Неуловимые банкиры | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Неуловимые банкиры

читайте также
+871 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +5251 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2709 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +27026 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +101855 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +1630 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +2420 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +3332 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +5897 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +2169 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +8965 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +120 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +35496 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +107 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2563 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1523 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +24395 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +4040 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +17259 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +38597 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +847 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa

Неуловимые банкиры

Майкл Фридман Forbes Contributor
Террористы, торговцы наркотиками и контрабандисты пользуются для своих финансовых операций системами столь же древними, как Великий шелковый путь. 
И они практически неуязвимы

Когда два года назад федеральные власти США арестовали Абада Элфджи, они были уверены, что разрушили ключевое звено в цепи финансирования террора. С 1995 по 2003 год этот эмигрант из Йемена вместе с членами его семьи, друзьями и родственниками перевел со счетов в банке JPMorgan Chase $22 млн по всему свету, включая такие страны, как Пакистан, Таиланд и Йемен. Среди подозрительных получателей средств: Мухаммад Али Хассан аль-Майяд — йеменский шейх, похвалявшийся своими связями с Усамой бен Ладеном и «Аль-Каидой».

Во время судебных слушаний федеральные прокуроры в Бруклине привели ошеломляющее свидетельство преступной связи этих людей. Они утверждали, что аль-Майяд указал на Элфджи как на надежного человека для передачи денег и сказал следователям, будто брат Элфджи Ахмед — «известный фандрайзер, который собрал значительную сумму денег». Записи телефонных разговоров, говорится в протоколах суда, подтверждают контакты между магазином Элфджи, торгующим мороженым в Бруклине, и шейхом. Элфджи будто бы благодарил за присылку денег перед 11 сентября. И даже его адвокат признал, что деньги, которые посылал его клиент, «могли» попасть аль-Майяду, хотя это никогда не входило в намерения Элфджи и он никогда с аль-Майядом не встречался.

По мере продвижения процесса в середине сентября прокуроры были вынуждены ограничиться гораздо менее тяжелыми обвинениями. В обвинительном заключении о терроризме уже ни слова, Элфджи был признан виновным по пяти пунктам, включая выполнение денежных переводов без лицензии и нарушение валютного законодательства. Ему грозило тюремное заключение сроком от 6 месяцев до 15 лет. Судья федерального суда в Бруклине запретил обвинителям упоминать об «Аль-Каиде», пока адвокаты не заговорят о ней первыми. Почему? Пресс-секретарь бруклинской прокуратуры пояснил: не удалось подтвердить свидетельствами, что Элфджи знал, будто пересылает деньги финансистам террора. (А против брата Элфджи никогда не выдвигалось обвинений.)

В данном случае органы правопорядка столкнулись с одним из наиболее сложных и малоуспешных аспектов борьбы с международным терроризмом: трудно проследить финансовые потоки, питающие терроризм. Деньги, поддерживающие терроризм, начинают свой путь как вполне «чистые» и становятся «грязными» гораздо позже. Как установить незаконное использование денег, пересылаемых рядовым обывателем родне на прожиток? Проследить судьбу всех денежных переводов каждого отдельного человека в удаленной части света практически немыслимо, и, как только сыщики из США и других западных стран перекрывают один канал, террористы разрабатывают новую схему.

Больше всего головной боли следователям доставляет хавала — неформальная система денежных переводов, действующая на периферии мировой финансовой системы. Именно этим занимался Элфджи в своем Carnival French Ice Cream Supermarket. Быстрее и дешевле, чем традиционные банки и компании вроде Western Union, эта система достигает таких уголков мира, куда не проникают другие финансовые сети, и служит «дорогой жизни» для миллионов иммигрантов и гастарбайтеров, живущих в богатых странах. По экспертным оценкам, за последний год по этому каналу в развивающиеся страны прошло 35% из $150 млрд трансфертов. Возможно, этот процент еще больше.

Было бы негуманно просто пресечь всю индустрию хавала. Пострадают семьи иммигрантов на родине. И тем не менее власти не вправе игнорировать исходящую от нее опасность. Хавала используется для отмывания денег, полученных в результате нелегальной перевозки иммигрантов и наркотиков, секс-рабов, оружия и человеческих органов. Она помогала обойти эмбарго, введенное министерством финансов США в отношении таких стран, как Иран и Куба. С ее помощью иммигранты из Бразилии и других стран избегали валютного контроля и уклонялись от уплаты налогов. А был и вовсе вопиющий эпизод: власти обнаружили, что Хуан Альберто Монсальве, нью-йоркский оптовик колумбийского наркокартеля Norte Valle, доверил своим конторам денежных переводов в Квинсе (Нью-Йорк) отмыть $70 млн доходов от наркоторговли. Расследование привело к персонажу, которого объявили лидером картеля, — Луису Эрнандо Гомесу-Бустаманте, он все еще находится в федеральном розыске. Позднее агент федеральных служб зашел в Afghan Market Рафиуллы Хабиби, заурядную лавочку в торговых рядах в Александрии (штат Вирджиния), и попросил переслать в Пакистан от $70‑000 до $120‑000. Следователи предполагают, что этот канал перевода денег был частью системы контрабанды героина общим объемом $50 млн. Но опять им не удалось доказать осознанную связь Хабиби с наркоторговлей (его адвокат утверждал, что он понятия не имел, как используются эти деньги). В феврале Хабиби был признан виновным в ведении операций без лицензии и приговорен к шестимесячному заключению и штрафу в $10‑000.

Атака террористов на США 11 сентября 2001 года возбудила большой интерес к системе перевода денег. Дело в том, что большую часть своего бюджета, составившего в том году $30 млн, «Аль-Каида» пропустила через ближневосточную сеть хавалы. Американские власти утверждают, что «Аль-Каида» продолжает использовать эту систему для финансирования мятежников в Ираке. «Важнейший канал, используемый террористами для перемещения денег» — так назвал хавалу старший офицер разведывательного управления министерства обороны США Калеб Темпл в докладе комитету Конгресса. Пока большая часть этих сумм поступает из Сирии (доходы от контрабанды), от состоятельных экстремистов и благотворительных учреждений Европы и Ближнего Востока. Министерство национальной безопасности и другие ведомства США опасаются, что через хавалу террористам (возможно, в Ирак) переправляются и американские деньги. «Пока в Пакистан и потенциальным исламским фундаменталистским группировкам перемещаются сотни миллионов долларов, постоянно возрастает риск, что тем самым финансируется терроризм», — говорит Кевин Делликолли, возглавляющий финансовые расследования в администрации по контролю за соблюдением иммиграционных и таможенных законов.

Как же устранить этот риск? На сегодняшний день в США неформальный перевод денег можно осуществить по крайней мере в 20 000 точках, находящихся в круглосуточных супермаркетах, ресторанах и маленьких магазинах. Эти предприятия представляют собой крепко спаянные этнические сообщества, закрытые для посторонних. Их члены говорят на языках, непонятных западному человеку, — урду, арабском и хинди, что затрудняет расследование. Система основана на доверии и неформальных отношениях, по отчетным документам операторы так же неуловимы, как букмекеры: в бумагах нет ничего, кроме неразборчиво записанных имен или шифра. Куда переводятся деньги и на что они используются, зачастую остается тайной для всех, кроме получателя.

Вот как устроена эта система. Брокеры — хаваладары — объединяют денежные переводы с капиталом от собственного бизнеса и помещают средства на традиционные банковские счета, на долларовые счета в Дубае или в другом крупном финансовом центре. Хаваладар работает с напарником — как правило, это его друг или родственник, находящийся в принимающей стране. Он в течение суток получает всю отправленную сумму за вычетом небольшого комиссионного сбора. Родственные связи позволяют партнерам рассчитываться несколько недель спустя электронным переводом или комплексным счетом-фактурой и товарной сметой на электронику, сельскохозяйственное оборудование, предметы потребления и ювелирные изделия. Эта система позволяет проворачивать различные махинации, включая контрабанду и уклонение от налогов. Отсутствие документации делает невозможным проведение расследования. «Мы оказываемся в тупике», — говорит Патрик Джост, бывший сотрудник министерства финансов, консультант Risc Global, лондонского агентства по борьбе с отмыванием денег.

Неформальная система перевода денег существует уже многие сотни лет. Ее придумали торговцы в Южной Азии, чтобы их не обобрали в пути. Аналогичная система отработана и в арабском мире (ее использовали купцы на Шелковом пути), и в других частях света. Слово «хавала» арабского происхождения, оно означает «доверие» или «обмен». В Южной Азии эта модель известна как «хунди», в Южной Америке черный рынок обмена песо называется «каса де камбьо» («дом сделок»), а тайский вариант — «пху куан» («дом посланий»); англичане в Китае пользовались «читибэнкингом», а сами китайцы, торговавшие преимущественно рисом и чаем, разработали свою систему «летающих денег» — «фей чьен».

Эти каналы успешно функционируют во всех развивающихся странах. В таких государствах, как Объединенные Арабские Эмираты и Пакистан, «практически полностью отсутствуют регулирование и надзор за финансовым рынком», говорится в документах Комиссии по расследованию событий 11 сентября. Недостаточно строгий валютный контроль, коррупция и трудновыполнимые налоговые законы во многих странах подталкивают граждан использовать неформальные каналы, что приводит к неприятностям. Например, в 1995 году в Турции нуждающиеся в пересадке почек больные, по некоторым сведениям, платили по $65 000 за орган. Эту сумму они отправляли в Индию при посредстве хаваладаров в Стамбуле. А в конце 1990-х годов в Индии разразился скандал, который закончился отставкой многих государственных чиновников: контрабандисты использовали хавалу для того, чтобы перекачивать средства для перемещения через Москву, Гавану и Южную Америку 11 000 индийцев в США.

Теневые системы перевода денежных средств вслед за иммигрантами проникают в Северную Америку и Европу, и к 2000 году, когда Джост представил Интерполу доклад по этой проблеме, было очевидно, что в отмывании денег большую роль играла хавала. Но пока участники этого неформального бизнеса не были замешаны в серьезных преступлениях, например, торговле наркотиками, законодатели игнорировали их, сконцентрировавшись на борьбе с отмыванием денег по традиционным банковским каналам. Тем более что на этот случай существовал закон о банковской тайне 1970 года и поправки к нему, согласно которым банки должны предоставлять отчеты о подозрительных операциях и переводах крупных денежных сумм и фиксировать информацию о личности владельцев банковского счета.

Действие в рамках этих законодательных актов вызвало несколько скандальных банкротств, но при этом поступление средств на счета тоталитарных правительств и террористов практически не сократилось. Планирование и осуществление воздушной атаки на Центр международной торговли в Нью-Йорке обошлись 19 террористам в сумму от $400‑000 до $500‑000, из них $300‑000 хранились на депозитных счетах американских банков. Крупнейший в мире банк Citigroup неоднократно оказывался замешанным в скандалы по отмыванию денег. Рауль Салинас, брат бывшего мексиканского президента, перевел по крайней мере $90 млн от торговли наркотиками через счета Citibank. В прошлом году надзорные органы подняли вокруг банка шум, когда обнаружилось, что в течение многих лет его клиентами были бывший чилийский диктатор Аугусто Пиночет и его семья. Инспекторы также прижали Riggs Bank, наложив на его отделение в Вашингтоне штраф в $25 млн, после того как выявилось, что Пиночет и его семья в период с 1992 до 2002 года хранили в этом банке от $4 млн до $8 млн, а высшие должностные лица Экваториальной Гвинеи начиная с 1995 года имели на счетах от $400 млн до $700 млн сомнительного происхождения.

Федеральные законы по борьбе с отмыванием денег обременяют банки дополнительной бумажной отчетностью, и это увеличивает издержки. Повышение стоимости услуг и ужесточение требований к документации — подтвержденные данные о месте жительства, карточки социального страхования — оттолкнули иммигрантов. По неформальным каналам можно переслать деньги за океан быстрее, дешевле и без лишних вопросов. Власти некоторых штатов совершенно игнорировали неформальный перевод денежных средств, в то время как штаты с большим количеством иммигрантов предпринимали нерешительные и неуклюжие попытки регулировать этот бизнес. Никос Пассас, профессор колледжа уголовного права Северо-Восточного университета, говорит, что требования властей, согласно которым фирмы, занятые денежными переводами, должны располагать капиталом не менее $1 млн, заставили многих участников этого малоприбыльного бизнеса отказаться от регистрации. Сыграл свою роль и плохой полицейский надзор. «Некоторые лица получили лицензию, — продолжает он. — Но поскольку этот закон не проводится в жизнь решительно, он не имеет существенного значения».

До 11 сентября ФБР, ЦРУ и другие ведомства следили за al-Barakaat — службой перевода, услугами которой пользовались сомалийцы, проживавшие в США, а также ООН и агентства по оказанию помощи африканским странам. Как говорится в докладе Комиссии по расследованию событий 11‑сентября, разведка и правоохранительные органы имеют данные о том, что бен Ладен был партнером al-Barakaat и вместе с его основателем Ахмедом Нур Али Джумалем вложил в дело $1‑млн. Джумаль, как подозревают, управлял финансами бен Ладена. По неподтвержденным данным, полученным одним из американских посольств в Африке, служба безопасности al-Barakaat прикрывала агентов «Аль-Каиды» в столице Сомали Могадишо.

Сомали — разоренная и истерзанная войной страна, которая утратила инфраструктуру и понятие о законности и предоставила финансовые институты самим себе. Террористы здесь чувствуют себя на свободе. Бен Ладен обвиняется в смерти 18 американских рейнджеров, убитых во время операции в Сомали в 1993 году. А в тысячах километрах от Сомали, в Миннеаполисе, где обитают 75 000 сомалийских иммигрантов, агенты ФБР начали замечать, что al-Barakaat помещает на банковские счета огромные суммы, первоначально поступившие на счет в Объединенных Арабских Эмиратах, в стране с не очень строгим финансовым надзором.

Долгое время следствие в отношении al-Barakaat результатов не приносило. Все переменилось после 11 сентября. Принятый в США «Патриотический акт» ужесточил законодательство против отмывания денег, потребовав от хаваладаров привести дела в соответствие с законом и зарегистрироваться в федеральных органах власти. Министерство внутренней безопасности, администрация по контролю за соблюдением законов о наркотиках и министерство финансов начали вкладывать огромные средства в «очищение» альтернативного бизнеса денежных переводов.

Спустя два месяца после 11 сентября федеральные службы выловили восемь агентов al-Barakaat в разных районах США от Сиэтла до Бостона, заморозили по меньшей мере $1 млн активов и разрушили работу сети. На пресс-конференции совместно с министром финансов Полом О’Нейлом президент Буш охарактеризовал Джумаля как «друга и соратника Усамы бен Ладена» и «главного поставщика информации и денег для бен Ладена». Управление контроля за зарубежными активами занесло al-Barakaat в список пособников террористических организаций.

Дело с тех пор, однако, рассыпалось. Американские должностные лица съездили пару раз в ОАЭ и изучили более 2‑млн страниц документов. Они дважды допросили Джумаля и 22 других служащих al-Barakaat и возвратились домой, привезя с собой 17‑000 страниц записей, а кроме того, данные из офисных и банковских компьютеров al-Barakaat. Однако доказательств связи al-Barakaat с «Аль-Каидой» до сих пор нет.

Сегодня, несмотря на отсутствие прямых улик, министерство финансов США настаивает, что al-Barakaat поддерживала террористов. Финансовая группа и Джумаль, который, по некоторым сведениям, находится в Сомали, продолжают отвергать обвинения. (Один из аффилированных членов al-Barakaat вполне успешно добился через американский суд, чтобы его имя было удалено из списка организаций, поддерживающих терроризм.) Источники в разведке сообщили Комиссии по расследованию событий 11 сентября, которая опубликовала свой доклад прошлым летом, что их осведомители, указывавшие на связь al-Barakaat с «Аль-Каидой», по большей части отказались от сотрудничества. Комиссия мрачно заключила, что усилия следователей «создать уголовное дело просто не имели шансов на успех».

Но это не остановило федеральные службы, и они завели дела на десятки более мелких операторов денежных переводов. В их сети угодил Нуур Алокози, иммигрант из Афганистана, владелец крошечной пиццерии в пригороде Хейварда (штат Калифорния), заработавший с июля 2002 по октябрь 2003 года $15‑000 на проводке тысяч небольших платежей, большинство из которых не превышало $200. В течение 15 месяцев он помог таким же иммигрантам, как он сам, переправить в Афганистан и Пакистан $1 млн через счет в Bank of America и расчетный центр в Дубае. (Банк не попал под следствие.)

Куда отправляются деньги? После расследования, проведенного администрацией по контролю за применением законов о наркотиках, внутренней налоговой службой и министерством внутренней безопасности, следователи сообщили калифорнийской прессе, что одним из получателей средств был Джонатан (Джек) Идема. Этот человек служил в спецназе и стал наемным убийцей, сейчас он находится в заключении в Афганистане за то, что пытал заключенных в частной тюрьме, которую сам же и организовал. Однако Люк Т. Маколей, пресс-секретарь федеральной прокуратуры в Сан-Франциско, заявил, что прокуратура не смогла установить связь между Алокози и Идемой. В конце концов Алокози был признан виновным по единственному пункту обвинения: проведение денежных переводов без лицензии. В сентябре он был приговорен к условному тюремному заключению и четырем месяцам домашнего ареста. Адвокат Алокози, Стефен Шэйкен, уверен, что все это дело сфабриковано федеральной прокуратурой. «Давайте будем реалистами, — говорит он, — если вести войну против терроризма такими способами, ничего хорошего не выйдет».

Власти уверяют, что введение жесткого регулирования заставит тех, кто промышляет денежными переводами, брать лицензии и побудит иммигрантов пользоваться услугами обычных банков или кого-то из 23‑000 действующих в США лицензированных и законопослушных операторов, переводящих деньги. Однако план может и провалиться. Из-за горячки и административного усердия правоохранительных органов банки не делают большого различия между законным переводом денег и противозаконной хавалой. Джон Бирн, главный советник Американской банковской ассоциации по вопросам регулирования, недавно заявил членам комитета Конгресса, что законодательные требования стали настолько обременительны для банков, что те непрерывно составляют доклады о подозрительной деятельности и просто закрывают счета.

Надзорные инстанции попытались рассеять их беспокойство. Однако Дэвид Лэндсман, глава Национальной ассоциации служб денежных переводов, представляющей лицензированных поставщиков финансовых услуг, сказал, что 40 членов ассоциации, через которых за прошлый год прошло $40‑млн, испытывают трудности в обслуживании банковских счетов. «Bank of America, — заявил он в сентябре, — так устроил свой центр по надзору за переводами, как будто мы все вредители». Многие члены ассоциации собираются прекратить этот бизнес.

К кому тогда пойдут их клиенты? Некоторые обратятся в сети, подобные Western Union. Банки достигли весьма скромного прогресса на этом рынке. Накладные расходы у них в десять раз выше, чем в неформальных сетях, они должны обменивать валюту по официальным курсам и в некоторых странах взимать пошлины за обмен. Требуется несколько дней или даже недель, чтобы доставить деньги по назначению, и даже для Western Union некоторые закоулки мира остаются недоступными. В результате многие иммигранты, вполне законопослушные люди, изыскивают нелегальные способы пересылки денег за рубеж. «Эта система как многоголовая гидра, — говорит Джост, бывший служащий министерства финансов. — Отрубаешь одну голову, на ее месте вырастают две новые».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться