Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Правительственное решение проблемы обычно хуже самой проблемы.

— МИЛТОН ФРИДМАН, американский экономист

Срок консервации.

Главная задача путинского режима исключает какие бы то ни было качественные изменения в принципе… Владимир Путин возглавляет и олицетворяет классический режим консервации — полного сохранения статус-кво… Нередко приходится слышать от западных политиков, экспертов и дипломатов, что, дескать, нынешние российские правители «власть не отдадут». Костьми лягут, но не отдадут. На мой взгляд, отдадут обязательно. Потому что никакая консервация не может длиться слишком долго. Система, лишенная развития, обречена на смерть. Главное, впрочем, в другом. Режим Владимира Путина теряет всякий смысл, когда выполнено его жизненное задание: вывоз из России обналиченных результатов приватизации 1990-х. С этого момента власть превращается для Путина и Ко в сплошную цепь веерных отключений электроэнергии, замерзающих обезвоженных регионов, «Норд-Остов» и тонущих батискафов. Ответственность безо всякой прибыли… И самыми сложными в российской исторической повестке становятся уже не вопросы «Уйдет ли Путин?» или «Когда уйдет?». Вопрос наступающего дня: кто и почему придет правящей корпорации на смену?

— СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии, для «Ведомостей»

Наслаждение убийством.

За последний час я опять не отходил от телевизора: центр Лондона вновь парализован. Я начинаю опасаться, что терроризм, кровавые деяния которого мы наблюдаем сегодня, стоит не только на ногах ислама, что религия — это просто прикрытие… Иосиф Бродский был прав, говоря, что тяга к преступлению и массовым убийствам является конститутивной чертой человеческой природы, хотя черта эта, конечно же, не проявляется во всех… Публика жаждет кровопролития, иначе бы все так называемые гнусные таблоиды не были бы полны кровавых фотографий и не менее чудовищных текстов…

— СТАНИСЛАВ ЛЕМ, писатель, Tygodnik Powszechny

Что спасали.

…Если говорить о халатности и некомпетентности, то начинать следует с того, что мини-субмарина АС-28 «Приз» предназначена для спасения экипажей затонувших подлодок. А ее использовали для подводных работ. Спасатель «Георгий Козьмин» — специальное судно-носитель мини-подлодок. Их на нем должно быть две — но вторую давно списали. В этой ситуации, без подстраховки, «Приз» вообще не должен погружаться — но приказы адмиралов не обсуждают.

— «Независимая газета»

Превратиться в русских.

Нам нужны мигранты. Но только те, которые приедут в Россию навсегда и могут иметь детей. Те, кто смогут хотя бы во втором поколении превратиться в русских. В русских не по национальности, а в широком смысле. Надо думать, как их расселять, как адаптировать, как учить их детей, чтобы они смешивались с коренным населением и не превращались в изолированное общество.

— «Русский Newsweek»

[pagebreak]

Это ужасно.

Я категорически против того, что происходит в спальных районах, когда игровые автоматы устанавливают в жилых домах и магазинах, где дети тратят свои карманные деньги. Это ужасно.

— МАЙКЛ БОТЧЕР, владелец московского казино «Шангри Ла», для «Ведомостей»

Дождались доброго слова.

Пришло время сказать русским спасибо. Пришло время поблагодарить их за то, что они держали международную космическую станцию на плаву, пока «шаттлы» разбирали по винтику в «автосервисе» НАСА. А ведь когда-то чиновники из НАСА хотели вообще выставить россиян из проекта МКС. Эти неумехи Иваны понятия не имеют о высоких технологиях: они только и умеют, что склепать пару канализационных труб, залить туда керосин, посадить сверху парочку астронавтов и запустить все это к сараю на орбите под названием «Мир». Но Билл Клинтон решил: русские должны остаться. Дело в том, что русская космическая программа безопаснее и надежнее нашей. С тех пор как «Колумбия» сгорела в атмосфере, русские успешно доставили на МКС пять экипажей. Русские действуют по принципу: все гениальное просто. Они разработали эффективную базовую конструкцию и остаются ей верны. Американцы создали куда более сложный в техническом отношении корабль и сегодня, почти четверть века спустя, все еще не понимают, как он работает… Слава Богу, у нас есть эти «неумехи россияне» с их «безнадежно устаревшей» космической программой!

— Chicago Tribune

Новости партнеров