Отец «Брата»

Сергей Сельянов первым из российских продюсеров научился делать популярное кино за небольшие деньги

Сергей Сельянов давно живет на два города. Со среды по пятницу его можно встретить в Москве, остальное время Сельянов проводит в родном Петербурге. Там же, на «Ленфильме», он сделал большинство своих фильмов. Петербургские режиссеры знают о его патриотизме и, учитывая подходящий типаж (борода, тяжелый взгляд), не раз предлагали ему сыграть роль Достоевского. Сельянов вспоминает, что ни разу не отнесся к такому предложению серьезно: «Я не актер — это не моя работа».

Его работа — продюсировать успешные фильмы. Сельянов одним из первых начал зарабатывать деньги на российском кино. Но по-прежнему утверждает, что им движет не алчность, а любовь к кинематографу. «Вряд ли можно быть успешным в чем-либо без любви к своему делу», — говорит он. Правда, тут же добавляет: чуть только закончит читать понравившийся сценарий, начинает прокручивать в голове схемы, как окупить расходы на будущий фильм. Без прибыли его кинокомпания СТВ работала только в самые дикие годы, в середине 90-х. Сельянов тогда инвестировал в производство кинофильмов прибыль от других бизнесов — например, от оптовой торговли видеопродукцией в Петербурге.

Схема заработка, как правило, проста: небольшой бюджет и, как это называет сам Сельянов, «умение выжать из российского кинорынка больше, чем лежит на поверхности». В середине 90-х, например, системы кинопроката в стране не было вообще, а телеканалы платили $2000–3000 за фильм. Зато относительно неплохо продавались легальные видеокассеты. Свой фильм «Операция «С Новым годом!» Сергей Сельянов смог продать в 1997 году рекордным тиражом 550 000 экземпляров, а ведь тогда и 50 000 экземпляров считалось хорошим результатом. Так же окупился «Брат» — при бюджете в $250 000 разошлось 450 000 кассет, причем продюсер получал по доллару с каждого экземпляра.

Дальше было уже легче. Например, «Брат-2» собрал в прокате рекордные для 2000 года $1,08 млн при бюджете $1,5 млн. Остальное «добрали» продажей прав на демонстрацию по ТВ и продажей видеокассет. Картина до сих пор входит в первую пятерку самых успешных в прокате российских фильмов по доходу на одну копию ($25‑714 на копию, по данным специализированного издания «Кинобизнес сегодня»). А чтобы зарабатывать на прокате своих фильмов больше средних для производителя 30–35% от прокатной выручки, в 2003 году Сельянов открыл кинопрокатную компанию «Наше кино».

«Мы стараемся снимать за миллион фильм, который обычно стоит полтора», — говорит Сельянов. Это логично: в производство кинокомпания СТВ вкладывает собственные средства с небольшой долей (до 25% от бюджета) государственных дотаций. Большие проекты Сельянов делает с зарубежными партнерами. «Олигарх» Павла Лунгина, стоивший $5 млн, снимали совместно с компаниями из Франции и Германии, в числе которых был телеканал France 2. «Монгол. Молодые годы Чингисхана» Сергея Бодрова-старшего, заявленный бюджет которого тоже весьма высок ($10 млн), снимается совместно с кинокомпаниями Гонконга и при финансовой поддержке правительства Казахстана.

Реакцией СТВ на рост привлекательности кинобизнеса стало увеличение не масштаба фильмов, а их числа. На текущий кинопрокатный год у СТВ запланировано восемь премьер. Уже вышли черная комедия «Ночной продавец» и полнометражный мультфильм «Алеша Попович и Тугарин Змей».

Анимационные фильмы — относительно новое направление бизнеса продюсера Сельянова. В 2003 году его лента «Карлик Нос» ($1,6 млн) собрала в прокате $600 000. У «Алеши» цифры получше: на момент подписания номера в печать мультфильм собрал $1,5 млн — сумму, равную производственному бюджету. Сельянов утверждает, что в России снимать мультфильмы не так выгодно, как игровое кино. Если фильм можно сделать на некоем «выдохе» за шесть съемочных недель и с кем-то из участников расплатиться через два-три месяца, то в анимации команде из нескольких десятков художников приходится два года платить зарплату. К тому же полнометражную анимационную ленту невозможно выгодно продать на телевидение: закон запрещает прерывать показ мультфильмов рекламой. Зато мультфильм проще продать за рубеж: например, «Карлик Нос» уже купил канал Disney Channel Asia, в Германии его прокатывала Warner Bros. и за первый уикенд собрала €115‑000. Означает ли это, что Сельянов снимает мультфильмы на экспорт? «Зарубежный рынок анимационных фильмов уже поделен, и нас там никто не ждет, — скромничает продюсер. И не забывает добавить: — Но попробовать интересно».

Новости партнеров