03.07.2006 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают или удивляют

Императорская казна — лиана, от процветания которой хиреют остальные растения.

— Римский император Траян

Преданность

Я всегда относился к своему месту работы с большим уважением. И с тем же чувством я отношусь к собственнику, который меня назначил.

— Сергей Богданчиков, глава «Роснефти» для «Коммерсанта»

Памятник

Дворец [императрицы Екатерины II в Царицыно] реставрируется по проекту, лично одобренному московским мэром и демонстрирующему мало сходства с оригиналом. Армия рабочих-мигрантов из бывших республик СССР изо всех сил торопится выполнить распоряжение мэра и‑кроет крыши там, где их не было, возводит величественные входы и заменяет каменные блоки на шлакобетонные. <...> «Его [новый дворец] строят слишком быстро, используя много современных материалов, — говорит Марина Хрусталева из Московского общества охраны архитектурного наследия. — Реставрация производится на основе того, что абсолютно соответствует исторической реальности, но‑это дорогое удовольствие. Здесь же строится что-то совершенно новое. Боюсь, что Царицыно будет погублено».

— Independent

После 2008 года

Господин Путин говорил теперь максимально серьезно, и даже слишком серьезно. Он очень хотел, видимо, чтобы и мы к этому относились так. <…>

— Что вы будете делать, когда уйдете с поста президента?

— А я возглавлю политическую партию! — опять начал он радовать сам себя.— Какую? Оппозиционную, конечно!

— Кому оппозиционную?

[pagebreak]

— А какая разница? Главное, буду ругать власть за антинародную политику, за то, что она не думает о простых людях. С вами буду чаще встречаться. Вам же интереснее будет, когда я буду все критиковать.

В этой последней фразе все-таки сказалась природная любовь Владимира Путина к журналистам.

— «Коммерсантъ»

Национальные особенности

Очевидно, что [отправленный в отставку генеральный] прокурор [Владимир Устинов] боролся не за правопорядок. Он боролся с конкурентами.

— Георгий Сатаров для New York Times

Народный контроль

Американские политики называют свою страну «обществом совладельцев». Действительно, в той или иной мере в США собственностью владеют не только крупные капиталисты, а все население. Участие граждан в финансовом рынке — реально работающий вариант мифического советского «народного контроля». В США, где более половины населения так или иначе присутствует на финансовых рынках, незамеченным не проходит ни один серьезный корпоративный скандал, ни одно сомнительное действие политика. Когда изменения на фондовом рынке будут влиять на благосостояние существенной части населения, то чиновники будут вынуждены аккуратнее относиться к своим словам и делам. При наличии на рынке массового инвестора судейский произвол в процессах над бизнесом был бы невозможен. Невозможны были бы и такие ситуации, когда высокопоставленные чиновники надменно игнорируют любые сомнения в их чистоплотности. В обществе дольщиков министр связи, уличенный в игре на рынке связи, на котором он должен выступать честным арбитром, был бы опозорен и‑наказан.

— «Ведомости»

Вторая попытка

Нефтяные вышки российского концерна «Роснефть», красующиеся теперь в газетах, — это знак поворота: российские фирмы почувствовали вкус к выходу на биржу, и самый сенсационный из них осуществляет сейчас «Роснефть». Стартовый пистолет уже выстрелил. <...> Российский нефтяной концерн официально объявил о первичном размещении своих акций в Лондоне и в Москве. Торговля ими, вероятно, начнется 14 июля. Через эмиссию акций по льготным ценам государство снова хочет приучить народ к народным акциям — народ, травмированный обманной ваучерной приватизацией, когда после распада Советского Союза тогда еще будущие олигархи скупили у населения по дешевке его ваучеры.

— Der Standard

Новости партнеров