Перуанские хроники | Forbes.ru
$59.22
69.86
ММВБ2125.29
BRENT63.41
RTS1130.75
GOLD1251.13

Перуанские хроники

читайте также
Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего Заседания ФРС, ЕЦБ и Банка России. Что важно знать инвестору на этой неделе Легковые автомобили в 2018 году могут резко подорожать Полет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов Соцпакеты, которые нас выбирают Как Alibaba и Tencent меняют рынок платежных систем Вы банкрот. Кого достанет длинная рука закона Не вкладом единым. Шесть способов вложить средства для начинающего инвестора Как силой мысли управлять автомобилем и строить из шелухи гречихи
03.06.2005 00:00

Перуанские хроники

Пираньи, индейцы, инопланетяне — две недели между Южным тропиком и экватором

Перу? Я уже не помню точно, кто именно предложил поехать в Перу. Мы собирались в путешествие по Южной Америке большой компанией: четыре супружеские пары, половина из Москвы, половина из Лондона. Готовились не один месяц — лететь долго, увидеть хочется многое. Перу из всех возможных стран выглядело идеальной целью: там должно было быть почти все, что мы себе намечтали, собираясь в другое полушарие. И там все было.

Ехать надо в сухой сезон — с мая по сентябрь. Лететь лучше через Европу, с остановкой на ночь (мы выбрали Амстердам), так как в общей сложности полет занимает около 18 часов. Наименее привлекательная часть поездки — столица Перу Лима. Она ничем не лучше прочих перенаселенных латиноамериканских мегаполисов, но избежать встречи с этим городом при всем желании не удастся: Лима — стартовая точка для поездок по стране. На юг — к загадочным рисункам пустыни Наска. На восток — в горную столицу Куско, на тропу инков, в затерянный город Мачу-Пикчу. И на север — в джунгли Амазонки. Все это необходимо успеть за одну поездку, а в Лиме главное — поселиться в нужном месте, прибрежном районе с красивым названием Мирафлорес. Там лучшие гостиницы и рестораны, богатые виллы, зеленые скверы и вид на океан, а муниципальные дома выкрашены разноцветными красками — все веселее.

Мы остановились в Miraflores Park Hotel — зеркальной башне на крутом берегу. Дизайнеры этого нового отеля удачно поженили стекло, металл, мрамор и старинные гобелены, главная достопримечательность номера, помимо окна во всю стену, — мраморная ванная с душем-лейкой размером с большой зонтик. Утром прогулялись по набережной и по парку, а после обеда на арендованных автомобилях двинулись на юг, по направлению к пустыне и городу Наска. Это довольно далеко, почти 450 км по Панамериканскому шоссе, мы в любом случае не рассчитывали доехать туда за один день, хотя не предполагали, что почти два часа потратим на то, чтобы выбраться из Лимы: движение плотное, а указателей почти нет.

Выехали, миновали неживописные пригороды и сразу оказались в пустыне. Сумерки, океан, огромные дюны и серые каменистые холмы, ни дерева, ни травинки — таково все Тихоокеанское побережье Перу: дождей здесь не бывает никогда, но и солнце почти не выглядывает, только ночью шпарит отраженным светом громадная луна. Пейзаж вполне космический, и совершенно естественной кажется мысль, что инопланетяне присмотрели себе перевалочный пункт именно здесь: остановились, перекусили и отправились дальше, оставив на память в пустыне Наска те самые рисунки, которые мы едем смотреть.

Но туда еще полдня пути, а сегодня ночуем на полуострове Паракас (в переводе с языка местных индейцев «Песчаный дождь»). В 20-е годы прошлого века здесь раскопали древнее индейское захоронение — целый город мумий, великолепно, впрочем, сохранившихся в безжизненном сухом песке. Последние пятьсот лет здесь никто не жил, ближайший населенный пункт Писко — километрах в пятидесяти. Кстати, он дал имя главному перуанскому напитку — самогону «писко». Незаменимый аперитив: 100 г писко, 50 г сока лайма или лимона, 10 г сиропа или сахара и половина яичного белка взбиваются в блендере, выливаются в бокал на толченую ледяную крошку, последний штрих — пара капель горькой настойки «ангостуро». Называется это «Писко сауер», кислая писко, ею и угощаемся в отеле, похожем на по-зимнему сиротливый пионерлагерь. Пасмурно, ветрено, и солнышко ранним утром не разбудит, поэтому ставим будильник, чтобы не опоздать на пристань — поплывем на острова смотреть пингвинов и морских львов.

Первое, что видишь, выходя в море, — огромные колонии птиц. Стаи висят в небе причудливыми хичкоковскими фигурами, а вам сразу хочется надеть капюшон: отходов жизнедеятельности пернатых здесь тоже хватает (называется это дело «гуано», и его даже экспортируют как удобрение). Островки забиты морскими львами, они покрикивают, лениво дерутся, а в основном с любопытством наблюдают за катером — высаживаться на берег нам запрещено.

После обеда продолжаем двигаться на юг, в Наска, и следующим утром мы уже в пустыне. На пороге тайны, так сказать.

Линии Наска обнаружили около ста лет назад, время их возникновения точно не установлено — плюс-минус пятьсот лет от Рождества Христова. Гипотез возникновения хоть отбавляй: известный историк Пол Косок считал, что это астрономический календарь (хотя в последние годы было доказано, что 80% геометрических фигур на плато никак не связаны с перемещением небесных тел). Немецкий математик Мария Райхе, прожившая рядом с пустыней Наска ни много ни мало пятьдесят лет, пришла к выводу, что рисунки использовались для определения точного времени вспашки, сева и т.п. Самая «попсовая» и заманчивая версия — про инопланетян, конечно.

Как выглядят сами линии? Как будто гигантский ребенок процарапал палочкой красноватую каменистую породу — до появления светло-желтой почвы — и как смог изобразил 180-метровую ящерицу, 90-метровую обезьяну, кондора с размахом крыльев метров 150, человечка с головой, похожей на шлем скафандра, — всего около ста рисунков. Конечно, напрашивается мысль, что для поддержания первозданной четкости рисунков (а также для создания новых образов) вполне достаточно нескольких десятков местных крестьян. Но ее лучше сразу отогнать как кощунственную: раз уж мы сюда приехали, давайте принимать все на веру.

Рассматривать 520 квадратных километров космических каракулей можно только с высоты: есть несколько компаний, организующих полеты на шестиместных спортивных самолетиках. Самое сильное впечатление производят не рисунки, а линии — невероятно ровные и длинные, они похожи на взлетно-посадочные полосы циклопических размеров аэродрома. На обратном пути очень хотелось свернуть на плато и рассмотреть хоть одну линию вблизи. Как бы не так. «Заминировано» — гласят таблички, вкопанные вдоль дороги. Мол, это наша тайна, глупые грингос, и не суйте в нее свой длинный нос.

В Лиму возвращаемся поздно вечером, в тот же Park Hotel, чьим комфортом нам, видимо, не суждено насладиться сполна: рано утром у нас самолет в Куско — археологический и туристический центр всей горной части страны, от Лимы это примерно 1600 км. Неожиданное препятствие: одна из моих попутчиц категорически отказывается пользоваться услугами местной авиакомпании и заявляет, что они с мужем поедут на машине. Но тут я очень кстати пересказываю ей отрывок из романа главного перуанского писателя Марио Варгаса Льосы. Книга «Литума в Андах» открывается следующим эпизодом: французские туристы, влюбленная пара, едут в Куско на автобусе, любуются пейзажем и радуются, что не полетели на самолете, а через полстраницы террористы забивают их камнями. Довод, конечно, жестокий, но убедительный.

Куско находится на высоте 3400 метров над уровнем моря. Этого достаточно для развития горной болезни. А горная болезнь — вещь очень хитрая: вы не можете знать, есть она у вас или нет, если раньше не ночевали выше 3000 метров. На самом деле это не так уж и высоко, просто есть люди, гиперчувствительные к высоте, — для них в гостинице, где мы жили, имеются комнаты, обогащенные кислородом. Отель Monasterio, как и Park Hotel в Лиме, принадлежит сети Orient Express. Это монастырь XVI века с комнатами-кельями, напичканными всеми атрибутами пятизвездной жизни, со стенами в полтора метра толщиной, старинной мебелью и с 300-летним кедром в три обхвата во внутреннем дворе. А welcome drink — чай матэ-кола — вроде как помогает адаптироваться к высоте.

Два следующих дня знакомимся с наследием инков. Город появился примерно в XII веке, его основателем считается сын Солнца и отец всех инков Манко Капак. С этого начинается наша экскурсия. Через полчаса имена и названия на языке кечуа перепутываются, четко сохраняются в памяти лишь некоторые факты. Во-первых, что империя инков гораздо менее древняя, чем я думала, — XII–XVI века. Во-вторых, что инкам, обладателям немыслимых золотых запасов, было неведомо колесо. Для тех, кто знал об этом и без поездки на край света, интересным покажется факт №3: не изведавшие всех достоинств колеса инки тем не менее вымостили около 20 000 километров дорог, которые используются чуть ли не по сей день.

Гвоздь программы — поход в древний город Мачу-Пикчу (в переводе с кечуа «Старая гора»). И тут, надо признаться, мы слегка оплошали. По-хорошему поход должен быть четырехдневным — 43 км по горам. Но мы в этом случае не успели бы слетать на Амазонку. Пришлось выбрать двухдневный маршрут для лентяев и чайников.

В первый день идем около 12 км, ночуем в кемпинге. Ранним утром, до рассвета — еще 3 км в гору, и вот они, Ворота Солнца, Интипунку. Здесь положено любоваться рассветом и открывающимся видом на собственно «потерянный город» Мачу-Пикчу. Больше трехсот лет никто не подозревал о его существовании, в 1911 году его обнаружил американский археолог Хирам Бингам. Он выдвинул теорию, что именно здесь вождь инков и его сторонники укрылись в 1533 году, когда их империя была завоевана Испанией, и некоторое время еще поддерживали огонь угасавшей цивилизации. По версии Бингама, больше 80% скелетов, обнаруженных в могилах Мачу-Пикчу, были женскими: возможно, город служил последним прибежищем ахльякуна, дев Солнца — самых красивых девушек, собранных по всей стране. Юных жриц обучали выделывать ткани, варить чичу (маисовое пиво) и готовить еду для Сапа-инки — верховного правителя, а самых лучших отбирали в гарем.

В Мачу-Пикчу можно переночевать в отеле с одноименным названием и заоблачными — из-за отсутствия конкуренции — ценами. Кстати, Мачу-Пикчу расположен на целый километр ниже Куско, и горная болезнь здесь над организмом не властна.

Конечно, впечатление от всех этих наиживописнейших руин, равно как и от невероятных природных красот, портят толпы туристов. Вариант — приехать сюда вне сезона, нашей зимой, и топать по тропе инков под дождем, зато в относительном одиночестве.

Прощальный ужин в Куско — поедание главного местного деликатеса, морской свинки. Во всяком случае так предписывает наша программа. Свинка называется «куй» и на тарелке выглядит примерно как котенок. Съесть котенка отважился только мой муж, специалист по поглощениям (в корпоративном смысле), остальные залились слезами и предпочли что-нибудь традиционное.

Следующий пункт — далекая Амазонка. Летим в Лиму, а оттуда сразу в город Икитос, куда добраться можно только по воздуху или по воде. Дорог нет, и строить их бесполезно — «легкие планеты Земля» (так называют джунгли Амазонки) поглощают без следа все инородное. Даже туристов — никаких толп здесь и в помине нет, они как-то органично растворяются в девственном лесу.

Перуанская часть амазонских джунглей по территории вдвое меньше штата Техас, при этом видов птиц там вдвое больше (одних колибри — больше трехсот), чем во всей Северной Америке. Всего же на Большой Реке обитает около 15 000 видов живности.

В наш лодж мы плывем на лодке. Пасмурно, тепло, влажно. Всматриваемся в заросли в надежде увидеть ягуара, хотя наш гид уверяет, что за десять лет работы здесь видел только одного. Это не африканское сафари, где бродят толпы слонов и львы валяются прямо на дороге. Здесь все прячутся в ветвях, сливаются с листвой, и только какофония разнообразных звуков свидетельствует: жизнь кипит прямо у нас над головой — под носом — под ногами.

За три дня на берегах Амазонки нам удалось: поудить пираний (ловятся на кусочки мяса!), увидеть пресноводных розовых дельфинов, подержать на руках зверя ленивца, понаблюдать, как на веранде нашей комнаты полуметровые раскрашенные попугаи раздирают на части книгу Ежи Косинского «Раскрашенная птица», трижды попасть под тропический ливень, погулять под кронами деревьев на высоте 30 метров. Последнее — по знаменитой подвесной «конопляной дороге» на одной из биологических станций.

Пожалуй, неплохо. В последний раз возвращаемся в Лиму, Park Hotel уже практически дом родной. Но, как обычно, на одну ночь. Отдохнули прекрасно, только устали сильно. Ничего, у нас в запасе есть еще один день — в Амстердаме.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться