03.05.2006 00:00

Внутренний Китай

Предприниматель Илья Буздин решить создать центр российской моды в дремучей глубинке

Представьте себе картину. Городок Весьегонск на северо-востоке Тверской области. Вокруг — леса да болота. Выбраться отсюда на общественном транспорте можно лишь два раза в сутки: утром уходит автобус в Тверь, днем — поезд до соседнего городка Сонково. Дважды в неделю пускают прицепной вагон до Москвы, но это временно: железнодорожники грозятся закрыть убыточную ветку. Да и вокзал сгорел. Одним словом, типичный медвежий угол... Но именно здесь Илья Буздин, совладелец сети магазинов «Ж», открывает пошив модной одежды.

В прошлом году Буздин решил свернуть обувную торговлю в сети «Ж» и переквалифицироваться в продавца одежды от российских дизайнеров. Для начала договорился о сотрудничестве с модельером Султанной Французовой — рядом с магазинами «Ж» появились новые точки (они так и назывались Sultanna Frantsuzova), где продавалась разработанная ею одежда. Сейчас в столице уже 10 таких магазинов, по одному — в Новосибирске, Екатеринбурге, Перми и еще шести городах. Недавно Буздин открыл пять магазинов Evgenia Ostrovskaya (одежда от Евгении Островской), осенью начнет торговать одеждой Ольги Солдатовой и Людмилы Доброхотовой. Со всеми дизайнерами Буздин заключает договор на пять лет, в течение которых они не могут продавать свои вещи самостоятельно. Цены в новых магазинах рассчитаны на молодой средний класс: $50–70 за вещь.

До последнего времени Буздин размещал заказы на пошив одежды в Китае, там же, где раньше производилась обувь для «Ж». Но предприниматель быстро обнаружил, что в одежной моде цикл короче: если дозаказывать хиты продаж в Поднебесной, в Москве модель появится только через три недели, когда спрос на нее уже может схлынуть. К‑ тому же китайские швейники взвинтили за год стоимость своих услуг на 20% — фабрики, способные шить дизайнерскую одежду, загружены заказами со всего мира.

Выход: искать производство в России. Но где? Буздин говорит, что Весьегонск попал в поле его зрения случайно. Предложение о продаже пищевого комбината в Тверской области он обнаружил в спаме, который рассылали арбитражные управляющие. Покупка и переоборудование производства обошлись в $1 млн. Оторванность Весьегонска от мира была Буздину только на руку — отсюда на работу в крупные города народ не ездит. Из производств конкуренцию швейной фабрике составляют только винзавод и маслосырозавод, снабжающие продуктами местный рынок. Фабрика Буздина еще не открыта, но работницы уже найдены: полторы сотни обитательниц Весьегонска хотят устроиться на новое производство, весть о котором облетела округу. Средняя зарплата на фабрике будет $200 (на 25% меньше, чем в Китае). Для всех прошедших собеседование организуют трехмесячные курсы кройки и шитья.

Пока Буздин всем доволен: «Мало кто в Москве представляет, какие смешные цены в провинции. И таких локальных «китаев» в России очень много». Предприниматель строит далекоидущие планы: рядом с производственными цехами он хочет разместить дизайн-центр и лабораторию компании, где будут трудиться специалисты из Москвы. Для них Буздин возводит новые деревянные домики (в местной гостинице всего 18 мест). Ему также пришлось построить собственную котельную, которая работает на отходах пилорам, а то после аварии городской теплосистемы минувшей зимой несколько дней температура в квартирах держалась на уровне пяти градусов.

Новости партнеров