Цветы жизни | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Цветы жизни

читайте также
+13 просмотров за суткиВзрывной бой: пять принципов борьбы Там Куи, которые пригодятся в бизнесе На чем подъехать к 23 февраля: мотоциклы от $11 800 до $10 млн Семерка смелых: самые спортивные женщины-политики Скорости богатейших: любимый транспорт участников списка Forbes Борьба Михаила Прохорова: как миллиардер ловит равновесие на мяче Пенсионный план: как правильный выбор хобби помогает встретить старость Вклад коллекционный: зачем вице-президент банка открыла частный музей Вооружен и опасен: зачем мультимиллионер Сергей Колесников занимается биатлоном Арас Агаларов: «В 50 лет я начал заниматься боксом» Выходные за станком: как гендиректор госкомпании работает на фрезерном станке Ученый код: зачем бизнесмену опровергать теорию относительности Георгий Боос: «Я из власти ушел красиво, чисто» Ночной дозор: Андрей Никитин Ночной дозор: Антон Силуанов Ночной дозор: Михаил Василенко Ночной дозор: Георгий Боос Настоящая дичь: на кого охотится Игорь Сечин Скользкое увлечение: кто играет в хоккей с Владимиром Путиным На старый лад: зачем казанский миллиардер скупает подмосковные усадьбы Отдых на износ: как предприниматели превращаются в первооткрывателей Свобода на глубине: зачем бизнесмены погружаются в бездну
#хобби 03.04.2006 00:00

Цветы жизни

Наталия Макуни Forbes Contributor
Банкир, который держит дома более 1000 сортов фиалок? Для него это более ценная коллекция, чем собрание картин

Председатель правления небольшого московского Хлебобанка Владимир Калгин не комментирует в прессе ситуацию на рынке межбанковского кредита или ставки по FOREX (хотя его банк и пропагандирует игру на валютных курсах). Зато Калгина можно услышать в радиопередаче «Времена года» на станции «Говорит Москва» или ознакомиться с его статьей в разделе «Ваши растения» журнала «Наука и жизнь». Калгин давно и всерьез занимается фиалками. Та же «Наука и жизнь» пишет, что коллекции, собранной банкиром, «может позавидовать ботанический сад». «Выращивание фиалок можно называть хобби, увлечением, но правильнее называть это болезнью» — так начинает Калгин одну из своих публикаций.

История «болезни» началась на заре восьмидесятых. В то время Калгин, завкафедрой Московского автомобилестроительного института, был далек от цветоводства. Впрочем, если бы ему сказали, что он когда-нибудь станет банкиром, он, пожалуй, покрутил бы пальцем у виска. Калгин вместе с семьей скромно жил в Подмосковье, в родительском доме с участком и садом. Цветами увлекалась разве что его жена Татьяна, тоже преподаватель вуза.

Однажды она посадила в цветнике новую партию гладиолусов. Они к осени дали несколько десятков маленьких луковиц. Именно в этот момент в Калгине проснулся садовник: «Мне понравилась легкость, с которой можно получить много новых растений. Мы купили еще несколько разных луковиц, и через пару-тройку лет у нас на участке цвели более 300 сортов гладиолусов».

Пока Калгины разводили цветы, началась перестройка. К 1990-м годам преподавать в вузе стало совсем невыгодно, и Владимир обратился к своим друзьям, которые порекомендовали его на работу в Хлебобанк: Калгин получил должность зампреда правления, занимался валютными операциями; прошел стажировку в одном из крупнейших банков мира, британском NatWest.

Впрочем, Калгина по-прежнему больше увлекали цветы, чем валютный дилинг. На этот раз не гладиолусы, а нежные комнатные фиалки, или, если точнее, сенполии (по имени барона Вальтера фон Сен-Поля, обнаружившего их в Танзании в конце XIX века). «Я увидел, сколько, оказывается, бывает их сортов!» — Калгина это поражает до сих пор.

Незнакомый с растениеводством человек вряд ли разделит радость Калгина. Тем не менее мир фиалок может увлечь точно так же, как увлекает любое собирательство. Любители растений, тщательно отслеживая их мутации и отбирая цветы с необходимыми признаками, постоянно выводят новые сорта. В России есть четыре признанных селекционера. Чтобы вывести такие сорта, как «Ночная бабочка» или «Радость встречи», у них уходит по 4–5 лет. Трудятся селекционеры с завидным упорством, параллельно разрабатывая десятки растений: новинки появляются практически к каждой выставке, которые в Москве проходят ежемесячно. К главным хитам на ВВЦ, в Тимирязевском музее и «Доме фиалки» выстраиваются в очередь коллекционеры: каждый хочет получить листок, чтобы вырастить шедевр дома.

Увлеченного фиалками банкира не потряс даже август 1998-го. К тому же именно валютные операции, за которые отвечал Калгин, помогли банку выстоять во время дефолта. Это обстоятельство повысило рейтинг Калгина: ему предложили пост председателя правления. Сейчас Хлебобанк занимает 331-е место по активам: 2 млрд рублей, рост — 41% за прошлый год. Но, как и раньше, финансы — только половина жизни Калгина. «В работе банкира много рутины, — говорит он. — И все это — пища для ума. А увлечение цветами — это для души».

Для души в 2002 году Калгин создал «Дом фиалки», который сперва был просто магазином, а теперь превратился в клуб. Здесь читают лекции и устраивают выставки. С профессорской основательностью Калгин все глубже уходит в эксперименты. Он ездит в США на слеты, посвященные сенполиям. Привозит новые сорта — не только для своей коллекции, насчитывающей свыше 1000 растений, но и для продажи в «Доме фиалки». На ежегодной национальной выставке Американского общества любителей фиалок (AVSA) Калгин пробил номинацию «Лучшая российская фиалка».

С начала 1980-х в жизни Калгина многое поменялось. Кажется, неизменным осталось только чувство, которое бывший научный сотрудник, а теперь банкир питает к своим цветам. «Фактически ты берешь на себя функции творца, — говорит он, — ведь без моего участия не родился бы новый цветок».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться