Телефонное право

Эмили Лэмберт Forbes Contributor
Не хотите выбрасывать устаревший мобильник — отдайте его Чаку Ньюману. Он на нем неплохо заработает

Каждый день на фабрику по утилизации отходов Чарльза Ньюмана в городе Декстере (штат Мичиган) привозят до 10 тонн всякого добра. Иногда попадаются чан для рыбы, старый гриль, позолоченный бюстгальтер или видеокассета с фильмом «Форест Гамп». Но по-настоящему ценным товаром Ньюман считает сотовые телефоны, которых он получает от 10 000 до 15 000 штук ежедневно. Компания Ньюмана ReCellular по дешевке скупает подержанные аппараты у сотовых операторов, банков, розничных торговцев и благотворительных обществ. И перепродает их — приводя в порядок в случае необходимости — дилерам, дистрибьюторам и тем же самым операторам. Безнадежные экземпляры отправляются в переработку.

В прошлом году через предприятие, которое занимает площадь чуть больше половины гектара, прошло примерно 3 млн мобильных телефонов. Чарльз Ньюман заработал $1 млн прибыли (без учета налогов) при выручке $40 млн, что вдвое больше, чем в 2002 году. Ежегодно в США выходит из строя 100 млн телефонов и впятеро больше просто валяется без дела. Так что основатель ReCellular угроз своему бизнесу не видит. «В нашем деле главное — найти, — говорит 64-летний Ньюман. — Приятно, что люди оценили нашу дальновидность».

Ньюман начинал со сдачи в аренду мини-компьютеров, но этот бизнес прекратился после появления на рынке ПК. В 1991 году он начал сдавать в аренду сотовые телефоны — новые аппараты тогда стоили от $3000. Однако вскоре цены резко упали, и Ньюман остался с грудой старых «мобил». Он их восстановил и продал все восемь тысяч, а затем купил новую партию подержанных телефонов и проделал тот же трюк. Запустив в 1997 году собственный веб-сайт, Ньюман принялся искать покупателей по всему миру, в странах, где использовались телефоны тех же стандартов сотовой связи, что и в США, — главным образом в Южной и Центральной Америке, на Дальнем Востоке и в Израиле.

Принадлежащая Чаку Ньюману, его брату Аллану и еще нескольким сотрудникам ReCellular со штатом 200 человек — самая большая компания в своем секторе, хотя никаких ноу-хау по сбору «сырья» она не открыла. Пересылка старых телефонов осуществляется за счет получателя, то есть фирмы Ньюмана. Сборщики — операторы Sprint, Verizon, T-Mobile, розничные торговцы и др. — получают не меньше $3 за каждый телефон или скидки в том случае, если сами закупают у Ньюмана обновленные трубки.

После доставки в ReCellular телефоны много раз сортируются. Один рабочий вынимает аккумуляторы, определяя на глаз те, которые нуждаются в тестировании. На другом участке рабочий сортирует телефоны по моделям при помощи дорогостоящего ($3 млн) электронного каталогизатора. Это позволяет точно подсчитать, сколько нужно заплатить, скажем, торговой компании Body Shop, которая прислала аппараты десяти разных моделей, и, заложив эти данные в бухгалтерскую программу, принять верное решение относительно будущих покупок и продаж. На третьем участке две дюжины рабочих уничтожают в телефонах персональную информацию, еще четверо убирают экранные заставки, картинки и программную привязку к конкретной сотовой сети (чтобы аппарат можно было использовать в других сетях). Зарядные устройства ReCellular отсылает в компанию Goodwill Industries, там их сортируют, тестируют и очищают.

Около 8% телефонов требуют дальнейшей доработки. Их отправляют в Техас или на фирму-подрядчик в Китай для перепрограммирования, очистки, установки новых клавиш или корпуса. Четверть телефонов — окончательно устаревших или имеющих неисправимые дефекты вроде нечеткого изображения на дисплее — идет в утилизацию, где из них извлекают драгоценные металлы, например золото. Доход от этой операции невелик, поскольку ReCellular приходится оплачивать услуги фирмы-утилизатора. Но дело того стоит, считает Ньюман, поскольку теперь он может гарантировать компаниям и благотворительным обществам, которые присылают ему телефоны, что все отходы будут переработаны без ущерба для окружающей среды. Трудно проверить, но Ньюман утверждает, что в прошлом году он избавил мусорные свалки от 2000 тонн телефонов, аккумуляторов, пейджеров, зарядников и проводков, содержащих мышьяк, свинец и кадмий.

Однако Basel Action Network (BAN), группа активистов со штаб-квартирой в Сиэтле, занимающихся мониторингом оборота токсичных отходов, все равно не довольна. BAN утверждает, что компании, подобные ReCellular, сбывают токсичный мусор странам, которые не в состоянии справиться с его окончательной переработкой. Ньюман, напротив, утверждает, что уже начал собирать устаревшие телефоны в развивающихся странах и что этот сектор его бизнеса быстро растет.

Обновленные трубки продаются по цене от $5 до $120. Половину заработанного ReCellular тратит на выплаты сборщикам и транспорт, еще 40% идет на зарплаты, эксплуатационные и накладные расходы. Себе компания рассчитывает оставлять 10%, однако в прошлом году прибыль оказалась гораздо ниже ожидаемой, в основном из-за проблем с новым программным обеспечением — полгода ушло на устранение неполадок, и все это время 550 000 телефонов лежали на фабрике.

Появление все новых и новых моделей — Ньюман считает, что их на рынке активно продается около 850, — добавляет ReCellular работы. И головной боли. Производители сотовых телефонов не всегда создают модели, которые легко обновлять и программировать. Инженеры ReCellular вынуждены самостоятельно разбираться, что к чему, а время идет. Чем больше времени уходит на то, чтобы понять, как обработать, например, выброшенную 32-мегабитовую игрушку Treo 600 с телефоном, электронной почтой, доступом в интернет, органайзером и фотокамерой, тем меньше остается у ReCellular шансов выгодно ее перепродать. Сотовые операторы, которые обеспечивают Ньюману половину поступлений «сырья», тоже иногда выставляют дополнительные требования. Например, Sprint настаивает, чтобы на телефонах уничтожались все признаки его торговой марки — иначе их нельзя перепродать в Северной Америке. Компания Nextel, тщательно оберегающая ноу-хау своей сети, предпочитает заниматься обновлением и утилизацией телефонных аппаратов самостоятельно.

А еще наседают конкуренты. RMS Communications Group в Окале (штат Флорида) заманивает покупателей через интернет и киоски в моллах. Элхам Эбизаде из Лос-Анджелеса, который занимается обновлением сотовых телефонов и продажей мелодий звонков, в прошлом году основал еще и компанию по сбору и утилизации, расставив в продуктовых магазинах и других местах 500 ящиков для сбора аппаратов.

Тем не менее ReCellular пока имеет преимущество в масштабе. Ньюман с партнерами расставили по всем Штатам 50 000 ящиков и к концу года надеются удвоить их число. Еще Ньюман думает, не развернуть ли смежный бизнес — сбор MP3-плееров, цифровых камер и систем спутниковой навигации GPS.

Новости партнеров