03.10.2006 00:00

Таблетка роста

Евгений Нудлер Forbes Contributor
Биотехнологии могли бы определить будущее российской экономики

Экономические позиции и политические амбиции любого современного государства во многом определяются наличием собственных высоких технологий. Правительство России вполне отдает себе отчет в необходимости развития высоких технологий, о чем свидетельствуют недавние постановления о расширении финансирования прикладных научных направлений. Однако, на мой взгляд, выбор таких направлений стратегически не вполне оправдан.

Первые крупные вложения государство предполагает осуществить в так называемые электронные компоненты, такие как информационно-коммуникационные технологии, микроэлектроника и робототехника. Но все основные технологические прорывы в электронике были сделаны в прошлом веке, и на данный момент происходит лишь ориентированная на потребителя оптимизация этих технологий ведущими компаниями. Для России вступать в конкуренцию в этих областях уже поздно и нецелесообразно. Противоположный пример — биотехнологии. Это многогранное направление лишь в начале своего развития.

Что такое биотехнология в широком смысле этого термина? Прежде всего понимание процессов живого организма на молекулярном уровне и способы селективного влияния на эти процессы для достижения конкретной цели. В последние 10 лет в этой области произошли фундаментальные сдвиги. Расшифрован геном человека, что дало возможность понимать многие болезни на генетическом уровне; ученые научились получать и контролировать стволовые клетки, что позволяет заменять поврежденные ткани; достигнуто понимание механизмов многих видов рака, принципов работы мозга и т. д.

Почва для революции подготовлена. Очевидно, что именно биотехнология будет определять развитие медицины, фармакологии, пищевой промышленности и сельского хозяйства в XXI веке. Уже сегодня мы ощущаем прямое влияние биотехнологии на медицину. Например, химио- и радиотерапия заменяются в онкологии гораздо менее токсичными, избирательно направленными противораковыми средствами. Через 10–20 лет новые разработки позволят лечить болезни, которые сейчас считаются летальными или хроническими, такие как нейродегенеративные заболевания (болезни Альцгеймера и Паркинсона), разные виды рака и сердечно-сосудистые заболевания. Новые типы вакцин помогут полностью избавиться от ВИЧ и гепатита, а также остановить развитие аутоиммунных заболеваний (диабет, артрит и рассеянный склероз).

Биотехнология будет решать и насущные экономические задачи, связанные с энергоресурсами, новыми материалами, а также утилизацией отходов различных производств. Биоаккумуляторы и биоматериалы уже перестали быть сугубо экспериментальными разработками и начинают находить практическое применение. Бактерии служат самыми экономичными мини-реакторами, которые способны превращать практически любые отходы в энергию или энергоемкие вещества, например спирт.

Биотехнологии — это многогранное направление, находящееся лишь в начале развития. Потенциал здесь настолько огромен, что, даже начиная практически с нуля, можно занять конкурентные позиции. Неважно, работаете вы в развитой или развивающейся стране. Научные достижения публикуются в специализированных изданиях и сразу становятся общедоступными. С этого момента у всех есть шансы использовать эти достижения в практических целях. Конкретными разработками сейчас занимаются компании из Индии, Кореи, Южной Африки, республик бывшей Югославии. На Кубе фирма Heber Biotec с успехом разрабатывает вакцины от специфических форм гриппа. Бразильская Biobras еще в 1990-е годы запатентовала рекомбинантный человеческий инсулин и сейчас является одной из четырех компаний, производящих этот продукт.

Задача России — не опоздать к началу этого соревнования. На Западе основная движущая сила в развитии высокотехнологичной индустрии — венчурный капитал. Венчурная сфера руководствуется исключительно экономическими соображениями и делает ставку на самые многообещающие направления, такие как биотехнология. Успешные биотехнологические компании в свою очередь привлекают высококлассных специалистов из академической среды. В России практически нет венчурного капитала, потому роль инвестора должно взять на себя государство. Если будет капитал и четко определенные приоритеты, появления успешных российских биотехнологических компаний не придется долго ждать.

Новости партнеров