03.04.2006 00:00

Трещины в стене

Ричард Морей Forbes Contributor
рисунок Alex Nabaum для Forbes
Несколько западных компаний помогли компартии Китая создать гигантский механизм подавления свободы слова. Разрушить его пытаются хакеры-диссиденты

В Нью-Йорке, в небольшой комнате без окон, перед мерцающим монитором сидит программистка в огромных очках — назовем ее Дженни Чэнь. Она внимательно изучает цветную гистограмму на экране компьютера. Группа, которую возглавляет Чэнь, проводит хакерские атаки на китайскую стену цензуры, которая преграждает доступ к сайтам, посвященным запретным в КНР темам, таким как демократия или права человека. График на экране компьютера показывает, сколько китайцев в течение месяца сумели обойти капканы цензуры и высказать негативное мнение о политике китайской компартии.

У Чэнь, уроженки Пекина, собственный бизнес. Члены ее группы и другие «хактивисты» (так себя называют хакеры-активисты), находясь в самых разных уголках планеты, откалывают по кусочку от «Золотого щита» — системы фильтров, которая подвергает цензуре интернет и электронную почту 110‑млн китайских пользователей Сети. Хакеры-лазутчики распространяют «контрабандные» идеи с помощью массовых почтовых рассылок, прокси-серверов, позволяющих пользователю скрыть свое реальное местонахождение, и кодовых слов, которые еще не попали в черный список, составленный китайскими властями.

По другую сторону линии фронта — коммунистическая партия Китая и западные компании, поставляющие оборудование, программы и поисковые системы для китайского интернета: Cisco, Google, Microsoft, Nortel Networks, Sun Microsystems и Yahoo. Они могут вести бизнес в Китае только на условиях, предоставленных властями КНР. Это означает, что их оборудование и программное обеспечение должны перекрывать весь сетевой трафик, содержание которого отклоняется от «линии партии». Соглашаясь на условия китайского правительства, эти компании в глазах диссидентов становятся пособниками деспотического режима. Подкомитет по соблюдению прав человека в мире конгресса США уже требовал от этих компаний отчета об их деятельности в Китае.

Представители сотрудничающих с китайским правительством фирм оправдываются тем, что они должны соблюдать местные законы, что гражданам Китая лучше иметь ограниченный доступ к интернету, чем не иметь его вовсе, что в будущем китайское общество станет более открытым. Но эта позиция вовсе не безобидна. Критики компьютерных компаний напоминают о деле Ши Тао, репортера газеты Dangdai Shang Bao («Новости современного бизнеса»), который однажды поделился с редакторами нескольких зарубежных сайтов своими оценками политической директивы, спущенной журналистам китайскими властями: СМИ было запрещено освещать пятнадцатую годовщины бойни на площади Тяньаньмэнь. За это в прошлом году Ши Тао получил десять лет тюрьмы. Обычная история для Китая, но ужас ситуации в том, что, как утверждает международная неправительственная организация «Репортеры без границ», Ши Тао оказался за решеткой благодаря китайскому подразделению Yahoo, которое передало властям цифровые «отпечатки пальцев» электронной почты Ши. «Одно дело закрывать глаза на произвол китайских властей, и совсем другое — сотрудничать с ними», — говорится в заявлении на сайте «Репортеров без границ». Даже не пытайтесь зайти на сайт этой организации с компьютера в Пекине. Вы увидите лишь пустую страницу.

В конце прошлого года Microsoft закрыла популярный блог Чжао Цзина, жителя Пекина, пользовавшегося в интернете псевдонимом Майкл Анти. Чжао критиковал власти за увольнение редактора местной прогрессивной газеты. Microsoft сообщила, что сайт пришлось закрыть после «ясного правительственного уведомления». «Американские интернет-компании утверждают, что им приходится действовать в соответствии с местными законами, — говорит Коринна-Барбара Фрэнсис, аналитик Amnesty International, специалист по Китаю. — Но какому закону следовала Microsoft, закрывая блог Майкла Анти? Ведь китайские законы защищают свободу слова и свободу печати. Еще более показательным в этом плане является дело Yahoo. Мы спросили у них, были ли действия компании продиктованы постановлением суда, но компания не подтвердила этого. Так что Yahoo, скорее всего, просто выполнила политический заказ». Yahoo утверждает, что получила официальный запрос по поводу Ши и предприняла только те действия, которые была обязана выполнить в соответствии с китайскими законами.

Под огнем критики находится и Google, позволившая властям распоряжаться на ее китайском сайте. Введите китайские иероглифы «фалуньгун» (одна из самых известных запрещенных религиозных сект в Китае) в строчку поиска на сайте google.cn — и вы получите доступ к 626 000 образчиков коммунистической пропаганды, разоблачающих культ, который якобы сводит своих последователей с ума и заставляет их совершать самоубийства. Еле заметная сноска в самом низу страницы сообщает, что это результаты неполного поиска. Поиск по слову «фалуньгун», написанному теми же китайскими иероглифами, но уже на международном сайте Google, выдаст около 4 млн ссылок на самые разные сайты, в том числе и поддерживающие эту секту.

«Многие китайцы прошли через тюрьму и пытки ради служения правде и справедливости, а Google теперь сотрудничает с их преследователями», — говорит Кристофер Смит, член палаты представителей конгресса США. Цензура в Китае — целая индустрия. По словам китайских эмигрантов, в каждой деревне есть люди, которые шпионят за соседями, почта просматривается, даже афишные тумбы и доски объявлений находятся под постоянным наблюдением. Китайские диссиденты утверждают, что в одном только Пекине в поте лица трудятся около 40 000 «веб-полицейских». Они тщательно отслеживают действия пользователей интернета и составляют списки запрещенных слов. Стоит набрать такое слово в строке поисковой системы, как поиск автоматически останавливается, а доступ к сайтам блокируется. Это не такая уж легкая работа — не только потому, что по электронной почте китайцы отправляют около 300 млн сообщений в день, но и потому, что охотиться нужно за постоянно движущийся мишенью. Цензорам, например, приходится блокировать не только словосочетание «Площадь Тяньаньмэнь», но и его сленговые эквиваленты, используемые в чатах, например «Площадь Т» или «4 июня» (дата, когда произошла трагедия). А если заблокировать документы, в которых часто упоминается «4 июня», возникает новая проблема: как, например, законопослушная строительная фирма сможет отправить письмо поставщику с требованием отгрузить бетонные конструкции не позднее 4 июня? На стороне цензоров не только высокие технологии, но и безграничные возможности полицейского государства. По сведениям «Репортеров без границ», как минимум 50 китайских граждан томятся в тюрьмах по обвинению в нарушении законов, регламентирующих использование интернета.

На стороне китайских диссидентов есть весомое преимущество — размытая и рассредоточенная структура Сети. Потенциальным поставщиком запрещенной информации может стать любой из 800 млн жителей Земли, имеющих доступ к Сети. Вне досягаемости китайской полиции, за пределами страны, живут около 30 млн китайцев. И у каждого на родине есть жадные до новостей друзья и родственники.

Китайское правительство может предъявить требования Google, и компания будет вынуждена ему подчиниться. Но как договориться с Wikipedia, виртуальной энциклопедией, автором которой может стать любой желающий? Wikipedia можно читать на 100 языках, а содержащаяся в ней информация хранится примерно на 100 серверах, рассредоточенных по всему миру. В Китае у Wikipedia нет источников дохода, которые ей приходилось бы защищать.

В английской версии Wikipedia трагедии на площади Тяньаньмэнь посвящена подробная 12-страничная иллюстрированная статья. Но в Китае сайт Wikipedia заблокирован, и вы не получите доступ к нему, если только не воспользуетесь прокси-технологиями — например, программой Tor, позволяющей имитировать вход в интернет за пределами Китая. Цитата с сайта Wikipedia: «Многие системные администраторы и другие пользователи, проживающие в Китае, активно пользуются энциклопедией с помощью подобной технологии». После неудачной попытки «отсортировать» информацию в Wikipedia цензоры решили заблокировать доступ к сайту целиком — и нажили новых врагов из числа китайцев, использовавших энциклопедию для научно-исследовательской работы.

Между тем даже небольшое ущемление в правах может превратить малочисленную рассерженную группу в огромную озлобленную толпу. Очень показательна в этом смысле история упомянутой выше секты «Фалуньгун», члены которой исповедуют модернизированный ее основателем буддизм и занимаются тайцзи (традиционной китайской гимнастикой). Около семи лет назад китайские власти решили, что секта с 70 млн последователей может представлять угрозу режиму. Сектантов начали сажать в тюрьмы и подвергать пыткам, и это превратило их в мучеников. Теперь «Фалуньгун» — ядро диссидентского движения.

Покинувшие родину китайцы буквально бомбардируют свою родину электронными письмами, телефонными звонками и факсами. Многие из этих сообщений содержат адреса прокси-серверов, с помощью которых можно прошмыгнуть сквозь «Золотой щит» и получить информацию из стран свободного мира. Поток этих сообщений столь мощный, что интернет-полицейские просто не успевают блокировать все серверы. «Объем информации, поступающей в Китай извне, просто ошеломляет», — говорит Алан Адлер, бизнесмен из штата Нью-Джерси, который финансирует деятельность хакеров через некоммерческую организацию Friends of Falun Gong («Друзья «Фалуньгун»).

UltraReach Internet Corp. и Dynamic Internet Technology (DIT) — это лишь две из американских коммерческих компаний, занимающихся доставкой информации в Китай и из Китая по заказу «Фалуньгун», новостных агентств, правозащитных организаций, а также американских правительственных организаций. Судя по статистике трафика, в 2005 году прокси-серверы UltraReach ежемесячно посещали около 2‑млн человек, а поисковые машины получили около 460‑млн запросов об этой компании. Dynamic Internet Technology из Северной Каролины начала свою деятельность в 2002 году с проекта, выполненного по заказу американского правительства. Сейчас DIT любезно извещает посетителей своего сайта о том, что компания разрабатывает под заказ недорогие и надежные интернет-решения «для сложных случаев». Среди клиентов компании — радиостанция «Голос Америки» и базирующаяся в Нью-Йорке организация «Права человека в Китае». Глава DIT Уильям Ся утверждает, что ежедневно ее услугами пользуются «сотни тысяч постоянных клиентов».

DIT и UltraReach — лишь верхушка хакерского айсберга. «Мы никогда не складываем все яйца в одну корзину, — говорит «хактивистка» Чэнь. — Мы работаем из множества разных точек, используем разнообразные системы и технологии. Нас научил этому горький опыт». «Хактивистам» станет проще добиваться своих целей с появлением новых онлайновых технологий. К примеру, программный продукт Psiphon, разработанный в университете Торонто компанией Citizen Lab, позволяет создавать «закрытую» прокси-систему, в которую могут войти доверяющие друг другу родственники, живущие в Китае и за его пределами. А система Tor, созданная специалистом в области компьютерных технологий Роджером Динглдайном, представляет собой «сеть виртуальных туннелей», незаметно «прорытых» в интернете. Работы по созданию этой системы на ранних этапах финансировались Военно-морскими силами США и фондом Electronic Frontier Foundation. По словам Динглдайна, только за последние 11 дней января 2006 года с сайта Tor было скачано 250‑000 копий программы с китайским интерфейсом.

Получать новости из Китая и передавать туда информацию можно и с помощью мобильной телефонной связи. Известный китайский юрист Гао Чжишен, специализирующийся на защите прав человека, рассказывает, как в январе прямо на глазах военной полиции его пытался сбить автомобиль, номера которого были обернуты коричневой бумагой. Обертка слетела, и Гао тут же отправил смс-сообщение с номером машины и описанием того, что с ним произошло, другому пекинскому юристу. «Умоляю вас, помогите поместить это сообщение в интернете», — приписал он в конце. Его сообщение прочли во всех уголках земного шара.

Жюльен Пэн, возглавляющий в «Репортерах без границ» отдел, занимающийся вопросами свободы слова в интернете, утверждает, что китайцы активно пользовались мобильной связью и SMS-сообщениями, чтобы информировать друг друга о вспышке атипичной пневмонии. Государство в ответ стало устанавливать фильтры в сотовых сетях, но насколько это эффективно? Сколько потребуется сотрудников, чтобы вести слежку за 390 млн владельцев мобильников в Китае?

«Фалуньгун» сейчас развернула мультимедийную кампанию по распространению «Девяти комментариев о коммунистической партии» — серии «разоблачительных очерков» о правящей партии Китая. DIT утверждает, что ей удалось доставить по ту сторону «Золотого щита» 2 млн «скремблированных» (записанных шифром) электронных копий «Девяти комментариев». Иногда DIT прячет зашифрованный материал в потоке поступающей в Китай коммерческой информации. В рамках промо-акции «Девяти комментариев» было разослано 100 млн электронных писем, 12 млн обычных писем, 10 млн факсов и сделано около 50 млн телефонных звонков. В «Фалуньгун» утверждают, что благодаря этой кампании около 7‑млн китайских коммунистов избавились от иллюзий относительно компартии. По статистике DIT, на сайты компании из Китая ежемесячно приходит более 30‑000 сообщений об «отречении от коммунистической партии».

Действительно ли компартия Китая может лишиться власти — не через много лет, после постепенного перехода к капиталистической демократии, а в результате политического переворота, подобного тому, что разрушил советский блок? Вряд ли. Но допустить такое можно. «Китайские блоггеры очень рассержены, — говорит один из представителей Amnesty International. — Они просто в ярости. Представим себе, что через пять лет китайское правительство лишится власти. Блоггеры ведь тогда не забудут, что это Microsoft закрыла блог Чжао Цзина».

Какой стратегии придерживаются Google, Microsoft и Yahoo в этой ситуации? Зажатые между демократически настроенными блоггерами, которые резко осуждают их действия, и тоталитарным государством, которое подвергает их цензуре, они лишь осторожно комментируют войны в интернете. Поэтому мы не знаем в точности, каков ход мыслей Эрика Шмидта из Google, Билла Гейтса из Microsoft и Терри С. Семела из Yahoo. Но, скорее всего, они думают так: «Цензоры не глупы, но цензура обречена; западные компании могут демонстрировать, что они сотрудничают с властями, но при этом оставлять лазейки, которыми могут пользоваться диссиденты; до полного коллапса режима цензуры еще очень далеко, так что исков со стороны пользователей можно не опасаться».

Цифровые оковы

Власти Китая не только установили фильтры для информации на всех цифровых каналах и шлюзах между интернет-провайдерами, но и обязали интернет-кафе сообщать в полицию имена посетителей и данные об их действиях в Сети. «Китайская система фильтрации интернета — самая изощренная из всех систем, действующих в мире, — констатирует в своем исследовании международный консорциум ученых OpenNet Initiative. — Эта система позволяет осуществлять контроль за интернетом на самых разных уровнях и к тому же очень динамично развивается, постоянно создавая на пути пользователей все новые препоны».

В этом Китаю помогают западные компании. Cisco, к примеру, продала Китаю 12 000 маршрутизаторов Series, каждый из которых способен фильтровать проходящий через него интернет-трафик одновременно по 750 000 параметров. По словам экспертов, эти маршрутизаторы, созданные для того, чтобы отфильтровывать компьютерные вирусы и спам, были перепрограммированы и теперь отслеживают фразы типа «независимость Тайваня» или «далай-лама». В Cisco в ответ на эти обвинения говорят, что они всего лишь продали технологию, а компания не может и не должна контролировать, для каких целей использует эту технологию покупатель.

Однако критики не приемлют таких объяснений. Журналист Этан Гутман в своей книге «Теряя новый Китай» приводит слова системного инженера Дэвида Чжоу, работающего в представительстве Ciscо в Пекине, который предполагает, что американская компания «доработала» свою продукцию, чтобы она отвечала «специфическим нуждам» китайского рынка. Cisco, впрочем, опровергает эти утверждения.

За решеткой

Коммунистическая партия Китая «осуществляет практически тотальный контроль» над 358 местными телевизионными станциями и 2119 газетами, утверждает некоммерческая организация Freedom House. В своем рейтинге, оценивающем уровень свободы слова в разных странах, «Репортеры без границ» ставят Китай на 159-е место из 167. Вот лишь несколько китайских журналистов, отправленных властями за решетку.

  • ЧИНЬ ЧЕОНЬ

Straits Times

Уважаемый гонконгский журналист обвинен в шпионаже в пользу Тайваня.

  • ШИ ТАО

Dangdai Shang Bao

Осужден на 10 лет за размещение в Сети директивы КПК о недопустимости освещения в прессе годовщины событий на‑площади Тяньаньмэнь.

  • ЧЖЭН 
ИЧУНЬ

Веб-писатель и поэт

Осужден в провинции Ляонинь по обвинению в подрывной деятельности.

  • ЧЖАО ЙЕН

New York Times

Осужден за журналистское расследование, в ходе которого предсказал отставку главы государства и партии Цзян Цзэминя.

И не ищите

Ключевые слова и интернет-сайты, занесенные в Китае в черный список

● BBC.co.uk

● Деревня Тайси (в ней была расстреляна демонстрация протеста)

● Фалун Дафа (или Фалуньгун)

● Libertytimes.com.tw (тайваньский информационный сайт)

● Hrinchina.org (ресурс, посвященный правам человека в Китае)

● Jiang Zemin (оскорбительно переиначенное имя бывшего лидера КНР)

● Расстрел на площади Тяньаньмэнь (и все ключевые слова, связанные с ним)

● Voa.gov («Голос Америки»)

● Чэнь Шуйбянь (президент Тайваня)

● Независимость Тибета

Чего боятся власти

Одна из причин, побуждающих китайские власти подвергать жесткой цензуре электронные письма и блоги, отслеживать телефонные звонки и SMS-сообщения, состоит в том, что любой из этих каналов обмена информацией может быть использован для организации демонстраций протеста. В 1993 году в Китае было зафиксировано 8700 выступлений протеста и акций неповиновения. В прошлом году, по признанию самих китайских властей, таких выступлений было 87‑000. Вот некоторые из самых заметных акций:

Апрель: После пяти лет безуспешных обращений к властям с просьбой закрыть токсичные химические производства жители провинции Чжэцзян организовали массовую акцию протеста. Сначала они попытались перекрыть дорогу, ведущую к заводам, но после того как разнесся слух о том, что во время разгона демонстрации погибли две пожилые женщины, акция переросла в стычку между 30 000 крестьян и тысячами полицейских. Все химические заводы в итоге были закрыты.

Октябрь: Тысячи крестьян в префектуре Вэйнань потребовали выплаты компенсаций за ущерб, который они понесли в результате разлива реки Вэй в 2003 году, и возвращения сельхозугодий, принадлежавших их предкам до строительства большой дамбы. За подстрекательство к протестам были арестованы четыре человека, в том числе 82-летний крестьянин. Старика освободили после того, как он пообещал «не совать нос не в свое дело».

Декабрь: Несколько сотен жителей деревни Дунчжоу организовали акцию протеста против решения правительства об отчуждении земель под строительство электростанции. Полиция расстреляла толпу из автоматического оружия. Погибло, по разным данным, от 20 до 30 демонстрантов. Официальные власти сообщили только о трех жертвах, погибших от «предупредительных выстрелов».

— Мэри-Эллен Иген

Новости партнеров