$59.46
63.6
ММВБ2178.73
BRENT55.68
RTS1156.47
GOLD1215.11

Золотой ковш

читайте также
«Роснефть» решила продать долю в итальянской Saras «Роснефть» решила продать долю в итальянской Saras Верховный суд отменил взыскание с IKEA 507 млн рублей в пользу бизнесмена Пономарева ЦБ ввел представителей банка «Роснефти» в руководство «Пересвета» «Газпром» потребовал от «Нафтогаза Украины» $5,3 млрд Стать писателем: какие аксессуары в этом помогут Хронограф Richard Mille в корпусе из графена стал самым легким в мире Курс доллара опустился ниже 59 рублей впервые с июля 2015 года Производитель «Явы» купит владельца Camel за $49,4 млрд В окружении Нисанова опровергли переход «Москвариума» в собственность Ротенберга Без денег: некому финансировать российский нефтегаз ЕСПЧ признал неправомерным запрет на усыновление российских сирот гражданами США Операторы экспресс-доставки DPD и SPSR Express объявили о слиянии Вечно молодой: почему производитель презервативов решил бороться со старением кожи Китайская компания представила смартфон со встроенным молекулярным сканером Турция или Мексика? Как заработать на облигациях проблемных стран Glencore назвал кредит ВТБ «промежуточной сделкой» в приватизации «Роснефти» Россия потеряла 14 строчек в рейтинге стран с инновационной экономикой Неделовой разговор: куда движется мужская мода «Уралвагонзавод» получил госгарантии на 25,7 млрд рублей для рефинансирования долгов СМИ напомнили заявления Трампа о России до президентской гонки‍

Золотой ковш

Илья Хренников Forbes Contributor
Считается, что в России добыча сырья выгоднее машиностроения. Михаил Болотин научился зарабатывать на производстве тракторов: он продает их тем, кто добывает сырье

Ночь прорезают прожектора. Pink Floyd из мощных динамиков перекрывает рев тракторного дизеля. Ярко-желтый бульдозер катит по бетону метровый надувной мяч. Проходит по флангу и отдает пас погрузчику на больших колесах. Тот подхватывает мяч ковшом, высоко поднимает его и устремляется к кольцу, закрепленному на стреле трактора-трубоукладчика. Под аплодисменты трибун погрузчик, как заправский баскетболист, забрасывает двухочковый.

Баскетбол кончился — начинается балет. Шесть тракторов в такт танцуют под музыку, бульдозеры забивают ковшами гвозди, а трубоукладчик, способный поднять конструкцию весом в 30 тонн, обносит гостей шампанским на подносе. Самый сложный трюк достается сорокатонному трактору со стальным «когтем», способным ломать скальную породу. Позади него ставят рюмку, в нее кладут яйцо. Быстрое движение — и коготь протыкает яйцо, не повредив рюмку. Гости в восторге.

Трактор-шоу в столице Чувашии Чебоксарах проходит уже в четвертый раз: концерн «Тракторные заводы» демонстрирует свою продукцию заказчикам. На трибунах гости из российских сырьевых компаний, из Индии, ОАЭ, Ирана, присутствует даже посол ЮАР. Среди публики почти не заметен неулыбчивый и небритый человек в очках и скромной водолазке. Знакомьтесь: Михаил Болотин, президент и основной владелец «Тракторных заводов».

Идею трактор-шоу Болотин позаимствовал у американской Caterpillar и японской Komatsu — мировых лидеров по выпуску промышленной техники с оборотом $30 млрд и $13 млрд соответственно. «Тракторные заводы» на их фоне карлик: в прошлом году концерн заработал $610 млн выручки. Но в СНГ и еще на нескольких развивающихся рынках «Тракторные заводы» успешно конкурируют с гигантами. Коллеги Болотина шутят: мол, возомнил себя основателем «русского Caterpillar», даже дизайн и цвет тракторов копирует у американцев. «Просто существуют международные стандарты, какой гаммы цветов должна быть дорожно-строительная техника, — объясняет Болотин в интервью Forbes. — А трактор-шоу действительно не мы первые придумали».

 

ПАРТНЕР «НОРНИКЕЛЯ».

 
На выбор Болотиным бизнеса повлияла наследственность. Его отец, правда, тракторы не делал — он строил тракторные заводы. Михаил родился во Владимире, рядом с Владимирским тракторным заводом, детство провел в Казахстане, где строился Павлодарский тракторный. Потом семья переехала на Волгу: до конца 1980-х Григорий Моисеевич Болотин работал заместителем гендиректора по капстроительству на Чебоксарском тракторном («Промтракторе»). Сейчас «Промтрактор» — центр империи Болотина-младшего.

Окончив Московский химико-технологический институт (МХТИ) по специальности «технологии редких и радиоактивных элементов», в 1986 году Михаил Болотин оказался на Чернобыльской АЭС — участвовал в расследовании причин аварии. Дальше были аспирантура и работа в Свердловском райкоме комсомола Москвы. В том же райкоме работали тогда будущие совладелец ЮКОСа Михаил Ходорковский и основатель компании по торговле предметами роскоши Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович.

В 1989 году начали создаваться молодежно-студенческие центры и центры научно-технического творчества молодежи (НТТМ), большинство из которых вскоре занялось бизнесом. Ходорковский основал при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ центр со ставшим позже знаменитым названием «Менатеп» (Межотраслевые и научно-технические программы), а Болотин при МХТИ — центр «МОСТ» («Молодежно-студенческий»). Центр превратился в малое предприятие, затем в ЗАО «Мост». «У Гусинского была торговая марка MOST — через S, a у нас — «МОСТ», — объясняет Болотин. Головная компания его группы до сих пор носит это название.

Первые три года МОСТ работал по прямому профилю — вел научные исследования по сторонним заказам. Но на науке много не заработаешь, и уже с 1992 года МОСТ начал торговать химическими реагентами и цветными металлами. Среди его тогдашних контрагентов — «Норильский никель», «Джезказганцветмет» и другие крупные добывающие предприятия. Прибыль от торговли металлами в начале 1990-х была очень высокой, вспоминает он. Будущий тракторостроитель тогда и заработал свой начальный капитал.

Но торговцев металлом становилось все больше и прибыли падали, а после приватизации «Норникель» стал избавляться от посредников. Тогда на смену металлам пришли кондиционеры: учрежденная «Мостом» компания «Ипроком» первой познакомила россиян с климатической техникой Mitsubishi. Еще одним проектом стала сеть из пяти универсамов «Гулливер». Но денег на ее быстрое развитие не было, и Болотин распродал магазины поштучно.

В 1995 году разразился первый крупный российский банковский кризис. Болотин, по его словам, понял тогда, что в торговле деньги слишком уязвимы, и решил податься в промышленность. «В машиностроении я решил заняться чем-то, о чем имел хоть какое-то представление» — так Болотин объясняет покупку обанкротившегося Чебоксарского завода тракторных двигателей. «Мост» приобрел его в 1996 году и обкатал на нем технологию антикризисного управления, затем начал скупку акций «Промтрактора», на тот момент убыточного, и к 2000 году собрал контрольный пакет. На завод пришла команда молодых управленцев во главе с Семеном Млодиком, физиком, ставшим банкиром, — он возглавил завод в 34 года. «Они стали ставить английские двигатели, улучшать ходовую, брать технику на сервисное обслуживание, — говорит начальник управления закупок Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК) Максим Некрасов. — При этом чебоксарская техника в эксплуатации дешевле, чем у конкурентов».

Окрыленный успехом, Болотин начал покупать тракторные заводы один за другим. В 2002 году у американского предпринимателя Леонарда Блаватника был куплен Владимирский тракторный завод, затем к нему добавились Липецкий и Онежский заводы (первый выпускает тракторы для сельского хозяйства, второй — для лесной отрасли) и Чебоксарский агрегатный (тракторные запчасти). По словам Болотина, первые заводы обошлись ему примерно по $10 млн каждый. Он покупал их на деньги, заработанные торговлей, потом в ход пошли кредиты, которые гасил уже ставший прибыльным «Промтрактор».

 

ПОКУПАЕМ ВСЕ.

 
Теперь предприятия Болотина (у некоторых заводов он не единственный владелец) объединены в концерн «Тракторные заводы». Объединение неформальное: заводы принадлежат различным фирмам, подконтрольным Болотину. Но зачем было создавать концерн? Ведь по-настоящему прибыльных предприятий у Болотина только два — Чебоксарский агрегатный и «Промтрактор». В соответствии с названием последний выпускает промышленные тракторы — те, что роют угольные и алмазные карьеры, обустраивают нефтяные месторождения, прокладывают трубопроводы. Сырьевые корпорации вполне способны покупать тяжелую технику по $300 000 за штуку (аналог от Caterpillar стоит $500 000), а агрегатный завод делает запчасти чуть ли не для всех тракторов, выпускающихся на территории бывшего СССР, так что спрос обеспечен.

А вот Владимирский и Липецкий заводы убыточны: они выпускают технику для сельского хозяйства, куда менее платежеспособной отрасли, чем сырьевая. На рынке давно ждут подъема сельхозмашиностроения, ведь все 1990-е годы крестьяне не обновляли технику, объясняет глава отраслевой ассоциации «Союзагромаш» Евгений Корчевой. Подъем этот никак не начнется, но Болотин готов терпеть убытки: он считает, что создал хороший задел на будущее. Кроме того, любой тракторный завод — гарантированный заказчик для его предприятий по производству агрегатов.

В нынешнем году «Тракторные заводы» ожидают $800 млн выручки. А Болотин готов к новым покупкам. В сентябре он вел с группой «Промышленные инвесторы», владеющей «Агромашхолдингом», переговоры о покупке военного производства Волгоградского тракторного завода (помимо гусеничных тракторов, он делает боевые машины десанта, БМД). Если сделка состоится, можно будет говорить о появлении у «Тракторных заводов» еще одной линейки продукции — военной. Один производитель бронетехники у Болотина уже есть: весной он за $43 млн купил у газохимического холдинга «Сибур» 51% акций «Курганмашзавода», крупного производителя боевых машин пехоты (БМП).

Зачем «Тракторным заводам» военная техника? «Государственный оборонный заказ растет, сейчас приоритет отдается силам ядерного сдерживания, со временем дело может дойти и до масштабных закупок легкой бронетехники», — не исключает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. Менеджеры Болотина объясняют все более прозаично. «Промтрактор» через три года может исчерпать мощности, признается Млодик. А отлично оснащенный «Курганмашзавод» недозагружен и мог бы всерьез заняться «гражданской» техникой.

Болотин называет свою стратегию по-западному — создание full line, то есть полной линейки машиностроительной продукции. «Мы должны выпускать тракторы от 10 лошадиных сил до 800 и всевозможного назначения», — настаивает он. Этого требует работа на сжавшемся рынке. СССР поставлял тракторы в страны Варшавского договора и еще в 10–15 стран «третьего мира». «Промтрактор» в этом году выпустит 630 тракторов десяти модификаций, а в советские времена выпускал по 1500 одинаковых, из них половину на экспорт. У Владимирского завода за рубеж уходило и вовсе 90% продукции. Теперь же, чтобы загрузить производство, необходимо выпускать не одну-две модели тракторов, а десятки, максимально подстраиваясь под пожелания клиентов, особенно иностранных. Млодик рассказывает, что для победы в одном из тендеров в Индии «Промтрактор» согласился внести в свою машину больше 400 конструктивных изменений.

Чего еще не хватает Болотину для полного комплекта? «Экскаваторов, небольших погрузчиков и комбайнов. Если дополнить ими линейку, мы приблизимся к Caterpillar», — говорит Болотин. Но в России серьезную конкуренцию продукции «Тракторных заводов» составляет не только новая, но и подержанная импортная техника. Поэтому Болотин лоббирует введение на нее заградительных пошлин, а сам тем временем предлагает покупателям программу trade in — можно сдать «чужой» старый трактор в обмен на новый чебоксарский с доплатой. Эту услугу рекламируют с помощью комиксов, на которых Василий Иваныч (Чебоксары — родина Чапаева) вместе с Петькой обмозговывают, что делать со старым броневичком, и в итоге решают поменять его на новый трактор.