Взять натурой

Все больше людей сомневаются, что продукты из супермаркетов настоящие

Несколько лет назад я отправился в автомобильное путешествие по неаполитанскому побережью. В районе Сорренто остановился в гостинице, во дворе которой росли лимонные и апельсиновые деревья, источавшие невероятно свежий и в то же время пьяняще терпкий аромат. Сидя за столиком, можно было протянуть руку, сорвать лимон с ветки и выжать его, например, в чай. Если меня спросят об идеальном лимоне, то вот он, тот, что растет в уютном гостиничном дворике под Сорренто.

Впрочем, стоп, этот лимон не был сертифицирован как идеальный. Гостиничное хозяйство, где он рос, не имело лицензии «органической фермы». А значит, существенной части поклонников экологической еды он бы не подошел. Я говорю о принципиальных приверженцах органических продуктов питания. Их еще очень мало в России, но их армия в мире, поверьте, растет день ото дня. В США «органический» рынок увеличивается на 16,5% в год и грозит достигнуть к 2008 году $24 млрд. Крупнейшая в мире сеть натуральных продуктов Whole Foods насчитывает уже без малого 200 магазинов. В трейлере Джулии Робертс всегда найдется бутылочка органического молока. Донна Кэран и Деми Мур употребляют в пищу исключительно сырые органические продукты, температура приготовления которых не превысила 40°С. В общем, значительная часть цивилизованного мира помешана на «органике».

Почему? Все просто: это естественная реакция на современные технологии. В рыночной экономике выживает тот, кто сумеет предложить более дешевый товар приемлемого качества. Дешевизна в сельском хозяйстве достигается сами знаете как: за счет применения гербицидов, пестицидов, удобрений и генетических модификаций продуктов. Но если не для каждого человека (взять ту же Донну Кэран) дешевизна актуальна, зачем поглощать с едой химические реагенты? Спрос породил предложение, и в 1970-х на свет появились экологические фермы, которые воспроизводили уклад, существовавший в сельском хозяйстве до прихода «прогрессивных» технологий. Более того, органические продукты стали не просто безвредной едой — их поклонники видят в такой еде единственный способ спасти мир, которому грозит неминуемая интоксикация.

Тем временем ассоциации производителей и правительственные агентства начали утверждать стандарты органических продуктов и хозяйств. Итог: в Америке теперь сертифицируются «полностью органические» продукты и «продукты, состоящие на 70% из органических компонентов». За рекламу неорганических продуктов под видом органических в США полагается штраф. Штаты — самый большой рынок органической еды, а вот лидерство по количеству экологически чистых фермерских хозяйств держат другие страны — Австралия, Аргентина и Италия.

Сертифицированные хозяйства, судя по описаниям, — сущая идиллия. Недостатка в описаниях, кстати, нет — это часть «органической культуры». В американской сети магазинов Whole Foods, например, к каждой грозди винограда, баночке йогурта или батону хлеба прилагается легенда, призванная подчеркнуть их индивидуальность. (Брошюры отпечатаны, естественно, на переработанной бумаге.) Знакомьтесь: органическая курица Роузи. Прежде чем ей отрубили голову, ощипали, завернули в целлофан и уложили на искусно освещенный лед экологического гастронома, она гуляла по земляному полу органической фермы, дышала свежим воздухом, клевала золотые кукурузные зернышки и не ведала об антибиотиках и гормонах, которыми пичкают бройлеров. Естественно, мясо органической курицы стоит в полтора-два раза дороже.

В России тоже есть эта разница в ценах, но настоящего рынка органической еды так пока и не появилось. У нас нет сертификационного органа. Пометки «био», «натуральный», «экологически чистый» ставятся производителями по их собственному усмотрению. Если угодно, вы можете поверить производителям на слово, но при этом никогда не узнаете, насколько экологически чист купленный вами огурец.

Тем не менее интерес к здоровой пище налицо. Казалось бы, вот ситуация, когда есть спрос и полностью отсутствует предложение. Любые действия органических первопроходцев должны восприниматься на ура. Однако это не так. В Москве, например, был лишь один супермаркет органической еды — «Рыжая тыква», да и тот прошлой осенью закрылся.

Анна Прокопьева, работавшая экспертом не существующей ныне компании «Эко-маркет», управлявшей «Рыжей тыквой», тщательно взвешивает свои слова и говорит явно не все, что могла бы сказать: «Проект был начинанием энтузиаста, который заболел идеей, и инвесторы ему поверили». Запускали «Тыкву» два года, а работала она и того меньше. Что случилось? «Свежей продукции в магазине можно было по пальцам перечесть, хотя «органика» в мировой практике — это прежде всего свежий продукт». Что помешало владельцам изменить ситуацию? «Молниеносная доставка из Европы гарантирует колоссальные убытки. Работа с местными несертифицированными производителями — это отход от концепции». Владельцы так и не решились сделать концепцию более гибкой: максимум вольности в ассортименте «Тыквы» — отечественное молоко, кокосовое масло и чай.

«На Западе 20 лет назад, — продолжает Прокопьева, — было то же самое. Первые попытки энтузиастов провалились. Зато посмотрите, что происходит сейчас. Рынок растет, но далек от насыщения. В прошлом году в США был дефицит органического молока!»

Что нового происходит в России? Не так уж много. Известный ресторатор Аркадий Новиков, запуская в 2002 году проект экологически чистой фермы в Горках-10, ООО «Агроном», думал не о том, чтобы ворваться на рынок органической еды, а о том, чтобы снабдить свои рестораны «правильной» зеленью. Но Виталий Гурфинкель, директор этого тепличного комбината, хорошо знаком с концепцией organic food — раньше он занимался методами органического земледелия в Российском региональном экологическом центре, созданном с подачи Еврокомиссии. Теперь Гурфинкель на территории в 6 га выращивает для Новикова землянику, срок хранения которой — один день. Томаты, салат, клубника, баклажаны и дыни живут дольше — их везут не только в рестораны, но под брэндом Novikov продают в супермаркетах. Возможно, новиковское хозяйство станет первой сертифицированной фермой.

А одним из первых потребителей сертифицированной продукции в России, возможно, будет совладелец финансовой группы «УралСиб» Николай Цветков, который, говорят, помешан на здоровом питании. Ему приписывают покупку магазинов «Грюнвальд». Магазины эти (один в Москве, другой на Рублевке) существуют лишь в проекте, причем с 2003 года, и вряд ли когда-либо открылись бы без участия инвестора-энтузиаста — уж очень туманно будущее здорового питания в России. Та же Прокопьева перспективы выхода сети «Грюнвальд» на рынок оценивает пессимистически. «Было много инвесторов, которые горели проектами таких магазинов, но, когда они более внимательно изучали ситуацию, отказывались от участия. Рынок еще не готов. Не будем забывать, что «Грюнвальд» до сих пор не открылся, и еще неизвестно, к какой концепции придет его новый владелец».

Только цифры

$23,75 млрд — прогнозируемый объем рынка органической еды в США к 2008 году.

  • 26 млн гектаров — столько занимают сейчас сертифицированные фермы, выращивающие органическую продукцию во всем мире. В тройке стран-лидеров — Австралия, Аргентина и Италия.
  • $10 000 — на такую сумму могут оштрафовать в США за продажу под видом Organic продуктов, свойства которых не соответствуют сертификации.

Источник: FIBL

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться