Проверки на порогах

Иностранный банк решил проверить вашу репутацию? Не беспокойтесь, 
это не так страшно

Частные банки Швейцарии и Великобритании по-прежнему вне конкуренции, когда речь заходит о сохранении и инвестировании действительно больших сумм — от $3 млн. Они надежны и предоставляют самый широкий набор финансовых услуг. Они гарантируют передачу семейного богатства по наследству и помогают решить житейские проблемы. Нужно подобрать колледж для ребенка? С вами свяжется наш специалист. Доставить в гостиничный номер все необходимое, если авиакомпания потеряла багаж? Не беспокойтесь — наш курьер уже выехал.

Существует, однако, мнение, что с ужесточением контроля над финансовым сектором европейские частные банки превратились в неприступные крепости для российских клиентов. Ходят легенды о многочисленных отказах в открытии счетов без объяснения причин. На самом деле все не так страшно. Банкиры готовы простить своим клиентам маленькие грехи — если только убедятся, что они действительно маленькие.

Проверкой репутации и благонадежности клиентов занимается отдел, называемый английским словом compliance («одобрение», «соответствие условиям»), — теперь он есть в любом частном банке. Сотрудники такого отдела «ищут любую информацию, которая могла бы нанести ущерб репутации банка в случае, если данный человек будет принят на обслуживание», объясняет Юрий Смелянский, вице-президент российской инвесткомпании Renaissance Capital Asset Management. Одна из обязанностей Смелянского — как раз помогать клиентам RCAM правильно общаться с проверяющими из западных частных банков. «Первое и самое главное, что пытается выяснить наш compliance при проверке, — это происхождение средств», — рассказывает Forbes швейцарский банкир в частной беседе. Чего опасается его банк? Если через счета пройдут деньги, заработанные преступным путем или использующиеся в цепочке по отмыванию средств, то это будет прямым нарушением новых международных законов по борьбе с отмыванием преступно нажитых капиталов. Банк может не только потерять репутацию, но и подвергнуться финансовым санкциям.

Именно по этой причине частные банки относятся с подозрением к известным политикам, чиновникам и бизнесменам из России. «Если имя потенциального клиента часто мелькает в СМИ, для нас это означает вероятность быть вовлеченными в публичный скандал, связанный с известным лицом, — объясняет свою позицию один из швейцарских банкиров. — Вдруг окажется, что он дает взятки чиновникам или сам их берет?» Под особый контроль подпадают владельцы игорного бизнеса и компаний, производящих и торгующих крепким алкоголем, — западные банки считают эти сектора российской экономики наиболее криминальными.

«Особый контроль» со стороны банка — это дополнительная проверка клиента и его операций. Для начала о клиенте справятся в международных базах данных Интерпола и других аналогичных структур. В крупных частных банках есть также собственные базы нежелательных клиентов, открытие счета которым запрещено внутренними инструкциями. Если потенциальный клиент не значится в подобных черных списках, то — не удивляйтесь — банкиры попробуют просто задать поиск по его фамилии в интернете. Если им попадется негативная информация о бизнесмене или принадлежащей ему компании, то будущего клиента попросят как минимум объяснить, насколько достоверны эти сведения. «При работе с одним из клиентов наш compliance нашел в интернете две негативные статьи о нем, — вспоминает Патрик Хансен, генеральный представитель голландского частного банка MeesPierson (ведет банковские операции с 1875 года, имеет отделения в Швейцарии). — Я пришел к этому человеку и честно показал, что мы нашли про него. Он рассказал мне свою версию произошедшего и представил убедительные доказательства того, что информация, изложенная в тех статьях, некорректна». В общем, бизнесмену в итоге открыли счет.

Иногда банкиры заказывают исследование о клиенте у частных компаний, занимающихся конкурентной разведкой. Как правило, такие фирмы имеют хорошие неформальные связи с российскими правоохранительными органами и могут собрать на потенциального клиента внушительное досье. Примечательно, что банк никогда не делает подобные заказы напрямую — только через юристов офшорных компаний или адвокатов, чтобы не выдать будущего вкладчика.

Но прежде чем начать проверку потенциального клиента по своим каналам, представитель банка (как правило, клиентский менеджер) проводит с ним интервью. Главная цель — выяснить, каким образом клиент заработал деньги, которые намерен поместить на счет. Банкиры предпочитают выезжать непосредственно в его офис. Так, например, поступает Патрик Хансен из MeesPierson: «Я стараюсь назначить встречу с клиентом «на его территории», чтобы увидеть его в естественной обстановке и понять, насколько его нынешний бизнес действительно может быть источником тех капиталов, которые он хочет разместить с нашей помощью». Чтобы увидеть клиента в его «естественной обстановке», Хансен готов лететь хоть во Владивосток.

Как правильно вести себя во время таких интервью? Главное —- рассказать представителю банка правдивую и логичную историю о себе. «Им нравится хорошо изложенная история — окончил школу, пошел учиться, затем работать, заработал денег и т. п., — делится опытом Юрий Смелянский. — Частные банкиры очень любят, когда люди женаты, обожают, когда у их клиентов есть дети». Вкратце, нужно запомнить следующее. Неуплата налогов, являющаяся серьезным правонарушением в России, в Швейцарии считается не уголовным, а административным преступлением. Прохождение свидетелем по уголовному делу вряд ли станет препятствием для открытия счета.

После собеседования банкир сам составляет отчет о клиенте и заполняет анкету, которые отсылает в compliance для дальнейшей проверки. Именно сотрудники compliance решают, нужно ли проводить дополнительную проверку клиента и насколько глубоким должно быть расследование. Решение зависит, в частности, от того, при каких обстоятельствах состоялось знакомство потенциального клиента с частным банкиром. Идеально, чтобы клиента кто-то порекомендовал. «Большая часть моих клиентов попадает ко мне через посредников — других частных банкиров и юристов», — говорит Патрик Хансен. Если потенциальный клиент уже работает с международными консультантами, юристами или аудиторами — это значит, что его репутация была ими так или иначе проверена.

Такого же принципа придерживаются и в других частных банках, будь то частнобанковское отделение швейцарского Credit Suisse или американского Citigroup (последний, кстати, никак не связан с работающим в России розничным Ситибанком, входящим в ту же группу). У них на Россию работают команды клиентских менеджеров, которые навещают нашу страну «вахтенным методом». Вы можете оставить свои координаты в головном офисе банка, и с вами свяжутся, если при этом вы оставите еще и рекомендации. И тогда вы сможете рассчитывать и на помощь в поиске колледжа, и на поддержку в случае потери багажа — если, конечно, compliance не будет возражать.

Новости партнеров