Торф уместен

Иван Голунов Forbes Contributor
Вы думаете, что торф — это просто высохшее болото? Сергей Генералов видит в нем отличный объект для инвестиций

Как выглядит крупный инвестпроект в России? Нужно собрать недооцененные советские предприятия в отраслевой холдинг, наладить управление, сбыт продукции и финансовый контроль — и можно проводить IPO или продавать холдинг стратегическому инвестору. Правда, нефть, металлургия, нефтехимия, автопром, машиностроение, производство цемента и даже сельскохозяйственные предприятия уже разобраны. Что осталось?

К примеру, торф. Горючее полезное ископаемое, образовавшееся в процессе естественного отмирания и неполного распада болотных растений. По данным Международного торфяного общества (IPS), запасы этого сырья в России составляют 186 млрд т, и каждый год природа пополняет «кладовую» еще на 250 млн т. В Финляндии до 15% потребляемой энергии вырабатывается в процессе сжигания торфа. Годовой оборот среднего европейского производителя торфопродуктов — €20–25 млн, причем основной доход приносит переработка ископаемого: из торфа делают грунты для садоводов и сельского хозяйства, торфоблоки для строительства, лекарства и даже ткани.

Еще 40 лет назад в России ежегодно добывали до 175 млн т торфа, 70% от этого объема шло в топки электростанций. Однако за прошедшие годы объемы производства в отрасли упали почти в 60 раз, из 230 предприятий в живых осталось не более сотни. Торфом интересовались только работники пожарной охраны — любой житель Москвы, переживший лето 2002 года, подтвердит, что окружающие столицу осушенные, но так и не использованные торфяные болота отлично горят и дымят.

Впрочем, именно в 2002-м совладельцы небольшой инвесткомпании «Русфинком» Борис Афонин и Владимир Бибиков стали скупать заброшенные торфпредприятия. Первая покупка созданного ими холдинга «Русский торф» — стены на болоте в Ивановской области, даже металлическая крыша предприятия была продана за долги.

Сейчас в «Русский торф» входят семь торфяных месторождений в Ивановской и Вологодской областях с запасами 150 млн т, завод по производству топливных брикетов и комплекс переработки торфа в подкормочные грунты для садоводства мощностью 12 млн упаковок (по 5–50 литров) в год. По словам Бориса Афонина, в скупку предприятий было вложено «несколько десятков миллионов долларов». В этом году компания планирует добыть 200 000 т торфа. Финансовые показатели работы компании Афонин не раскрывает, но нетрудно подсчитать: из такого объема торфа можно произвести грунта на $30–40 млн.

«Через пять лет за оставшиеся торфяники будут идти войны», — рассказывал Афонин в июле. А в начале августа он продал контрольный пакет «Русского торфа» холдингу «Промышленные инвесторы», подконтрольному депутату Госдумы Сергею Генералову. «Проект начинает развиваться большими темпами, нужны инвестиции, поэтому мы и пошли на сделку», — объясняет Афонин. В «Промышленных инвесторах» подтвердили факт сделки, но не стали разглашать ее детали.

Генералов — профессиональный инвестор. Под его контролем находятся Дальневосточное морское пароходство, машиностроительный «Агромашхолдинг», группа «Русский алкоголь». «Мы внимательно изучаем торфяной рынок. Отрасль, по нашему мнению, очень интересная, — говорит директор по маркетингу и развитию общественных связей «Промышленных инвесторов» Олег Румянцев. — Мы пока будем развивать уже существующие направления деятельности торфпредприятий. В первую очередь это энергетика». В прошлом году «Русский торф» поставил лишь 25 000 т топливного торфа в котельные Вологодской области. Аналитики сомневаются, что продукция холдинга уже в ближайшие годы станет серьезным конкурентом традиционным видам топлива. «Пока регионы получают дотации на закупку угля и мазута, они не заинтересованы в переходе на торф», — считает гендиректор санкт-петербургского НИИ торфяной промышленности Вадим Селеннов.

Но на альтернативное топливо уже обратили внимание энергетические гиганты. «Мосэнерго» переводит на торфяное топливо Шатурскую ГРЭС. Региональная «дочка» «Газпрома», «Костромарегионгаз», недавно вложила 20 млн рублей в восстановление Мисковского торфпредприятия, которое будет обеспечивать топливом удаленные деревни, куда газовому монополисту нерентабельно тянуть газопроводы. Руководители нескольких крупных торфпредприятий заявили Forbes, что уже общались с представителями «Промышленных инвесторов». Но Олег Румянцев о планах масштабной экспансии говорит осторожно: «Дальнейшие приобретения в такой отрасли исключать было бы глупо».

Новости партнеров