Все что угодно | Forbes.ru
сюжеты
$58.76
69.16
ММВБ2145.2
BRENT63.61
RTS1149.13
GOLD1256.71

Все что угодно

читайте также
+2 просмотров за суткиВалютная доходность. Как заработать на иностранных акциях в России «20-25% Tesla уже прошли серьезный ремонт», — основатель российского «Тесла-клуба» Андрей Врацкий +114 просмотров за суткиСоветы выгорающим. Как не сойти с ума без деловой жизни +123 просмотров за суткиФейсбук для бизнеса +417 просмотров за суткиВертикальный лес, мечеть и зал Елизаветы. Архитекторы выбирают лучшие здания в мире +2037 просмотров за суткиИзбегайте биткоина. Инвестиционные идеи на 2018 год от банка Julius Baer +4902 просмотров за суткиICO XIX века. Что общего между Суэцким каналом и криптовалютами +3786 просмотров за суткиВолшебные пилюли. Как молодые американские компании меняют будущее медицины +10615 просмотров за суткиНа исходе: 16 способов зарядить свою батарейку +2426 просмотров за суткиКонкуренция — новый профсоюз. Кадровый голод выгоден сотрудникам +24374 просмотров за суткиСамые рентабельные актеры Голливуда — 2017. Рейтинг Forbes +62419 просмотров за суткиНавечно в моде. Культовые автомобили с неизменным дизайном +731 просмотров за суткиМолекулярные ножницы. Молодая компания создала новый фермент для редактирования ДНК +1823 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +1332 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +1949 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +999 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +3830 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +75 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +17113 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +53 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее
03.05.2006 00:00

Все что угодно

У участников «Золотой сотни» много денег и подчас очень необычные запросы. Кто их выполняет? Есть такие специалисты

Каждые три месяца к потомку грузинских виноделов, директору по импорту и маркетингу винной компании Simple Сандро Хатиашвили приходят один-два клиента, готовые заплатить сотни тысяч евро за партию бутылок редкого вина. Тех, кто не пожалеет от €30 000 до €50 000, Сандро принимает в месяц до десяти человек. Самые распространенные заказы — от €300 до €7000 за бутылку. Кто покупатели? Разбогатевшие жители Москвы и особенно поселков вдоль Рублево-Успенского шоссе. Они уже неплохо разбираются в винах, а это означает, что их домашние запасы регулярно нуждаются в пополнении.

Сандро постоянно на связи с европейскими поставщиками, которые в свою очередь работают напрямую с западными коллекционерами вин. Найти нужный сорт требуемого года — хотя бы и Chateau Cheval Blanc 1947-го — еще полдела. Иногда Хатиашвили приходится самому выезжать к коллекционеру и лично оценивать подлинность продукта и степень его сохранности. Затем нанимается транспортная компания, которая доставляет вино в Россию. За свои услуги Simple получает 5–10% от суммы сделки. Если, конечно, сделку успевают совершить. «Часто случается, что мы находим вино, рассчитываем стоимость заказа, а клиент задерживается с подтверждением на день или два, и найденное вино уходит», — сетует Хатиашвили.

Иногда к нему приходят внушительные заказы: например, если нужно «скорректировать» винный погреб клиента, то речь может идти о приобретении до 600 бутылок. Но это скорее исключение: большинство клиентов вина не коллекционируют, а пьют, и держат не погреб, а холодильный шкаф, вмещающий пару сотен бутылок.

Московский бутик Ферутдина Закирова имеет название, будто выплывшее из середины 1990-х: Europa Exclusive. Так, собственно, и было — предприниматель открыл свой первый магазин под этой вывеской в 1994 году в Ташкенте.

Что продается в бутике? Довольно редкие вещи. Закиров сам придумывает модель, подбирает ткань и отправляет заказ изготовителю для пошива: «Достойные сартории, где шьют лучшие костюмы, можно по пальцам пересчитать, то же самое с бельем, галстуками, обувью». Костюмы изготавливают итальянские мастерские Saintandrews, D’Avenza, Cesare Attolini. Никогда о них не слышали? Просто в отличие от других мастерских высокого уровня — Kiton или Brioni, где делается 500–600 костюмов в день, в этих производят всего 40–50.

Но дело не только в подборе моделей и марок. Любой человек, располагая несколькими тысячами долларов, может приобрести в Europa Exclusive костюм. Но далеко не каждый может стать личным клиентом Закирова. Что означает личное обслуживание? Годовой контракт — от $500‑000 до $2 млн, подбор и приобретение не менее 30 комплектов одежды из расчета, что самый дорогой костюм в этом году стоит около $24‑000, а время изготовления — не менее двух месяцев. «Я собственноручно развешиваю в гардеробной клиента запас одежды на 2–3 недели вперед, а домработницу обучаю, как ухаживать за‑вещами», — рассказывает Закиров.

Кто может записаться к нему в клиенты? «Если я вижу, что человек капризен и привередлив, не сможет довериться мне полностью, я ухожу от контакта». За неполных два года существования московского бутика Europa Exclusive Закиров укомплектовал гардеробы двух своих клиентов, еще с тремя он работает в настоящее время. «Могу взять еще 4–5 человек, — оценивает владелец бутика свои возможности, — больше не потяну».

За плечами Жана-Франсуа Дежака — 30 лет работы во французских компаниях, занимающихся операциями с недвижимостью. Этого времени было достаточно, чтобы досконально изучить рынок жилья класса люкс. А для того, чтобы стать экспертом по России, ему нужно было познакомиться с русской девушкой Анной, которая с начала 1990-х занималась в Париже туристическим бизнесом. Они поженились и к 2000 году создали собственную компанию Worldlodge, которая теперь продает русским очень дорогую недвижимость. Для описания своих клиентов Дежак придумал забавный термин: VIP XXL.

Что обычно покупают «ви-ай-пи-экс-экс-эль»? Жан-Франсуа охотно поясняет: «Русские предпочитают виллы на Французской Ривьере в классическом стиле». Необходимые атрибуты: частный пляж, большой участок земли, сад. Желательно: уединение, безопасность и близость к другим русским. Самые «горячие» точки, по словам Жана-Франсуа, — Кап д’Антиб, Кап Ферра, Канны, Сен-Тропе и Монако. Отлично идут квартиры вблизи Елисейских Полей в Париже и исторические особняки, связанные с именем Наполеона. Наконец, говорит Жан-Франсуа, «русские точно знают, чего хотят, и долго не раздумывают: смотрят 2–3 варианта и покупают».

Максимальная сделка? Вилла на Ривьере за €50 млн, вспоминает Дежак, не раскрывая имени русского клиента. Другому он продал за €37 млн участок земли с виллой на острове Св. Маргариты рядом с Каннами. На этом куске суши есть форт и ботанический сад, а последний катер с туристами уходит на материк в 18:00. До следующего утра весь остров — в распоряжении хозяина.

Недавно Жан-Франсуа и Анна расширили свой «ассортимент». Новое подразделение их фирмы — Tsars & Stars by Worldlodge — занимается планированием отдыха, арендой яхт и самолетов. В конце концов не все же время клиент должен скучать на купленной им вилле?

В 1849 году предки Анри де Монспея открыли в Лиможе производство дорогих сервизов из фарфора. В конце XIX века их мануфактура A. Raynaud & Co обзавелась в Петербурге магазинчиком, среди клиентов которого значились и члены царской фамилии. «Мой прадед в отличие от меня свободно говорил по-русски и три месяца в году жил в Санкт-Петербурге», — говорит Анри. После революции бизнес пришлось свернуть, но это не мешало Raynaud поставлять сервизы для советского посольства в Париже.

В XX веке армия поклонников фарфора Raynaud разрасталась. В ее ряды вступили, например, Шарль Азнавур и король Саудовской Аравии. Последний сделал самый внушительный в истории фирмы заказ — на €3 млн.

На дворе XXI век. Догадайтесь, где проводит значительную часть своего времени Анри? Правильно, в России. Он уже несколько лет поставляет в дома богатых русских обеденные сервизы. Откуда клиенты узнают о компании? По «сарафанному радио»: кто-то когда-то сделал покупку в парижском бутике, порекомендовал знакомым, и пошло-поехало. Стандартный заказ — сервиз на 12 персон. Поскромнее, современного дизайна, для ежедневного использования — от €6000 до €8000. «Классика» — около €20 000. Особенно хорошо, по словам Анри, идут сделанные под заказ сервизы, расписанные 24-каратным золотом. Цена такой работы — около €150‑000.

Клиенты предпочитают иметь исключительный сервиз. «Пару лет назад я был на даче одного из тех, кто на вершине вашего списка богатейших, — рассказывает де Монспей. — Я взял с собой эскизы, мы утвердили рисунок, цвет, фактуру, стиль. Мы создали тарелку вместе». Клиент, скорее всего, остался доволен.

Если человек летает не менее 3–4 раз в месяц, разумнее приобретать собственный самолет», — считает Сергей Морозов, глава авиационной группы «Планета», занимающейся продажей частных лайнеров и организацией персональных чартерных рейсов. Его слова подтверждаются простой математикой. Одна из трех самых популярных в России моделей самолетов, Challenger 605, стоит $27 млн. Эксплуатация его в течение года — $2–4 млн. Между тем чартер до Лондона и обратно — от $50 000 до $65 000 в зависимости от срочности заказа.

Именно на организации чартерных рейсов высокого класса и построил свой бизнес Морозов. В 2001-м бывший режиссер, продюсер и страховой брокер, Морозов согласился помочь с организацией бизнеса владельцу вертолетной компании «Галс» Евгению Ермакову, предупредив, что он намерен открыть собственную компанию. Сказано — сделано. Его «Планета» теперь организует от 15 до 20 чартерных рейсов в месяц. Много ли удалось продать лайнеров? Морозов говорит, что из 200 с небольшим частных самолетов, имеющихся в России, через его руки прошло не больше пяти.

С клиентами «Планеты» Морозов заключает годовой контракт, в который входят организация полета в любое время суток на арендованном самолете, трансфер, отель и помощь в получении визы. Любопытная деталь: национальные особенности есть даже в пользовании воздушным транспортом. «Наша публика никогда не летает на маленьких самолетах, высота потолка в салоне должна быть не менее 1,7 м, — говорит Морозов. — Европейцы спокойно могут сесть в турбовинтовой самолет. Наши — никогда».

Разбогатевший человек рано или поздно начинает интересоваться искусством. Это универсальный закон. В формулировке Айдан Салаховой, хозяйки галереи «Айдан» и одного из самых успешных российских арт-дилеров, этот закон звучит так: «Рынок искусства зависит от образования состоятельных людей».

Как обстоит с образованием сейчас? Айдан охотно рассказывает. Во второй половине 1990-х большой популярностью пользовалось искусство XIX века, теперь публика тяготеет к веку двадцатому, в том числе к произведениям современников. Тем, кто желает составить коллекцию актуального искусства, есть из чего выбрать: в наличии около сотни достойных авторов. Если начинать с нуля, процесс займет не менее 2–3 лет. Собрание в итоге может насчитывать от нескольких сотен до нескольких тысяч произведений. Цена вопроса? Около $3000–5000 за полотна молодых авторов, от $20‑000 до $100‑000 — за художников с именем. Увлеченные искусством люди для Айдан — любимые клиенты. Особенно те из них, кто готов потом одалживать свои приобретения для выставок. «Я продаю современное искусство только тем, кто имеет желание формировать коллекцию, — говорит она. — Мне неинтересно работать с людьми, которые повесили у себя в квартире две-три вещи».

Впрочем, клиенты бывают разные. Часто им необходимо срочно подобрать подарок. «Примерно треть моих заказов выглядит так: не более такого-то размера, не выше такой-то суммы и в течение двух часов. Я очень хорошо выполняю такие заказы», — говорит хозяйка «Айдан галереи».

Но на кого бы ни работал арт-дилер, он всегда имеет возможность влиять на рынок. Ему решать, что и кому продать из свежих работ. Айдан старается не предлагать новую вещь коллекционеру, у которого уже много произведений этого автора. Приходится лавировать: каждый покупатель хочет иметь лучшее, но из 10 работ, выполненных художником за год, лишь 3–4 имеют коллекционное значение — так образуются «очереди».

Сейчас, например, все ждут новых произведений Рауфа Мамедова и Николы Овчинникова. Полиптих из фотографий Мамедова, ушедший за $90 000, кстати, стал самой дорогой продажей Айдан.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться