Банк с мезонином | Forbes.ru
$59.29
69.68
ММВБ2160.75
BRENT63.95
RTS1149.88
GOLD1244.49

Банк с мезонином

читайте также
+3 просмотров за суткиТехнологические тренды 2018 года: жить долго и не болеть +95 просмотров за суткиАмериканский нефтяник Бун Пикенс рассказал, как не потерять оптимизм в 89 лет +245 просмотров за суткиВыйти из тени: почему шить одежду или учить английскому выгоднее легально +3593 просмотров за суткиСуд арестовал активы «Системы» почти на 99 млрд рублей +643 просмотров за суткиЧервь-киборг: ученые создали модель нематоды из Lego +110 просмотров за суткиНа языке цифр. Что дает бизнес-сообществу новый вид телефонной связи +8412 просмотров за суткиВозьми печеньку: чем удивит Android 8.0 Oreo +4708 просмотров за суткиОсобый подозреваемый. Генпрокурор Чайка хочет забрать дело миллиардера Керимова +2385 просмотров за суткиСтая черных лебедей. Пять главных событий для инвесторов +772 просмотров за суткиЗолотые метры. Рынок элитного жилья в Москве оценили в 45,7 млрд рублей +2141 просмотров за суткиДеньги за бочку: американские производители нефти готовы продавить цены +1623 просмотров за суткиТайна «Спасителя». Кто купил полотно да Винчи у миллиардера Рыболовлева за $450 млн +4378 просмотров за суткиИталия объявляет чрезвычайное положение из-за взрыва на газовом хабе в Австрии +609 просмотров за суткиГруппа S7 обвинила нефтяников в завышении цен на керосин +1062 просмотров за сутки «Политика шантажа». «Роснефть» снова требует арестовать активы «Системы» +1430 просмотров за суткиЗакрытый клуб. Какие программы лояльности нужны магазинам, ресторанам и гостиницам +1315 просмотров за суткиЧрезмерные амбиции: руководство General Electric увлеклось дорогими покупками +2641 просмотров за сутки«Яндекс» назвал самые популярные запросы россиян в 2017 году +4993 просмотров за суткиРабочий вопрос: 5 вечерних образов для корпоративного праздника +1513 просмотров за суткиНовогодние покупки. Какие активы подорожают из-за налоговой реформы в США +8327 просмотров за сутки«Цифровое золото»: Павел Дуров заработал на биткоинах больше $30 млн
03.04.2006 00:00

Банк с мезонином

Государственный Внешторгбанк за год стал совладельцем 20 частных компаний. И это не национализация

Глава государственного Внешторгбанка (ВТБ) Андрей Костин любит повторять, что промышленные инвестиции для его банка — лишь временные вложения: купил акции предприятия — повысил капитализацию — продал. Все логично. Выращивать бройлеров или строить торговый центр — не дело финансистов. И с первой частью промышленной политики у банка пока проблем нет, ВТБ инвестировал деньги уже в несколько десятков нефинансовых проектов. Насколько успешно? А вот об этом говорить рано: ни один проект не завершен.

ВТБ, занимающий сейчас второе место по активам (626 млрд рублей), основательно втянулся в нефинансовый бизнес после того, как летом 2004 года приобрел по просьбе Банка России тонущий Гута-банк. Вместе с ним к ВТБ отошли акции 16 предприятий, входящих в машиностроительное объединение «Пермские моторы» и принадлежавших группе «Гута». Они дополнили предыдущие приобретения банка (вроде московской типографии «Алмаз-Пресс»), а за прошлый год к ним прибавилось еще 20 предприятий.

Как получилось, что государственный Внешторгбанк стал совладельцем всех этих компаний? Все дело в выбранной банком кредитной политике. Вот как она действует. ВТБ выдает своим клиентам кредит с процентной ставкой ниже рыночной. Например, при кредитовании строительства торгового центра ставка по банковскому кредиту должна быть на уровне 20–23% годовых. ВТБ ссужает деньги под 13%, но одновременно покупает долю в проекте и заключает с партнером соглашение об обратном выкупе акций. Цена выкупа устанавливается таким образом, чтобы обеспечить банку рыночную доходность по кредиту (те же 20–23%). В результате ВТБ убивает двух зайцев — получает требуемую доходность и гарантирует возврат кредита. Ноу-хау изобрел не ВТБ: такая схема финансирования распространена на Западе, иногда ее называют mezzanine financing.

Размер участия банка в чужом бизнесе не зависит от доли финансирования проекта, которая может достигать 80%, обычно речь идет о блокирующем пакете. Зато представители Внешторгбанка обязательно входят в‑советы директоров компаний-заемщиков. «Часто предприниматели очень хорошо разбираются и в бизнесе, и в маркетинге, но имеют слабую подготовку в стратегическом и финансовом планировании — мы им в этом помогаем», — говорит управляющий директор инвестиционного блока ВТБ Дмитрий Ходько.

Если проект пошел хуже, чем первоначально планировалось, то доля банка может быть увеличена до контрольной. «В этом случае предприниматель передает часть бизнеса или даже весь свой бизнес в нашу пользу», — поясняет банкир. Не все бизнесмены готовы на такой шаг. Например, ВТБ финансировал компанию «Евродон», которая строит птицеводческий комплекс стоимостью €30 млн в Ростовской области. По ходу проекта стоимость стройки возросла. ВТБ потребовал увеличения своей доли в «Евродоне» до 80%. Но основной владелец компании, Вадим Ванеев, терять контроль над предприятием не захотел — он нашел другого инвестора в лице Внешэкономбанка, который выкупил у ВТБ обязательства «Евродона».

Как ВТБ отбирает объекты для финансирования? Во-первых, банк рассматривает проекты стоимостью несколько десятков миллионов долларов (средний размер проекта — $80 млн, сроки — 5–7 лет). Во-вторых, банк предпочитает вкладывать деньги в предприятия, претендующие на доминирующее положение в своем регионе. «Так мы страхуемся от конкуренции и от экономического спада, — объясняет Ходько. — Крупной прибыльной компании пережить рецессию легче».

Вот пара примеров. В октябре 2005 года ВТБ начал финансировать строительство кирпичного завода в Тверской области стоимостью €29,6 млн (завод принадлежит ЗАО «Тверская керамика»). Тверь, удачно расположенная на пути из Москвы в Петербург, — привлекательный регион. По оценкам банка, местный рынок керамического кирпича будет бурно расти.

Или другой проект — банк выделил $27 млн на сооружение огромного торгово-развлекательного комплекса в Набережных Челнах. Ничего подобного в этом промышленном городе пока не было.

Тем временем управлять проектным бизнесом, обременяющим баланс банка, становится все более хлопотно. Последняя идея, родившаяся у ВТБ, — передать такие проекты специальной структуре. «В эту управляющую компанию мы соберем большую часть наших нефинансовых активов», — говорит старший вице-президент банка Василий Титов. Сейчас новой компании подбирают имя — рассматриваются два варианта: «ВТБ-Промышленные активы» и «ВТБ-Инвест». Как бы ее ни назвали, компания должна получить в управление акции «Пермских моторов» и доли в предприятиях, появившихся у ВТБ в последнее время.

Впрочем, ВТБ передаст управляющей компании не все акции, которые имеются в портфеле. Эта участь минует, например, акции автомобильных заводов — КамАЗа (у банка их 19%) и АвтоВАЗа (по оценкам аналитиков, 8%). Почему? Участие ВТБ в этих проектах продиктовано не столько коммерческими интересами самого банка, сколько «госзаказом» — неформальным требованием главного акционера банка поддерживать отечественный автопром. Хотя государство готово потратить на модернизацию АвтоВАЗа $5‑млрд, и мимо ВТБ эти деньги не пройдут. Представителям банка принадлежит четыре кресла из двенадцати в совете директоров тольяттинского автогиганта.

С КамАЗом ситуация немного иная. Пакет автомобильного завода достался ВТБ несколько лет назад, когда задолженность предприятия (накопившаяся еще с начала 1990-х годов) по решению правительства была конвертирована в акции. Сегодня КамАЗ — один из крупнейших заемщиков ВТБ, он должен банку около 10‑млрд рублей.

Но даже без этих акций под управлением новой компании ВТБ окажутся большие активы. По сути, она станет одним из крупнейших фондов прямых инвестиций в России. По словам представителя банка, в 2005 году банк выдал кредитов по схеме «деньги в обмен на участие в бизнесе» на сумму около $1,6 млрд. Оценить сегодня стоимость приобретенных с помощью такого финансирования пакетов акций Ходько не берется. В отчетности по МСФО за шесть месяцев прошлого года ВТБ оценивал стоимость консолидированных «моторных» акций в $334 млн. Для сравнения: активы одной из крупнейших управляющих компаний фондов прямых инвестиций в России — Baring Vostok Capital Partners — составляют сейчас $800 млн.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться