03.09.2005 00:00

Советский атавизм

Владимир Энтин Forbes Contributor
Четыре порока современной судебной системы в России

Без независимой и эффективной судебной системы нет нормального инвестиционного и предпринимательского климата. Данное утверждение не требует доказательств, как и то, что деятельность российских органов правосудия не благоприятствует расцвету деловой активности. Такое положение обусловлено разными факторами — от несовершенства законодательства, которое до сих пор не вполне соответствует экономической реальности, до неподобающего финансового обеспечения судебных органов и связанной с этим проблемы коррупции.

Существует, однако, причина общего характера. Дело в том, что, несмотря на смену общественно-экономической формации и возникновение рыночной экономики, роль государства в судебной системе с советских времен так и не изменилась.

Во-первых, никакой хозяйственный спор в России невозможно окончательно решить без участия государства — арбитраж, как и в СССР, входит в систему государственных судов. Между тем в нормальной правовой среде арбитраж представляет собой третейский суд, то есть коллегию специалистов, собранных сторонами для разрешения конфликта. В России система третейских судов почти не получила развития, поскольку их вердикты все равно неокончательны. Даже мировое соглашение, достигнутое во внесудебном порядке, не имеет той силы, как мировое соглашение, утвержденное государственным судом — общей юрисдикции или арбитражным.

Во-вторых, не обеспечено равное отношение к государственным и негосударственным участникам экономических отношений. Часто можно наблюдать, как судья по сути берет на себя роль адвоката стороны, которая, по его мнению, представляет интересы государства. Это своего рода атавизм социалистического правосознания: предприятия с государственной формой собственности должны пользоваться дополнительной защитой и особой опекой со стороны органов власти, хотя суд не должен предоставлять преференции ни одной из сторон. Подобный подход, кстати, может быть связан и с тем, что юристы, работающие на государство, по профессиональному уровню нередко уступают юристам, обслуживающим частные интересы, и судья инстинктивно становится на сторону «слабого».

В-третьих, карьеру в суде может (за редчайшими исключениями) сделать только выходец из государственных органов юстиции с соответствующими представлениями о законе и справедливости. Между защитой и обвинением выстроена непреодолимая стена. В России невозможна ролевая игра по-британски, когда один и тот же барристер (адвокат, имеющий право выступать в суде) в одном случае представляет обвинение, в другом — защиту. У нас единая юридическая профессия разбита на плохо сообщающиеся между собой сегменты. Обвинение — это обязательно сотрудник прокуратуры, в понимании государства «свой», защита — адвокат, который всегда «по другую сторону».

Наконец, четвертое — уровень квалификации судей, которым приходится разбирать сложнейшие экономические дела. Современное законодательство представляет собой «коктейль» из норм, оставшихся с советского времени, новых блоков, временами больше соответствующих мировым стандартам, чем российским реалиям, и конкретной правоприменительной практики. Судьи, основная масса которых училась еще по советским учебникам и законам, относятся к новому законодательству примерно так же, как пожилые люди к компьютерам: пользоваться надо, но освоить трудно. Поэтому действовать стараются либо буквально (а некоторые законы сформулированы так, что допускают разные, прямо противоположные толкования), либо, наоборот, исходя из собственных представлений о том, что правильно. Получаются «качели» — суд первой инстанции выносит одно решение, апелляционный — другое, кассация все это отменяет, а высшая инстанция с ней не соглашается, отправляя дело на новое рассмотрение.

В соответствии с Гражданским кодексом при рассмотрении сложных дел судья имеет возможность обращаться за помощью к экспертам. Но парадокс заключается в том, что при этом он никак не связан выводами экспертизы! Вот и получается, что «классовое» правосознание торжествует.

Новости партнеров