Ломать, не строить | Forbes.ru
$58.93
69.4
ММВБ2148.6
BRENT64.76
RTS1144.35
GOLD1242.23

Ломать, не строить

читайте также
Аэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире Одна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает На автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы Владимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью Кина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» Праздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе Бизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин +11 просмотров за суткиКриптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA +2 просмотров за суткиДоктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего
03.10.2006 00:00

Ломать, не строить

Иван Голунов Forbes Contributor
Игорь Тупальский делает деньги из мусора. Угадайте, из чего он делает мусор?

Госпиталь на окраине Санкт-Петербурга не могли достроить больше 20 лет. Зато снести его подчистую удалось за три месяца. Экскаваторы, снабженные вместо ковша гидравлическими ножницами, перекусывают железобетонные опоры в два счета. Машины отделяют куски бетона от арматуры и перемалывают его в щебень. Образовавшуюся крошку самосвалы развозят по стройкам города. Метрах в тридцати от этой грохочущей сцены стоит интеллигентного вида молодой человек в темном костюме. Его можно назвать сценаристом и продюсером разворачивающегося перед нами действия. Знакомьтесь: Игорь Тупальский, владелец «Ассоциации по сносу зданий», холдинга с выручкой $35 млн.

В каком-нибудь параллельном мире Тупальский мог бы сам работать в этом госпитале. Сын известного нейрохирурга, он получил медицинское образование, но сразу после окончания института ушел в бизнес — торговать металлоломом. Однажды, в 1997 году, знакомые предложили сборщику железа бартерный контракт: демонтировать оборудование в цехах разорившейся ткацкой фабрики, а в качестве гонорара забрать арматуру. Тупальский отловил у проходной пару десятков бывших рабочих, пришедших за трудовыми книжками, и нанял разбирать их же собственную фабрику.

Второй заказ он тоже получил через приятелей — надо было снести эллинг 1903 года постройки на судостроительном заводе «Северная верфь». Высокий ангар для ремонта судов был зажат между действующими цехами, разбирать его вручную было бы слишком дорого, а рушить ядром, привязанным к стреле крана, невозможно. Тупальский несколько недель клеил из спичек макеты эллинга и просчитывал, как проще его разрушить. Арендовав технику у строителей, конструкцию подпилили с одной стороны и, подтолкнув бульдозером, свернули винтом.

А в 1998 году в петербургской мэрии начали обсуждать программу вывода промышленных предприятий за город, и Тупальский понял: перед ним золотое дно. Фабрики и заводы в историческом центре Санкт-Петербурга занимают 2400 га — чуть меньше половины от его площади, сноси — не хочу. «Мне всегда казалось, что услуги стоят дороже, чем любое сырье» — предприниматель утверждает, что эта мысль пришла ему в голову, еще когда он торговал металлоломом.

Первым в списке на ликвидацию значился цех по производству серной кислоты на действующем заводе «Пигмент». За заказ никто не брался, поскольку опасное производство в соседних зданиях нельзя было останавливать. Выход один — перенимать европейский опыт. Тупальский съездил в Таллин и, договорившись с прорабом одной из строек, понаблюдал, как экскаваторы-разрушители бережно сносят ветхие здания. Вернувшись, продал пункты по приемке металлолома и купил себе такую же технику. Кислотный цех был разобран.

Интуиция Тупальского не подвела. С ростом цен на недвижимость у промзон стали появляться новые собственники, которым нужно было построить на месте заводов и фабрик офисные комплексы, торговые центры и жилье. Но сначала требовалось снести прежние постройки. Первое время Тупальский предлагал крупнейшим петербургским застройщикам свои услуги почти бесплатно. Зато сейчас корпорация «ЛЭК», «Группа ЛСР» и другие компании, которые он когда-то подолгу уговаривал дать хотя бы мелкий подряд, — постоянные клиенты «Ассоциации по сносу зданий».

Одновременно Тупальский начал предлагать девелоперам весь комплекс услуг по подготовке площадки к новой стройке. Например, в Петербурге 7783 объекта культурного наследия, причем не все дворцы, есть и полуразрушенные пакгаузы. Однако, прежде чем сносить такое ветхое строение под бизнес-центр, надо получить свидетельство об архитектурной экспертизе. Тупальский берет это на себя.

На советских предприятиях отходы нередко закапывали прямо на территории — значит, нужно получать заключения экологов и СЭС, обзаводиться лицензией на работу с опасными веществами, специальным транспортом, без которого не дадут разрешения на вывоз вредных отбросов за город. «Ассоциация по сносу зданий» решила избавить девелоперов и от этой головной боли. Постепенно к Тупальскому потянулись неискушенные в российской бюрократии иностранные компании — он готовил участки для Tetra Pak, Toyota и Nokian Tyres.

По мере роста заказов он покупал все новую и новую технику, сейчас в его парке 27 специальных экскаваторов-разрушителей и 70 грузовиков. Это в два раза больше, чем у всех фирм Северо-Запада России, оказывающих услуги по сносу зданий, вместе взятых. Появилась другая проблема: как эффективно использовать такой большой парк?

По ночам автомобили простаивают? Тупальский начал сдавать «КамАЗы» в аренду строителям. Бесформенные глыбы бетона занимают в кузовах много места и машины отправляются на свалку загруженными наполовину? Тупальский поехал смотреть, как выходят из ситуации финны. Вернувшись, купил дробилку, и теперь прямо на площадке кирпичную кладку и бетон перерабатывают во вторичный щебень, арматуру пилят на металлолом (компания обзавелась лицензией на работу с черным ломом), древесину мельчат в щепу, которую используют в производстве пелет для отопления. «Все продается, у меня в очередь встают за вторичными материалами», — хвастается Тупальский. Он подсчитал: пропадает только 6% мусора, это как раз те вредные отходы, которые надо вести за город. Скоро «Ассоциация по сносу зданий» достроит цех и по их переработке.

Сколько еще зданий осталось снести в Питере? По данным комитета по строительству администрации города, в ближайшие десять лет планируется освободить от промышленных предприятий более 500 га земли, на что будет потрачено $3,5 млрд. Есть где развернуться. Но Петербургом и областью сфера интересов Тупальского теперь не ограничивается. Компания уже сносила металлургический завод под Екатеринбургом, аварийные элеваторы в Ростовской области, участвовала в разборе гостиницы «Москва» в столице. В ближайшие два года «Ассоциация по сносу зданий» собирается открыть филиалы в нескольких городах.

Не жалко ли сыну нейрохирурга сносить старинные здания? «Странное чувство, бывает и жалко» — Тупальский заметно волнуется. Но тут же находит единственно верный ответ: «Это ведь только на пользу, некоторые оставлять просто опасно».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться