03.09.2006 00:00

Расплата по счету

Илья Хренников Forbes Contributor
Угощаете делового партнера в ресторане? Это может стоить вам нескольких месяцев заключения в СИЗО

Родителям американского бизнесмена Максима Длуги, советским диссидентам, удалось избежать репрессий в СССР и эмигрировать. А вот сам Максим в России за решетку все-таки угодил, но вовсе не по политическим причинам. Из-за того, что встречался с деловыми партнерами в московских ресторанах Settebello, «Ностальжи» и Starlite Diner, Длуги провел восемь месяцев в СИЗО Соликамска (Пермский край).

Чемпион мира по быстрым шахматам, международный гроссмейстер и коммерсант Максим Длуги пять лет назад был одним из управляющих Russia Growth Fund (RGF), фонда, созданного для инвестиций в российские предприятия при участии Гарри Каспарова и нескольких американских шахматистов, занимающихся бизнесом. В 2001 году фонд купил в Соликамске контрольный пакет магниевого завода (СМЗ), и Длуги назначили замгендиректора завода по маркетингу и продажам.

Шахматисты не подозревали, что в России окажутся втянутыми в корпоративную войну. На СМЗ претендовали соликамское предприятие «Сильвинит» и компания «ФТК», позже ставшая совладельцем корпорации «Иркут». Они поставляли СМЗ сырье, поэтому им не составило труда «перекрыть кислород» заводу, и осенью 2003 года RGF продал его «Сильвиниту». Незадолго до этого против Длуги было возбуждено уголовное дело: ему инкриминировалась растрата представительского фонда СМЗ. Еще одно дело против уже бывшего замгендиректора завода было заведено через полгода после продажи предприятия. Шахматиста обвинили в покушении на хищение: якобы, работая на СМЗ, Длуги подписал документы, по которым завод выступал поручителем за две фирмы-однодневки и должен был расплатиться по их векселям. Два уголовных дела объединили в одно. Весной 2005 года Длуги арестовали, этапировали в Соликамск и начали судить. Обвинение в попытке хищения в итоге развалилось за недоказанностью: экспертиза показала, что подписи на документах не его. И основой обвинения стали походы по ресторанам.

Длуги отвечал за продажи продукции СМЗ. Приходилось общаться с покупателями, поэтому в его распоряжении был бюджет на представительские расходы. В первые восемь месяцев 2003 года он составил 1,5 млн рублей.

Казалось бы, к чему придраться? Выяснилось, однако, что из израсходованных средств 48 000 рублей были неправильно документированы. «По отчетности нужно было показывать, с кем встречаешься, — объяснила адвокат Длуги Марина Михайлова корреспонденту Forbes. — Но могли уплыть конфиденциальная информация и сорваться сделки, и Длуги решил «законспирировать» встречи». Отчитываясь перед бухгалтерией, он вписывал фамилии не тех, с кем обедал, а других людей.

В результате защите Длуги приходилось возить из Москвы в качестве свидетелей тех, с кем бизнесмен встречался, чтобы те, сверяясь с ежедневниками, подтвердили это суду. Заслушав их, суд в декабре прошлого года оправдал Длуги за отсутствием состава преступления. Бизнесмен вышел на свободу, но окончательно его злоключения закончились только этим летом, после того как Пермский краевой суд не удовлетворил протест прокуратуры.

Что послужило настоящей причиной ареста? Сам Длуги утверждает, что одним из условий сделки по продаже СМЗ структурам «Сильвинита» было обязательство завода при новых владельцах поставить в течение трех лет структурам Russia Growth Fund магниевых сплавов на $3 млн (в Петербурге у фонда был завод по производству колесных дисков). Длуги считает, что дело могло быть возбуждено по инициативе новых владельцев СМЗ, чтобы не выполнять контракт. Пока Длуги сидел, его партнеры подписали мировую со структурами «Сильвинита», согласившись на отступные. В «Сильвините» эту версию категорически опровергают, утверждая, что менеджеры RGF, управляя СМЗ, специально подписывали невыгодные договоры с аффилированными фирмами, чтобы предъявить претензии заводу.

Теперь 40-летний шахматист снова участвует в турнирах и занимается бизнесом. Он по-прежнему миллионер, хотя, пока он сидел в СИЗО, часть его капитала «сгорела» в обанкротившемся американском брокерском доме Refco. А вот из Russia Growth Fund инвесторы разбежались, и фонд был расформирован. «Здесь надо очень аккуратно выбирать партнеров, — говорит теперь Длуги о России, но собирается работать в нашей стране и дальше. — Я теперь уже ничего не боюсь».

Новости партнеров