03.03.2006 00:00

Победная логика Тегерана

Иран предлагает исламскому миру свой проект глобализации

Исламская республика Иран бросает открытый вызов Западу, включая традиционно доброжелательные страны Европы. Израильские военные вынуждены решать, что опаснее для их страны: реагировать на ядерную угрозу со стороны Тегерана или игнорировать ее, надеясь на «американский зонтик». Президент Ирана, точно уловив доминирующие в исламском мире тенденции, провоцирует открытый конфликт с Израилем и США. Для Запада он стал «ближневосточным фюрером», но для исламистских экстремистов вне зависимости от того, сунниты они или шииты, он кумир. Агрессивность высказываний и популярность у иранской «улицы» подкреплены его происхождением «из народа» и некоррумпированностью.

Возглавляемый молодым, динамичным лидером Иран, который призывает уничтожить Израиль, не подчиняется Америке и игнорирует Европу, выиграл давнюю борьбу за симпатии мусульман у извечного соперника — дряхлеющей Саудовской Аравии. Пока эксперты гадают, что произошло со страной, которая недавно еще вела диалог с Западом и двигалась в сторону либеральной модернизации, Тегеран стал лидером той части мусульманского мира, которая, сопротивляясь вестернизации, развернула собственный, исламистский, проект глобализации.

То, что логика действий Ирана не укладывается в привычную систему международных отношений, свидетельствует лишь о том, что система эта неадекватна сегодняшнему миру. Президент Ахмадинежад известен как профессиональный, хладнокровный и терпеливый политик. Это доказали сами выборы в июне 2005-го, в результате которых он пришел к власти. Его действия лежат в русле долгосрочной политики Ирана. Возможно, западные лидеры не понимают задач, которые ставит перед президентом страны его «группа поддержки», включая верховного правителя Ирана аятоллу Хаменеи. Очевидно, однако, что с иранской точки зрения риск, на который эта страна идет в противостоянии с Западом, не так уж велик, а возможный выигрыш слишком значителен.

Представим себе, что цель Ирана — статус региональной сверхдержавы: военного, экономического, политического и идеологического лидера Ближнего и Среднего Востока. Что, осознав необратимость перемен, руководство решилось на консервативную «модернизацию сверху» ради сохранения власти правящей элиты. Что передача власти молодому светскому лидеру возможна, только если он будет большим ортодоксом и революционером, чем сам Хомейни. Что консолидация населения вокруг руководства страны и искоренение инакомыслия, оправданные в условиях внешнего конфликта, важнее для руководства Исламской Республики, чем убытки от введения санкций или потери в столкновении с противником. Представим шкалу ценностей, основанную на таких принципах, и многое в действиях Ирана станет ясным.

Санкции ООН, которые оказались неэффективными в отношении Ливии и Ирака, едва ли повлияют на куда менее уязвимый Иран. Принять их в условиях ожидаемого вето со стороны Китая и скептического отношения к западной инициативе России вряд ли удастся. Китай — инвестиционный и технологический тыл Ирана, имея который, он может идти на временный разрыв отношений с Западом. При всем скепсисе, который питают Дели и Исламабад в отношении целей и результатов иранской ядерной программы, Индия и Пакистан так же, как и КНР, не‑откажутся от иранских энергоносителей. Как бы ни осложнились отношения с Тегераном Москвы, Россия не заинтересована в возникновении нового очага нестабильности вблизи своих прикаспийских границ и поневоле будет стремиться развязать иранский узел, не осложняя ситуацию в регионе.

Сравнение судеб Ирака и Северной Кореи показало, что для любого режима, являющегося кандидатом на «демократизацию по-американски», опаснее не иметь ядерного оружия, чем владеть им. Вопрос не в том, будет ли у Ирана ОМУ, а в том, когда оно появится. Задачу Ирану облегчил сам президент Буш: войска США и их союзников увязли в Ираке и Афганистане. Нанести воздушный удар по иранским ядерным объектам и средствам доставки можно. Однако без наземной операции, проведение которой в Иране самоубийственно, цель вряд ли будет достигнута: режим уцелеет, а население лишь сплотится для его защиты. Ответный удар Ирана, скорее всего, будет «асимметричным». Это будет серия терактов, сравнимых с 11 сентября. Пока же Иран выигрывает войну нервов и, возможно, выиграет в конечном счете и билет в ядерный клуб.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться