Ловец ветра | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Ловец ветра

читайте также
+4 просмотров за суткиТрава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций +17 просмотров за суткиЗловещая шестерка: что погубит российскую экономику +27 просмотров за суткиВозобновляемые источники энергии: новая революция или очередной пузырь Кукуруза против «продвинутых»: объективные перспективы применения биотоплива +15 просмотров за суткиВозобновляемая энергетика в России: стоять на месте или сделать первый шаг Солнечное сплетение: как компания Sunrun продает солнечную энергию Нефтегазовый венчур: в чем проблема промышленных стартапов Водородная «бомба»: как самый распространенный элемент в природе меняет энергетику Энергия тепла и холода: зачем нужны термоэлектрики Мировая энергетическая революция: жизнь после нефти Как получать топливо из воздуха Цена жемчужины: как сделать Крым самодостаточным Стратегия ошибок: государство пока не знает, как развивать энергетику Промышленная революция: 10 самых успешных инноваторов моложе 30 лет Сланцы решают все: кто устроил в США энергетическую революцию Яркий бизнес в провинции: голливудская картинка из Самары Зеленые инвестиции Потрясение атома Нос по ветру Деньги на ветер Google ищет себя

Ловец ветра

ЛЕВ ОВИС продает энергетическую независимость. Цена свободы — $10 000

На балконе квартиры жителя Хабаровска Льва Овиса стоит солнечная батарея, подключенная к аккумулятору. Эта конструкция гарантирует бесперебойное питание бытовых приборов на случай отключения электричества. Если бы у Овиса был загородный дом, над его крышей обязательно крутились бы лопасти ветряка. Лев Овис — энтузиаст альтернативной энергетики. И один из немногих, кто научился на ветре зарабатывать.

Энергию движущихся воздушных масс в России использовали давно — вспомнить хотя бы 250‑000 ветряных мельниц, которые в досоветские годы ежегодно перемалывали около 33 млн тонн зерна, выросшего на полях империи. В начале прошлого века основоположник современной гидроаэродинамики Николай Жуковский разработал теоретическое обоснование для высокопроизводительных ветродвигателей. Уже в 1929 году в Курске дала ток первая в мире ветроэлектрическая станция мощностью 8 кВт.

Еще через два года была построена ветряная станция мощностью 100 кВт для снабжения энергией Севастополя. В начале 50-х дело поставили на поток — в СССР производили по 9000 ветроэнергетических установок в год. Однако чуть позже бурное развитие гидроэнергетики и нефтедобычи дало миру более дешевые и эффективные источники мегаватт. Ветроэнергетические программы в СССР были свернуты.

Глобальное соревнование с водой, нефтью и атомом возобновляемые источники энергии (солнце, ветер, приливы и т.п.) проигрывают до сих пор. Прежде всего потому, что альтернативная энергетика — дорогое удовольствие. Себестоимость 1 кВт/ч «ветряного электричества» с учетом расходов на покупку, установку и эксплуатацию соответствующего оборудования в России колеблется от 3 до 10 рублей. Для сравнения, Мосэнерго продает 1 кВт/ч за 86 копеек.

Суммарная мощность всех ветроэнергетических установок (ВЭУ), работающих в мире, за последние десять лет увеличилась в 12 с лишним раз — до 35‑000 МВт. Но это вряд ли можно назвать триумфальной победой экологически чистой энергетики — для сравнения, одна только Красноярская ГЭС имеет мощность 6000 МВт. К тому же ветроэнергетика развивается исключительно за счет поддержки правительств стран Европы и Америки. Испугавшись частых нефтяных кризисов, они обеспечили сверхльготные условия тем, кто работает на ниве альтернативной энергетики.

В экономике западных стран ветер не играет сколь-либо значительной роли. Как правило, ВЭУ подключены к национальным электросетям — высокую цену энергии ветра компенсируют за счет «смешивания» с дешевым электричеством, полученным традиционным путем. Согласно прогнозу Международного энергетического агентства, даже к 2015 году возобновляемые источники будут обеспечивать не более 3% мировой потребности в энергии.

Впрочем, все сказанное выше касается мощных ветряных установок (1–2 МВт и более), призванных конкурировать с традиционными ГЭС и ТЭС. Между тем Лев Овис еще 30 лет назад определил нишу, в которой ветряки и другие альтернативные источники незаменимы, — индивидуальные хозяйства и поселения, стоящие вдалеке от централизованных электросетей, а также районы с неустойчивым энергоснабжением.

В начале 70-х молодой выпускник Киевского военно-инженерного училища связи прибыл для прохождения службы в укрепрайон на границе с Китаем. «Электричества сильно не хватало, хотя об этом, конечно, не сообщалось. Обычные для этих мест ураганы, пожары нередко обесточивали не только поселки, но и воинские части. Надо было искать альтернативу», — вспоминает Овис. Идея молодого инженера оснастить погранзаставы ветряными двигателями не пришлась по вкусу армейским начальникам. Отслужив положенное, Овис нашел себе других партнеров: в 1992 году он образовал СП с голландской фирмой LMW Windenergy BV, производителем экологически безопасного оборудования для выработки энергии. Хабаровскую компанию назвали «ЛМВ Ветроэнергетика» — в честь голландских соучредителей.

Иностранные партнеры передали лицензию на производство ветротурбин LMW-1003 мощностью 1,5 кВт. Но с этим оборудованием пришлось повозиться — турбины оказались не готовы к работе в России с ее резкими перепадами температур и непредсказуемыми ветрами. Хабаровские конструкторы внесли в конструкцию LMW-1003 ряд изменений, с тем чтобы установка могла работать в диапазоне температур от плюс 30 до минус 50, при скорости ветра 40–60 метров в секунду и высокой влажности.

В 1994 году компания Льва Овиса запустила в производство ветротурбину собственной конструкции на 0,5 кВт, в 1997 году — установки мощностью 3‑и 5 кВт, в 1998 году — установку на 10 кВт. Сегодня в компании, включая цеха и дилеров, трудятся около 160 человек. «Главный принцип моего бизнеса — иметь в компании хорошую, сильную голову. То есть сильных разработчиков, инженеров. У нас есть небольшой цех, в котором моделируются новые идеи. После того как идея обкатана, ее по нашим чертежам реализуют заводы-субподрядчики», — рассказывает Лев Овис.

Потребитель оборудования нашелся именно там, где Овис его искал, — вдали от плотно заселенных территорий страны. Это, к примеру, владивостокская компания «Норфес», обеспечивающая безопасность судовождения в акватории залива Петра Великого. Наблюдательные посты компании установлены в самых удаленных точках, где нет других строений и энергоснабжения. В одной из таких точек сотрудники Льва Овиса четыре года назад построили ветроэлектрическую станцию. Для прокладки обычной линии электропередач к этому месту требовалось свыше $100‑000, ветростанция со всей инфраструктурой обошлась вчетверо дешевле. «Оборудование у них действительно надежное, — подтверждает главный энергетик ЗАО «Норфес» Николай Дорохов в интервью Forbes. — Мы лишь раз в год для профилактики складываем мачту и проверяем состояние генератора».

Самая маленькая турбина (на 500 Вт) от «ЛМВ Ветроэнергетики» стоит $1000. За самую популярную, на 5 кВт (этого достаточно для энергоснабжения жилого здания площадью 300 кв. метров), Лев Овис просит $8000–10‑000, в зависимости от комплектации. Постоянными заказчиками «ЛМВ Ветроэнергетики» сейчас являются связисты, лесохозяйства, метеорологи, рыбаки. «Конечно, любой альтернативный источник энергии для нас, монополистов, является конкурентным. Другое дело, что есть места, где без нетрадиционных источников не обойтись», — говорит заместитель генерального директора «Хабаровскэнерго» Александр Рожков.

С иностранными партнерами Лев Овис мирно расстался еще два года назад. Хабаровской компании, прочно вставшей на ноги, помощь со стороны уже не нужна. Голландскую компанию в свою очередь не впечатлял размах хабаровского бизнеса — $200‑000 ежегодной прибыли при выручке более $500‑000.

Лев Овис, впрочем, на бедность не жалуется. На Дальнем Востоке продукция «ЛМВ Ветроэнергетики» доминирует. Дело не столько в качестве ее ветроустановок — производитель такой техники должен быть не слишком удален от потребителя. Такова специфика этого бизнеса. Чтобы обеспечить максимально эффективную эксплуатацию ветряка, специалисты «ЛМВ Ветроэнергетики» после получения заказа должны изучить розу ветров в месте будущей установки ВЭУ, их силу и другие параметры. Только после этого будет определена конфигурация электростанции — тип, мощность, емкость аккумуляторных батарей и т. д. И после установки ветряка представители производителя не оставляют свое детище — оборудование требует ежегодного техосмотра и обслуживания.

В целом же ветроэнергетическими установками в России занимаются около трех десятков предприятий. Не все торгуют реальным оборудованием. Кто-то пытается найти производителя для своей ВЭУ, существующей пока только в чертежах. Кто-то испек первый блин комом. Так, например, московское конструкторское бюро «Искра» в начале 2000-х продало 40 ветроустановок собственной конструкции. Сегодня не работает ни одна из них. «Мы ошиблись с расчетами по прочности», — признается директор «Искры» Сергей Беликов. Сейчас «Искра» работает над созданием новой установки.

Наконец, есть коллеги, повторившие успех Льва Овиса на других рынках, располагающихся к западу от Урала. Такова, к примеру, московская компания «Спецремтекс», выручившая в прошлом году от продажи ветряков около $200‑000. В этом году гендиректор компании Вадим Салимов рассчитывает увеличить объем продаж втрое, причем не только за счет российских потребителей — продукция «Спецремтекса» уже ловит ветер в Бельгии, Германии, Швейцарии, США и Латинской Америке.

Компания Льва Овиса тоже завоевывает новые рынки. Установки «Ветроэнергетики» уже работают в Японии, Китае, Корее, Германии. Сейчас «ЛМВ Ветроэнергетика» готовит к отправке в один из грузинских монастырей ветряк на 5 кВт. Монахи поначалу вели разговор о покупке оборудования, но Овис решил ветряк подарить. Своего рода рекламная акция — таким образом хабаровский предприниматель надеется вызвать интерес к своей продукции в стране, испытывающей серьезные трудности с энергоснабжением.

Второе стратегическое направление развития «ЛМВ Ветроэнергетики» — комплексное обслуживание потребителей. Ветер ведь дует не всегда, а иногда дует слишком сильно. Как не остаться в таких условиях без света и тепла? Сегодня в прайс-листе хабаровской компании есть много вариантов: микроГЭС, которые можно установить и на каком-нибудь водном канале, и на обычном питьевом водоводе; солнечные батареи и водонагреватели; биогазовые и биоэнергетические установки, которые извлекают энергию из отходов животноводства и растениеводства. Гордость Льва Овиса — автономная система освещения, которую установили на опоры (высотой 70 м каждая) высоковольтной линии электропередач, перекинутой через реку Амур. Гибридная установка, состоящая из солнечной электростанции и ветрогенераторов, должна прослужить минимум 50 лет.

За годы своей деятельности «ЛМВ Ветроэнергетика» произвела и продала ветряки общей мощностью 1,5 МВт. Немного в сравнении даже с самой слабой станцией «Хабаровскэнерго» — Майской ГРЭС (98,9 МВт). Но Овис утверждает, что продает не просто ветряки — он продает энергетическую независимость. А на это, считает предприниматель, всегда будет спрос.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться