЕСКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Как это возможно? Основную прибыль компании получают за счет вывоза коммерческого мусора — упаковки и прочих отходов, образующихся в нежилом секторе. Здесь за год накапливается 1,15 млн тонн ТБО. Это наиболее легкий для сортировки и выгодный для транспортировки мусор. Тарифы в несколько раз выше муниципальных — они устанавливаются рынком. Многие бросили бы обслуживание жилых домов, но перейти исключительно на коммерческие рельсы нелегко. Во-первых, часть компаний сильно зависят от мэрии. «Город оставил нам землю под базой, мы ее должны отработать», — объясняет на условиях анонимности один из руководителей компании «ТСО Труд», обслуживающей Юго-Западный округ Москвы.

Во-вторых, раз уж деньги из бюджета идут исправно, почему не пользоваться этим? «Может быть, на увеличение зарплаты водителям денег, полученных от жилого фонда, и не хватает, но для руководства несколько тысяч долларов в месяц все же набегает», — считает Алексей Масленников, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра по проблемам управления ресурсосбережением и отходами.

Ну и самое главное: жилой фонд дает возможность работать с «коммерческим» мусором. Выиграв тендер ДЕЗа по определенной территории, транспортная компания как бы в подарок получает и все коммерческие предприятия, на ней работающие. Границы наделов транспортники стараются не нарушать.

«Коммерческий» мусор вывозится на подмосковные полигоны. Отходы жилого фонда московские чиновники в будущем собираются полностью сжигать на специальных заводах. В некоторых европейских странах от сжигания мусора отказываются — из-за токсичных веществ, выбрасываемых печами. К концу 90-х, например, были закрыты почти все мусоросжигательные заводы в Великобритании, а число подобных производств в Голландии сократилось на треть. В московском правительстве, наоборот, термическое уничтожение мусора считают передовой технологией. На создание новых сжигающих предприятий тратятся миллионы долларов из городского бюджета.

В августе прошлого года московское правительство провело тендер на реконструкцию Опытно-экспериментального завода №1 по сжиганию мусора. В конкурсе приняли участие фирма Александра Шабурова «Эрко-Столица», французская CNIM (оборот — €578 млн) и ООО «Будагеп-Будалюкс» с венгерскими корнями. Французы обещали инвестировать €207 млн, «Будагеп-Будалюкс» — €176 млн, «Эрко-Столица» хотела уложиться в заданный чиновниками минимум — €150 млн евро. (Шабуров рассказывает, что банки с готовностью соглашались финансировать проект: «Я, честно говоря, такого не ожидал».)

Победила в итоге «Будагеп-Будалюкс». За свои €176 млн она построит в Северном округе Москвы по сути новый завод мощностью переработки 360‑000 т мусора в год. Условия финансирования почти тепличные: завод до 2019 года будет находиться в собственности инвестора, а потом перейдет правительству Москвы. Столица к тому времени полностью возместит затраты инвестора, перечисляя по 8,9% от суммы вложений в год. Сжигание мусора на заводе также будет субсидироваться — за каждую тонну владелец предприятия получит €27. За 12 лет эксплуатации (после двух лет строительства) набегает более €110 млн.

Примерно на таких же условиях весной прошлого года был проведен тендер на реконструкцию мусоросжигательного Спецзавода №3 в промышленной зоне на юге столицы. Основными участниками конкурса были французская CNIM и австрийская EVN AG (оборот — €1,2 млрд). Победила последняя, обязавшаяся вложить в санитарную очистку города €175,4 млн.

Город уже имеет два мусоросжигательных завода общей мощностью 400‑000 т в год. С вводом в эксплуатацию двух новых предприятий в пределах Москвы будет уничтожаться более одного миллиона тонн ТБО — почти половина мусора, поступающего из жилого фонда. Чиновники планируют построить еще три завода по схеме, опробованной на венграх и австрийцах. Александр Шабуров из «Эрко-Столица» собирается испытать судьбу еще раз — правительство Москвы сделало мусор крайне привлекательным для частных инвесторов.

 

СВАЛКИ — ЭТО НАВСЕГДА

Пока мэрия еще не перешла на стопроцентное сжигание мусора, большая часть столичных отходов вывозится на так называемые полигоны — свалки, окружающие Москву. Про полигоны рассказывают леденящие душу истории. Известно, что в 2003 году в Подмосковье было закрыто более 3000 (!) несанкционированных свалок. Такие обычно появляются на заброшенных карьерах: предприниматели берут землю в аренду, предварительно заручившись поддержкой местной администрации, ставят шлагбаум — полигон готов. Можно брать деньги за московский мусор, не особо вдаваясь в историю его происхождения.

Потребность в свалках остается очень высокой. По словам министра экологии Московской области Аллы Качан, из 55 легально действующих под Москвой полигонов 27 исчерпали свой ресурс. Причем, несмотря на строительство сжигающих заводов, ни область, ни Москва еще лет десять не смогут отказаться от захоронения ТБО.

Сколько зарабатывают свалки? «Полигоны «Экотехпрома» прибыли не приносят, — говорит о государственных свалках Николай Сомичев, заместитель начальника московского Управления по организации обезвреживания и переработки отходов производства и потребления. — У них очень высокая затратная часть». Муниципальные полигоны, как признают участники рынка, самые подготовленные — на них захоронение мусора происходит с соблюдением всех современных норм, только проектная документация по созданию нового полигона может стоить до 2 млн рублей. Затраты на содержание нелегальных свалок сведены к нулю, прибыль таких полигонов, по некоторым оценкам, может достигать $1 млн в год.

Получается парадокс. В Москве, если верить мэрии, работает эффективная система контроля над вывозом мусора: каждая машина получает разнарядку, куда везти груз. Но эта система почему-то предполагает существование сотен нелегальных свалок. Откуда излишки?

Ответ прост: нормы накопления ТБО сильно занижены. По мнению участников рынка, в действительности на одного человека приходится не 1,35 куб. м ТБО в год, а 1,7 или даже 2,5‑куб. м — почти в два раза больше нормы. Подмосковные чиновники утверждают, что реальные объемы вывоза бытового мусора из столицы превышают заявленные как минимум на‑1‑млн т. Отсюда развитие теневого рынка утилизации ТБО.

Наум Векслер, председатель совета директоров компании «Энит», владеющей полигоном «Торбеево» в ближнем Подмосковье, уверен, что московского мусора с лихвой хватит и его свалке, и всем конкурентам — лицензионным и нелицензионным. «Предприятие рентабельно, — рассказывает Векслер, — наша прибыль колеблется в пределах 8–12%». Сейчас бизнесмен и его партнеры создают производственный комплекс «полного цикла»: 20 грузовых автомобилей будут собирать и вывозить мусор из города, на специальных площадях его будут сортировать и перерабатывать вторсырье, а то, что останется невостребованным, компания продолжит сваливать на собственных полигонах. «Пока от сортировки больше хлопот, чем прибыли», — сетует Векслер. Но он вынужден этим заниматься — через два с половиной года полигон исчерпает свой ресурс.

 

ПОЛЕЗНЫЙ ХЛАМ

Извлечением из бытового мусора так называемых полезных фракций — стекла, металла, пластмассы — занимаются без малого две сотни компаний. Предприятия по переработке вторсырья платят за тонну стеклобоя или бумаги от 1500 рублей, пластмассы — 3400 рублей, алюминиевой банки — 26 000 рублей. Сборщики наперебой договариваются с промышленными компаниями или магазинами о вывозе этого мусора, в жилом секторе они даже платят дворникам, чтобы те вели предварительную сортировку. «Лица друг другу пока не бьют, но конкуренция уже серьезная», — говорит Николай Сомичев из Управления по организации переработки отходов.

Наладить селективный сбор ТБО пытаются и московские власти. Пункты сортировки устраивают непосредственно во дворах. Впрочем, Алексей Масленников из Научно-исследовательского центра по проблемам управления ресурсосбережением и отходами уверяет, что сортировка мусора из жилого фонда невыгодна (конечно, если население не сортирует свой мусор самостоятельно, то есть без дополнительных затрат со стороны города). «Москва постоянно зовет малый бизнес принять в этом участие. Мы смотрели, как они пытались сортировать отходы. Прибыли там нет», — недоумевает Масленников.

Другое дело — коммерческий мусор, он обычно однородный и легче подвергается сортировке. Владелец компании «Спецкоммунтехника» Олег Петруков, в котором выправка безошибочно выдает бывшего армейского полковника, делает на этом бизнес. На востоке Москвы он достраивает огромный цех стоимостью $10 млн по сортировке ТБО. Производство позволит извлекать из массы отходов около 30% полезных фракций. Через два года, по планам Петрукова, предприятие окупится и начнет приносить прибыль.

«Мусор за последние годы стал гораздо интереснее, — рассуждает Петруков. — На вывозе я зарабатываю около 10%, на сортировке прибыль увеличится до 40%». Петруков с видимым удовольствием подходит к окну, из которого виден уже возведенный корпус будущего производства. Он мечтает построить подобные цеха во всех округах города. Бывший полковник работает с ТБО с 1996 года, он начинал с двух автомобилей по сбору мусора и 40‑контейнеров. Сегодня в его парке 70‑единиц техники, что по московским меркам немало.

Но, несмотря на значительный масштаб бизнеса «Спецкоммунтехники», москвичи вряд ли слышали об этой фирме. А вот продукцию компании «М Медиа Групп», дочернего предприятия британской Midland Resources Holding Limited (девелоперские и логистические проекты на развивающихся рынках), видел, наверное, каждый. В прошлом году эта компания начала устанавливать в Москве яркие трехсекционные контейнеры для сбора разных видов мусора. На подсвечивающихся поверхностях контейнеров можно прочитать слоганы, намекающие на европейское происхождение этих приспособлений: «Берлин? Москва!» или «Мадрид? Москва!»

Впрочем, проект «М Медиа Групп» при всем его внешнем блеске рассчитан скорее на рекламный рынок, нежели на сбор отходов. Как известно, столичные власти собираются сократить число поверхностей наружной рекламы на треть (сейчас их 70 000) — значит возникает потребность в новых рекламных мощностях. «Европейские» контейнеры — подходящая альтернатива. В прошлом году «М Медиа» установила их около 2000, затраты — порядка $3 млн. Потенциальный доход — $315 в месяц с одного контейнера. Если рекламодатели клюнут на предложение — за год контейнер дважды окупит расходы на его изготовление и обслуживание.

Представитель «М Медиа Групп» Анастасия Зурабова не скрывает, что реклама в этой программе главное, а мусор — лишь не слишком обременительная повинность. «Возможно, в дальнейшем мы станем и мусором заниматься», — не исключает Зурабова, пока же мусор из контейнеров извлекает и вывозит по договору специализированная компания.

Инициатива «М Медиа Групп» похвальна. Но, несмотря на высокую конкуренцию и обилие частных компаний, которые занимаются сбором и вывозом столичного мусора, все участники рынка целиком зависят от воли московских чиновников. Крупных игроков, диктующих правила игры, нет. Возможно, поэтому рынок пока развивается стихийно: точные данные по объемам мусора отсутствуют — исследования на этот счет не проводились со времен СССР. Технологии утилизации отходов внедряются хотя и дорогие, но отнюдь не самые современные.

Мусор — не самая приятная тема для обсуждения, но если не навести порядок в утилизации отходов, то город однажды может захлебнуться собственными отходами.    

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться