03.04.2005 00:00

По мнению экспертов

Чтобы застраховать предмет искусства, нужно убедить страховщика в его ценности

Известный московский коллекционер русского изобразительного искусства, оценивающий свою коллекцию примерно в $20 млн, признался в интервью Forbes (на условиях анонимности), что никогда не страховал свое художественное достояние: «У меня нет столько денег, чтобы застраховать всю коллекцию». Чтобы остаться «в пределах не разоряющих его возможностей», наш собеседник отнес наиболее ценные полотна в обычную сейфовую ячейку коммерческого банка.

Впрочем, и у тех российских коллекционеров, которые решили застраховать коллекцию или ценный художественный предмет, выбор небольшой. Forbes удалось найти всего четыре страховые компании, активно работающие с предметами искусства, — это «Ингосстрах», «Ренессанс Страхование», «ГУТА-Страхование» и «РЕСО-Гарантия». Оно и понятно: страхование художественной коллекции — очень хлопотное и дорогое мероприятие. Чтобы выдать страховой полис, коллекционную ценность необходимо сначала проверить на подлинность и правильно оценить, а потом еще перестраховать риск у международной перестраховочной компании.

Проверка. Прежде чем застраховать предмет искусства, страховщик должен удостовериться в том, что он подлинный, и получить авторитетное экспертное заключение. Как правило, серьезные страховщики не доверяют документам, выданным коллекционерам при покупке картины, например, в арт-салоне или у арт-дилера, пусть даже и известного. Связано это с тем, что рынок предметов искусства наводнен подделками, а репутация российской экспертизы невысока. Исключение делается для крупных западных аукционных домов — Christie’s и Sotheby’s, а также для некоторых международных оценщиков предметов искусства. Аукционным домам доверяют хотя бы потому, что они предоставляют покупателям право оспорить оценку эксперта аукциона в течение пяти лет после покупки и возвращают всю сумму, если новая экспертиза убедительно докажет, что вещь не является подлинной. Такие прецеденты были. «В конце 90-х годов на аукционе Christie’s были куплены две работы, Шишкина и Сомова, я выступал консультантом в этой сделке, — вспоминает глава Московского клуба коллекционеров изобразительного искусства Валерий Дудаков. — Потом у владельца появились какие-то сомнения, и мы отдали картины на экспертизу в Третьяковскую галерею и в Центр Грабаря. Обе экспертизы аргументированно ответили, что вещи неподлинные. Christie’s вернул деньги за обе работы».

Проверять подлинность предмета страховая компания будет при помощи тех специалистов, мнению которых доверяет сама. В России экспертизу предметов русского искусства проводят в основном в соответствующих отделах государственных музеев — Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи, ГМИИ им. Пушкина, музеев Московского Кремля и некоторых других. Кроме того, страховщик может обратиться в независимую экспертную компанию «Арт Консалтинг». Пока это единственная в России компания, чье заключение признается международными страховщиками, принимающими застрахованные в России предметы на перестрахование.

Экспертиза состоит из трех этапов — технологического, искусствоведческого и стоимостного. Если при первом же осмотре эксперты обнаружат подделку, с несостоявшегося страхователя возьмут $30–50 за процедуру и вежливо с ним попрощаются. Если же эксперт посчитает, что подлинность предмета искусства не исключена, наступает очередь технологов. С помощью химического анализа, ультрафиолетовых, инфракрасных и рентгеновских лучей они установят, соответствует ли возраст материалов, использованных при изготовлении предмета, предполагаемой датировке его создания. Технологическая экспертиза в Москве стоит $300–500, в особо сложных случаях (например, если требуется пригласить специалиста по краскам эпохи Возрождения из-за рубежа) сумма возрастет многократно.

Если работа мастера благополучно прошла технологическую экспертизу, искусствоведы удостоверяют авторство шедевра и определяют его примерную рыночную цену. Стоимость искусствоведческой оценки, как правило, составляет от 1% до 10% от рыночной стоимости самого произведения. А если произведение оценено в сумму свыше $100‑000, потребуется мнение как минимум двух независимых экспертов. Чтобы страховщик поверил, что картина действительно стоит таких денег, эксперт должен обладать очень большим авторитетом, а история владения картиной должна быть прозрачной и проверяемой.

При оценке предмета искусства эксперты смотрят на последние аукционные цены работ этого автора. На стоимость конкретной работы влияет не только имя художника, но и ее значимость в его творчестве, а также то обстоятельство, кто и когда владел картиной, ее состояние, общее количество работ на рынке и наличие известных подделок. Иногда стоимость работы может увеличиться благодаря ее бывшим владельцам: пасхальные яйца Карла Фаберже, принадлежавшие императорской семье, стоят в несколько раз дороже других пасхальных яиц той же фирмы. Впрочем, окончательная оценка стоимости работы, которая и станет ее страховой стоимостью, является предметом переговоров между страхователем и страховщиком — как правило, принимается ее среднее значение.

Риски и цены. Застраховать предмет или коллекцию можно от стандартных рисков (пожара, стихийных бедствий, кражи, удара молнии, падения пилотируемых объектов и так далее) или от всех возможных рисков, в том числе вандализма и терроризма. Впрочем, даже самая полная страховка не включает страхование от естественного износа, обветшания, гибели или повреждения в результате неудачной реставрации или от конфискации шедевра властями. Не страхуется также риск появления претензий на обладание данным предметом в прошлом со стороны третьих лиц. Тариф по страхованию от «всех рисков», естественно, будет выше, чем по страхованию от стандартных рисков, — в среднем на 30–50%.

Условия страхования частных коллекций в большинстве страховых компаний примерно одинаковы. Базовые годовые тарифы российских компаний колеблются от 0,1% до 1% от страховой суммы. В некоторых случаях тариф может быть выше. «Коэффициенты могут увеличить или уменьшить страховой тариф в зависимости от набора рисков на 5–30%», — рассказала Forbes пресс-секретарь «Ингосстраха» Наталья Горгидзе. «Если картина не хранится надлежащим образом, мы ее не страхуем», — признался начальник управления страхования имущества и ответственности компании «Ренессанс Страхование» Артем Фролов.

Новости партнеров