СП районного масштаба | Forbes.ru
сюжеты
$58.82
69.15
ММВБ2143.99
BRENT63.27
RTS1148.27
GOLD1253.76

СП районного масштаба

читайте также
+3048 просмотров за суткиICO XIX века. Что общего между Суэцким каналом и криптовалютами +3199 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +9623 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2214 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +22390 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +57632 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +672 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +1599 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +1243 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +1704 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +903 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +3419 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +57 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +14605 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +47 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +733 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +813 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +8193 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +1292 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +8530 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +12026 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes
03.10.2005 00:00

СП районного масштаба

То, с чем не справляются губернаторы, под силу главам местных администраций. Не верите? История трех российских районов, в которых побывал корреспондент Forbes, это подтверждает

В 1991–2004 годах Россия получила $36 млрд прямых иностранных инвестиций — $257 на каждого жителя страны. Немного. Но есть на карте страны места, куда инвесторов притягивает как магнитом. «Среднедушевой» вклад иностранцев в промышленность Борского района (Нижегородская область) составляет $2000, во Всеволожском районе (Ленинградская область) этот показатель достиг $5400, а в подмосковном Ступинском районе — $7200. На территории этих муниципальных образований нет месторождений нефти (газа, алмазов, угля и т. п.), в советские годы они даже не считались крупными промышленными центрами. Однако за последние десять лет приток внешних денег в эти точки на карте составил в сумме более $2 млрд. В чем секрет?

Ступинский район

Московская области

НАСЕЛЕНИЕ 111 000 человек

ГЛАВА РАЙОНА Павел Челпан

ОБЪЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ $800 млн

КРУПНЕЙШИЕ ИНВЕСТОРЫ Mars Inc., Campina, Marazzi Gruppo Ceramiche

ОСОБЕННОСТИ РАЙОНА Отказ от размещения производства алкоголя. Негласный запрет на деятельность московских торговых сетей

Расстояние в 106 километров от Москвы до Ступина мы с фотографом преодолели на автомобиле минут за сорок. На трассе «Дон» (лучшей в Подмосковье) — ни одного светофора и поста ГАИ. На въезде в город тормозим у обочины. Открывающаяся глазу панорама производственного комплекса американской корпорации Mars так и просится на снимок.

Не успеваем расчехлить аппаратуру, как рядом паркуется новенький Ford Focus. За рулем — довольный собой охранник Mars. «Нет разрешения — нет фотографии, — разводит он руками. — Во всем должен быть порядок». Если бы он знал, как здесь все было более десяти лет назад.

Строительство фабрики Mars началось в мае 1994 года в чистом поле. Американцы вкладывали в новое производство $150 млн, еще не имея на руках землеотвода, генплана, утвержденного проекта и другой разрешительной документации. Строили на землях сельскохозяйственного назначения, под честное слово местной администрации — зато построили в рекордные сроки, за год. «Конечно, американцы рисковали, — рассказывает в интервью Forbes глава администрации Ступинского района Павел Челпан. — Но они вообще сильно рисковали, когда первыми пришли в Россию с промышленными инвестициями».

[pagebreak]

Челпан руководит районом с 1986 года. Он полностью соответствует образу сурового хозяйственника советских времен — крупный, властный, способный решить любую проблему крепким ударом кулака по столу. Именно такой и был нужен иностранцам. Руководство Mars осмотрело несколько десятков площадок в других районах области, но выбрало все же Ступино. Почему?

«Компанию в Ступине устроила и удаленность от Москвы, и доступность столицы при существующей транспортной инфраструктуре, но главное, конечно, — это Челпан, его отношение к делу», — объясняет бывший высокопоставленный сотрудник Mars, принимавший участие в организации нового завода.

В советские годы Ступино был закрытым для иностранцев районом — здесь работало несколько предприятий, ориентированных на авиационную промышленность. К 1993 году ситуация изменилась. «Инвестиции или смерть, именно так тогда стоял для нас вопрос, — признается Павел Челпан. — Наши градообразующие предприятия стояли, их нужно было поддержать, провезти на плечах инвестора через сложные годы». Ступинская администрация обозначила план — ежегодно привлекать в экономику района около $100 млн. Каким образом? По словам Челпана, поначалу администрация не имела об этом ни малейшего представления. Заявили о готовности принять инвесторов в областных и федеральных ведомствах, начали участвовать во всех конкурсах и смотринах, на которых иностранные компании выбирали себе места для строительства будущих заводов.

Иностранцы в те годы требовали от российских партнеров прежде всего безопасности и надежности. «Единственное, чего владельцы Mars опасались, — это криминала, — говорит Челпан. — Мы им безопасность гарантировали». Знали, что обещать: в «режимном» Ступине криминала не было. Сложнее оказалось выполнить обязательства по документарному оформлению проекта «задним числом».

«Прихожу документы к одному областному министру подписывать, а он мне: какой такой проект, почему не знаю? Не буду, говорит, ничего подписывать, — вспоминает ступинский голова. — Попробуй у меня не подпиши, у нас уже фабрика стоит». Я смотрю на нахмурившегося Челпана и понимаю: шансов не подписать у того чиновника не было.

В тот период Челпан сформулировал для себя основной принцип работы с иностранцами. Региональные чиновники по всей России были уверены, что любой крупный проект должен обязательно начинаться с финансирования социальных программ — ремонта школ, дорог, оснащения местных администраций офисным оборудованием и т. д. «А мы попросим позже, когда завод построят», — улыбается глава Ступина. У него в отношении инвесторов далеко идущие планы.

Вот пример. Рядом с заводом Mars расположено молочное производство голландской Campina, построенное в 1998 году при активной поддержке районной администрации. «Нам позарез нужно было молочное производство, — рассказывает Челпан. — В районе было передовое животноводство, но Москва сидела на порошке, наше молоко не брали, и его просто сливали на ландшафт, скот вырезали. Мы бомбили своими предложениями все посольства и торгпредства, в итоге получили Campina». Голландцы теперь забирают 47% всего молока, производимого в районе. Всех коров с помощью Campina в районе сохранить, конечно, не удалось, но половину — точно. В советское время здесь производилось 100 000 тонн молока в год, сейчас — 50 000 тонн. Зато, как сообщает голландская компания, «совместными усилиями Campina и ЕБРР молочное стадо района… подверглось серьезной модернизации… качественные показатели молока значительно улучшились».

Mars свое предназначение также выполнил. Неизвестно, было ли это условием администрации, но нестандартное оборудование для своего первого российского предприятия Mars заказывал на ступинских заводах. Поддержка небольшая, но в годы полного отсутствия заказов на авиационное оборудование — очень важная психологически.

За последние десять лет район привлек $1 млрд инвестиций, $800 млн из них — иностранные. Прежде всего спасибо первому инвестору — Mars вложил в ступинскую землю уже около $600 млн. Всего же в районе работает десять промышленных предприятий, построенных с нуля (производство металлоконструкций, химической продукции, упаковочных материалов и пр.). Еще пять строится — например, заводы по производству керамической плитки итальянских компаний Marazzi и Concorde. В Ступине не делают различий между иностранным и отечественным инвестором, для всех условия входа примерно одинаковы. Исключения, правда, имеются. Ступинская администрация отказала в строительстве ликероводочного и пивоваренного заводов. Еще один неофициальный запрет распространяется на розничные сети — сторонних инвесторов в ступинскую торговлю не пустят. По мнению Павла Челпана, на доходах промышленных предприятий должна зарабатывать местная розница.

Комплекс услуг, оказываемых местной администрацией внешним инвесторам, нельзя назвать уникальным. Претенденту предлагают базу данных по земельным площадкам, которые район прямо сейчас может выделить под строительство. Для поддержки каждого проекта при администрации формируется рабочая группа, готовая круглосуточно общаться с инвестором и помогать ему в оформлении документов. Если иностранец ищет субподрядчиков, к примеру, для геологического исследования участка или строительства корпусов, район может предложить целый список независимых компаний — выбирай из нескольких кандидатов (но никто не обидится, если инвестор приведет своих исполнителей).

[pagebreak]

Для крупных проектов (от $10 млн) действует льготный налоговый режим — инвестор освобождается от налога на имущество и земельного налога. Арифметика простая — 1 рубль льготы, по словам Павла Челпана, в результате увеличивает налоговые поступления на 1,26 рубля. Проверено практикой.

В советские времена Ступинский район по объемам промышленного производства занимал 14–16-е места в Московской области, теперь — первое. Объем промышленной продукции по крупным и средним предприятиям района в прошлом году составил 22,3 млрд рублей, на 23% больше, чем в 2003 году. Доходная часть районного бюджета в начале 1990-х не превышала 16 млн рублей, в прошлом году — более 1 млрд рублей. Неплохо для муниципального образования с населением 111 000 человек. Ступино напоминает зажиточного подмосковного барина, который неторопливо тратит доходы на благоустройство и реконструкцию. Активной работы вроде и не видно, но дороги чисты, парки ухожены, заборы покрашены. Машина по наполнению доходной части ступинского бюджета запущена и исправно работает, можно передохнуть?

«Я уже думал, может, хватит всего этого? Уже 85% промышленных предприятий района за счет сторонних инвесторов сумели пролезть в игольное ушко и теперь готовы конкурировать даже в рамках ВТО», — рассуждает Челпан. И сразу же делится планами на ближайшие три пятилетки. По его прогнозам, доход района в 2010 году будет 2,5 млрд рублей, в 2015 году — 4 млрд рублей, в 2020 — 7,5–8 млрд рублей. Видно, что останавливаться Челпан не намерен. План прежний — $100 млн инвестиций в год. Главная задача — равномерно распределить производственные мощности по всему району, вблизи административного центра района промышленности уже тесновато.

Хватит ли в районе трудовых ресурсов для обеспечения промышленного роста? Павел Челпан об этом даже не думает. В 100 километрах от Ступина Москва, где квалифицированных кадров в избытке. «Будет зарплата — будут люди, — уверен глава ступинской администрации. — У нас средняя зарплата в промышленности 15 000 рублей, на иностранных предприятиях — в два раза выше».

Около 10 иностранных компаний находятся у администрации, как говорит Челпан, «в разработке». Среди них британские предприятия, итальянские и, конечно, немецкий Volkswagen, которому уже подобрали 300 га земли через дорогу от заводов Mars и Campina. Немецкий автопроизводитель — если решится — планирует на первом этапе вложить в российское производство $250 млн, на втором — еще столько же. Volkswagen пока выбирает. «Думаю, что, как и Toyota, их тоже в Питер сгоняют площадки посмотреть, — прогнозирует Павел Челпан. — Но они все равно вернутся к нам».

«Жалко, Toyota потеряли, — сетует Челпан. — Им у нас тоже понравилось».

Борский район

Нижегородская область

НАСЕЛЕНИЕ 130 000 человек

ГЛАВА РАЙОНА Владимир Иванов*

ОБЪЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ $250 млн

[pagebreak]

КРУПНЕЙШИЕ ИНВЕСТОРЫ Glaverbel, Europe Foods, Tubor

ОСОБЕННОСТИ РАЙОНА Работа со средними иностранными инвесторами. Каждый проект в администрации получает куратора для преодоления бюрократических препон

* Во время сдачи этого номера назначен вице-губернатором Нижегородской области

Первого ноября прошлого года представители корпорации Toyota Motor не смогли насладиться красотами болдинской осени. С утра зарядил дождь, от вертолетной прогулки c работниками нижегородской администрации пришлось отказаться. Да и времени было в обрез. За один день группа из 25 японских специалистов должна была досконально изучить промышленную площадку в Борском районе Нижегородской области под строительство автозавода.

До места добирались наземным транспортом. От Нижнего Новгорода до Бора всего 34 километра, но часть пути проходит по длинному двухрядному мосту через Волгу. Трасса федеральная, перед мостом иногда образуются пятикилометровые пробки. На этот раз транспортных заторов не было, но пропускную способность переправы японцы определенно оценили.

На осмотр площадки и беседы с чиновниками в разбитых на зеленой поляне шатрах ушло пять часов. Предложения местной администрации выглядели заманчиво. Под будущий завод район отдавал 250 га земли со всеми необходимыми инженерными коммуникациями, подведенными за счет муниципального образования (а это, кстати, около $1 млн). Местная власть обещала щадящий налоговый режим. Однако японцы выбрали родину российского президента Санкт-Петербург.

Официально объяснение звучит так: «Это чрезвычайно трудное решение… выбранное нами место выгодно отличается от других благодаря развитой инфраструктуре, близости к порту, городу и дороге на Москву».

«Политика, — разводят руками охотники за инвесторами из Бора. — У нас не было шансов».

Глава администрации Борского района Нижегородской области Владимир Иванов с помощью Toyota мечтал на подведомственной ему территории создать «русский Детройт». Toyota ушла, «Детройта» не будет?

Да он в некотором роде уже существует. На Борском стекольном заводе бельгийская компания Glaverbel (входит в японский концерн Asahi Glass) производит автомобильное стекло, которое покупает GM-АвтоВАЗ и российский завод Ford. Германская Troplast изготавливает здесь же пластичную пленку для автопромышленности и стройиндустрии, испанская Tubor делает автомобильные аккумуляторы. Сейчас ведутся переговоры о размещении в районе завода по производству металлокорда бельгийской компании Bekaert стоимостью €75 млн.

[pagebreak]

К моменту нашей встречи в августе этого года Иванов руководил районом уже 15 лет — опыт внушительный. Но секрет успеха Борского района — примерно тот же, что и в Ступине. Некоторое отличие в том, что в Борском районе имеют дело в основном с небольшими инвесторами, проекты которых стоят миллионы и десятки миллионов долларов. Таким партнерам особенно важна помощь в преодолении бюрократических барьеров. Чтобы приступить к строительству промышленного предприятия, иностранец должен собрать в среднем 50 разрешительных подписей. К каждому проекту администрация приставляет куратора — тот первым просматривает ответы, приходящие от СЭС, пожарных, экологов и т. д.: не придираются ли чиновники? На местном уровне администрация эти вопросы может решить одним звонком.

Федеральные чиновники начинают уважительно относиться к проектам, если их стоимость превышает $100 млн. Приходится кураторам выезжать в столицу и там решать проблемы районных инвесторов. С трудом, но получается.

С 1998 года в районе создано 14 новых производств, 12 из них — на деньги иностранцев. Внешние инвесторы выпускают в Борском районе пищевые продукты (Gallina Blanca испанской Europe Foods), пластиковую пробку (немецкая компания Bericap), стеклянную посуду (турецкая Pasabahce). В Борском районе уже накоплено $250 млн прямых иностранных инвестиций, в прошлом году доходная часть бюджета Борского района составила около 1‑млрд рублей.

«Сейчас нам проще работать с инвесторами, наработанный имидж и накопленные инвестиции работают на нас», — говорил Владимир Иванов в августе в интервью Forbes. «Региону достаточно привлечь хотя бы одного относительно крупного инвестора и сделать соответствующий PR, а дальше срабатывает механизм репутации, — подтверждает заместитель директора департамента по инвестиционной политике МЭРТ РФ Дмитрий Левченков. — Кроме того, инвесторы тянутся друг к другу и из чисто практических соображений, ведь они могут объединить усилия при решении таких проблем, как, например, создание необходимой инфраструктуры».

Всеволожский район

Ленинградская область

НАСЕЛЕНИЕ 125 000 человек

ГЛАВА РАЙОНА Игорь Самохин

ОБЪЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ $720 млн

КРУПНЕЙШИЕ ИНВЕСТОРЫ Nokian Tyres, Ford Motor, «Русский алюминий»

ОСОБЕННОСТИ РАЙОНА Отказ от размещения экологически вредных производств. Районным властям оказывают поддержку региональные и федеральные власти

[pagebreak]

В 1994 год Mars подписал соглашение о строительстве фабрики (начальный объем инвестиций — $150 млн) с администрацией Ступинского района. Корпорация Ford в 1999 году подписывала аналогичный документ о собственном производстве во Всеволожске (начальный объем инвестиций — $150 млн) уже с правительством страны. Всеволожский район — пример новой формы работы российских чиновников с иностранным инвестором, когда инвестора в тот или иной район «спускают сверху». Председатель правления Национального агентства прямых инвестиций Игорь Вдовин утверждает, что основной игрок по привлечению иностранных инвестиций сейчас — субъекты федерации: «Главы районных администраций активно этим занимались, пока в областях и краях не сформировалась собственная инвестиционная политика».

Глава администрации Всеволожского района Игорь Самохин вынужден дополнить это утверждение: «В любом случае вертикаль «правительство — область — район» должна работать без сбоев. Если один из уровней поведет себя неправильно, инвестора это отпугнет и проекта не будет».

К приему высоких американских инвесторов всеволожский «уровень» был готов. Первым иностранным промышленником, разместившим производство в районе, была шведская AssiDoman. Фабрика по производству упаковки из гофрированного картона этого концерна начала работу в июле 1998 года именно во Всеволожске.

В 2001 году, после преобразований в полугосударственной AssiDoman, права собственности на фабрику перешли к шведской же Kappa Group. Каppa довела объем инвестиций в российское производство до $40 млн и сейчас производит 5% всей российской картонной упаковки.

«За прошедшие восемь лет мы доказали, что работать здесь можно, — говорит в интервью Forbes Патрик Cтром, финансовый и административный директор Kappa St.Petersburg. — Фабрика оправдывает надежды шведских акционеров».

Почему был выбран Всеволожск? По словам Строма, инвесторы исходили из того, что в районе имеются квалифицированные кадры, рыночные перспективы и «хорошие отношения с местной администрацией». Партнер компании Ernst & Young Александр Ивлев добавляет, что Всеволожск привлекателен для инвесторов из-за соседства с Санкт-Петербургом — огромным рынком сбыта продукции. Наконец, PR-менеджер Ford Russia Екатерина Кулиненко обращает внимание на то, что во Всеволожске были лучше площадка и инфраструктура (всего компания рассматривала семь площадок), поблизости расположен незамерзающий морской порт, а районные власти продемонстрировали впечатляющую готовность к сотрудничеству. «Мы действительно знаем, что нужно инвестору, как его обеспечить кадрами, нужным количеством электричества, тепла и воды», — подтверждает Игорь Самохин.

Kappa расположена в так называемой Малой промзоне Всеволожска, «новые» инвесторы облюбовали Большую, в нескольких километрах от Kappa. Здесь вот уже три года выпускают автомобили Ford, год — алюминиевые банки «РОСТАРа» (компания «Русский алюминий»); итальянская Merloni TermoSanitari в этом году начала производить водонагреватели Ariston, неподалеку финская Nokian Tyres заканчивает строительство шинного завода стоимостью €300 млн.

Вот, кстати, маленький пример сотрудничества местных властей с инвесторами. На том месте, где стоит завод Nokian Tyres, раньше было настоящее северное болото, с клюквой и лягушками. Районные власти за свой счет осушили трясину, лишь бы инвестор остался доволен. Результат такой политики — Всеволожский район накопил $900 млн инвестиций (80% из них — иностранные), доходы бюджета в этом году превысят 1 млрд рублей (в прошлом году — 995 млн рублей).

Инвесторы в своих кураторах души не чают. Начальник отдела инвестиций Всеволожского района Артем Гарибян при мне за считаные минуты по телефону договорился о посещении корреспондентом и фотографом Forbes всех иностранных производств в районе. Мы на них побывали. На мой взгляд, предприятий во Всеволожске уже в избытке.

Вывод подтверждается ужесточившейся борьбой за кадры. Наличие квалифицированной рабочей силы уже не является преимуществом Всеволожска. В феврале прошлого года на Большой промзоне «Русал» запустил завод по производству алюминиевых банок, сотрудникам была установлена средняя зарплата на уровне завода Ford — 16 000 рублей. В этом году Ford стал увеличивать производственную мощность и поднял зарплату своим рабочим в два-три раза. «Началась не очень красивая борьба за людей», — комментирует действия Ford глава «РОСТАРа», предприятия «Русала», Владимир Чередниченко.

[pagebreak]

На бирже труда Всеволожского района предлагают 3000 вакансий, официальных безработных 300 человек. Глава районной администрации Игорь Самохин считает, что проблем с трудовыми ресурсами у предприятий района быть не должно. По его словам, около 30% сотрудников всеволожских промышленных предприятий приезжают на работу из Санкт-Петербурга. Сбылась мечта провинции — жители мегаполисов теперь ездят в область на работу. От Санкт-Петербурга до Всеволожска на автомобиле всего четверть часа езды, а вот на электричке — больше часа. Игорь Самохин, бывший офицер погранвойск, ревностно охраняет чистоту и покой вверенного ему участка. О чем и рапортует журналистам — четко, по-военному. Вот наш диалог на прощание:

— Какие предприятия вам не нужны?

— Экологически грязные.

— А вам такие предлагали?

— Отказано в строительстве металлургического предприятия.

Кадровый резерв

В МЭРТ РФ факторы инвестиционной привлекательности той ли иной площадки делят на две группы: экзогенные («объективные») и эндогенные. Первая — это выгодное географическое расположение, кадровый потенциал, необходимая транспортная и производственная инфраструктура. Вторая — это усилия, предпринимаемые региональными и муниципальными властями для привлечения инвестиций. «В случае Ступина, Всеволожска и Борского района субъективные факторы определили, наверное, 70% успеха», — говорит представитель министерства Дмитрий Левченков.

Проще говоря, описанные нами истории успеха есть результат усилий конкретных государственных «менеджеров среднего звена» — Павла Челпана, Игоря Самохина и Владимира Иванова. «С раскрытыми объятиями все встречают, но вот реальной помощи мало от кого дождешься», — объясняет глава всеволожского предприятия «РОСТАР» Владимир Чередниченко, один из «клиентов» Самохина.

Похоже, начальство ценит деловые качества этих управленцев. Когда эта статья уже готовилась к печати, новый губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев представил областному законодательному собранию своего заместителя по социально-экономическому планированию и инвестиционной политике — Владимира Иванова. Можно ожидать появления новых промышленных проектов? Первые новости уже есть. Владимир Иванов сообщил, что осенью этого года начнется строительство канатной дороги Нижний Новгород — Борский район с пропускной способностью 1500 человек в час. Это сооружение должно частично решить проблему переправы через Волгу, о которой мы писали выше. Строительство дороги будет вестись, разумеется, с использованием средств частных инвесторов.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться