Другие измерения | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Другие измерения

читайте также
+16 просмотров за суткиОтвет Грефу. Почему электронное правосудие невозможно +38 просмотров за суткиАналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти» +44 просмотров за суткиФутуристы в бизнесе. Как формируется публичный образ Германа Грефа +33 просмотров за суткиГерман Греф об ипотеке, риске «удушения» криптовалют и «заколдованном» малом бизнесе +1 просмотров за суткиМиллион на мечту Грефа: AddVenture вложился в программного робота-юриста +12 просмотров за суткиГреф идет в e-commerce: Сбербанк инвестирует 30 млрд рублей в «Яндекс.Маркет» +13 просмотров за суткиЛюдям не нужны кредиты, им нужны квартиры, — Максим Полетаев, Сбербанк «Ничего не работает, и мы не можем понять почему»: Греф обсудил с чиновниками реформы в России Как инновации меняют наше сознание? Герман Греф провел сессию с учеными на ПМЭФ'17. Видео +5 просмотров за сутки«Так широко идем, штаны бы не порвать»: 10 цитат главы Сбербанка Германа Грефа +4 просмотров за суткиГреф пообещал подарить клиентам еще один день в неделю и показал видеоролик о ценности времени Следствие арестовало экс-владельца «Павловскгранита», конфликтовавшего с Германом Грефом «Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы +11 просмотров за суткиКто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития Герман Греф: мы не умеем работать в системе, нам нужен подвиг «Любой реформой двигают страх и надежда»: фрагмент интервью Германа Грефа Forbes Кому доверить управление госкомпанией Альфа-долг: Михаил Фридман поможет Герману Грефу вернуть долги Покер с банкирами: как Игорь Зюзин обыграл кредиторов «Мечела» Герман Греф: «Я не понимаю, кому выгодна война на Украине» Зачем семье Германа Грефа собственная школа
#Герман Греф 03.05.2005 00:00

Другие измерения

Каждый год на границе исчезают десятки миллиардов долларов. Таможенники прекрасно об этом знают, но устранить потери пока не в силах

Из небольшой европейской страны Словении в Россию было отправлено в прошлом году товаров на $520 млн: в основном лекарства, телефонные аппараты и лакокрасочные изделия. Но это — данные словенской таможни. А по данным российской, из Словении пришло грузов только на $371 млн.

Можно найти и более впечатляющие расхождения в таможенной информации. Из Финляндии, например, в Россию ушли грузы на сумму $3,6 млрд, а импортеры ввезли на $1,3 млрд меньше. В целом же из Европы до России ежегодно «не доезжает» товаров на $10–12 млрд. Если посчитать, что таможенный сбор, взимаемый с импортеров, составляет в среднем около 10%, выходит, что только на европейском направлении таможенная служба каждый год недосчитывается $1–1,2 млрд.

Как образуется этот разрыв, ясно каждому, кто имел дело с таможней: чтобы платить меньшую пошлину, российские компании занижают стоимость ввозимого товара. Для этого изготавливается поддельный инвойс (свидетельство происхождения груза и его стоимости), в таможенной декларации, предъявляемой по ту сторону границы, импортеры указывают реальную сумму, а в России — меньшую. Кто на таможне знает, сколько на самом деле стоит самый современный томографический аппарат — $500 000 или $100 000? А для импортера разница в платежах может составить несколько десятков тысяч долларов. Легко ли отличить облицовочные плиты из древесины хвойных пород от плит из тропической древесины? Тем не менее первые облагаются пошлиной в 15%, а вторые — в 10%. На деликатесы из мяса установлена ставка НДС 18%, а на обычную колбасу — 10%, поэтому специально для прохождения таможни импортеру выгодно принизить статус ввозимого им продукта для гурманов.

У таможенной службы есть индикативные цены практически на каждый вид товаров, но обычно они соответствуют нижней границе стоимости и часто устанавливаются в пересчете на килограмм веса. А для одежды или машиностроительного оборудования вес — очень приблизительный ориентир.

Естественно, дело не только в нерадивости таможенных служащих, неспособных отличить одну породу дерева от другой. Иной раз таможенники сами, нарушая закон, помогают импортерам «оптимизировать» платежи. В апреле в Приморском крае был приговорен к 10 годам лишения свободы Руслан Башко, бывший начальник одной из районных таможен, который прикрывал группу контрабандистов, вывозивших из Китая товары под видом стройматериалов, облагающихся невысокими пошлинами.

«У каждого свои схемы, — резюмирует в беседе с Forbes один из таможенных брокеров. — Могу лишь сказать, что за дело берутся только в том случае, если с грузовой машины можно «сэкономить» более десяти тысяч долларов. Если меньше — нет смысла».

В прошлом году, к примеру, Министерство экономического развития и торговли, возглавляемое Германом Грефом, провело анализ таможенной статистики и натолкнулось на такой случай: партия американских пальто была задекларирована на таможне по $1,5 за штуку при рыночной цене в сто раз выше. Пораженный столь вопиющим нарушением, Греф, которому подчиняется сейчас Федеральная таможенная служба, устроил таможенникам настоящий разнос.

Знают ли сами таможенники о расхождениях в показаниях российской и зарубежной статистики? Не только знают, но и пользуются этими данными. Российская таможня имеет ряд соглашений по обмену информацией со службами стран — торговых партнеров. Полученные от коллег сведения помогают выявить новые формы минимизации налоговых и таможенных выплат. Полюбившиеся импортерам товары с более низкими ставками таможенники свели в специальный перечень так называемых товаров прикрытия. В прошлом году в перечень входило 59 позиций, на которые таможенники теоретически должны обращать самое пристальное внимание при оформлении. Но проверять все грузы невозможно. «Проведение 100-процентного досмотра приводит к образованию очередей на таможнях и таможенных постах, — говорит Фридрих Тринич, завотделом Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института (ВНИКИ). — По этой причине таможенники досматривают не более 10–20% импортных товаров». Осужденный таможенник-контрабандист из Приморского края, по данным следствия, намеренно не проверял вагоны с грузом своих подельников.

По оценкам таможенных брокеров, доля «серого» импорта составляет 10–15% и этот показатель не меняется несколько лет. Неплохо, если вспомнить, что в начале 1990-х доля «серого» импорта оценивалась в 40%. В 2001 году был принят новый таможенный тариф, в котором многие ставки унифицировались, что уменьшило возможность играть с наименованиями товаров.

Зато остались выгодные для импортеров страны и регионы. Например, мебель из Италии ввозят в Россию через Украину (оформляя как транзит), там она получает «украинское происхождение», которое освобождает от пошлин при ввозе на российскую территорию. Есть также особый таможенный режим Калининградской экономической зоны, которым пользуются сборщики автомобилей и бытовой электроники. Для беспошлинного вывоза на территорию «большой» России товаров из эксклава нужно лишь доказать, что к стоимости автомобиля прибавилось 30%. Для электроники и сложной бытовой техники условие еще гуманнее — 15%. По итогам 2003 года доля Калининградской области в общероссийском производстве телевизоров составила 35,8% (в производстве автомобилей — 0,8%).

Насколько различаются данные экспорта поставщиков и российского импорта в целом? Таможенники предпочитают держать эти сведения в тайне. В Федеральной таможенной службе пояснили, что неразглашение подобной информации является одним из условий обмена данными с таможнями других стран. Бывший высокопоставленный сотрудник российской таможни, общавшийся с Forbes на условии анонимности, утверждает, что расхождения ежегодно составляют около $30 млрд. Причем, несмотря на активную борьбу с «серыми» схемами, вот уже несколько лет эта цифра остается неизменной.

Любопытно, что, по данным нашего источника, на импорт приходится не более половины всей «пропавшей» суммы, остальное — разница в данных при экспорте. Если при ввозе товаров предприниматели стараются лишь снизить таможенные издержки, то при экспорте занижение таможенной стоимости используется обычно для вывода капитала. Трейдеры российских сырьевых компаний за рубежом часто связаны родственными узами с владельцами самих этих компаний. При вывозе сырья показывается предельно допустимая минимальная цена. Трейдер же перепродает товар по ценам мирового рынка. Большая часть выручки, таким образом, остается на Западе.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться