Выбор из двух зол | Forbes.ru
$59.25
69.48
ММВБ2160.75
BRENT64.22
RTS1149.88
GOLD1237.77

Выбор из двух зол

читайте также
+23 просмотров за суткиНа языке цифр. Что дает бизнес-сообществу новый вид телефонной связи +163 просмотров за суткиВозьми печеньку: чем удивит Android 8.0 Oreo +314 просмотров за суткиОсобый подозреваемый. Генпрокурор Чайка хочет забрать дело миллиардера Керимова +352 просмотров за суткиСтая черных лебедей. Пять главных событий для инвесторов +225 просмотров за суткиЗолотые метры. Рынок элитного жилья в Москве оценили в 45,7 млрд рублей +571 просмотров за суткиДеньги за бочку: американские производители нефти готовы продавить цены +559 просмотров за суткиТайна «Спасителя». Кто купил полотно да Винчи у миллиардера Рыболовлева за $450 млн +2829 просмотров за суткиИталия объявляет чрезвычайное положение из-за взрыва на газовом хабе в Австрии +364 просмотров за суткиГруппа S7 обвинила нефтяников в завышении цен на керосин +630 просмотров за сутки «Политика шантажа». «Роснефть» снова требует арестовать активы «Системы» +746 просмотров за суткиЗакрытый клуб. Какие программы лояльности нужны магазинам, ресторанам и гостиницам +705 просмотров за суткиЧрезмерные амбиции: руководство General Electric увлеклось дорогими покупками +1401 просмотров за сутки«Яндекс» назвал самые популярные запросы россиян в 2017 году +2203 просмотров за суткиРабочий вопрос: 5 вечерних образов для корпоративного праздника Выживание для частника: на что надеяться в кризис негосударственному бизнесу Крупнейшие непубличные компании России — 2012 Частный бизнес вышел из кризиса благодаря госзаказам Крупнейшие непубличные компании России – 2011 Частный бизнес: снова вверх После шторма Крупнейшие непубличные компании России — 2008

Выбор из двух зол

Крис Уифер Forbes Contributor
Главный стратег Альфа-банка Кристофер Уифер о будущем частных компаний

В последнее время стало очевидно, что в основу государственной стратегии развития экономики в России легла идея перенаправления основной массы финансовых и административных ресурсов в так называемые стратегические отрасли промышленности. Этот подход имеет очень важные последствия для частных компаний, которым придется конкурировать с пользующимися поддержкой государства предприятиями, а также для компаний «нестратегических» отраслей.

Стратегические отрасли можно разделить на три группы. Это нынешние локомотивы российской экономики — нефтегазовая промышленность и металлургия; отрасли, образующие «командные высоты» экономики, к числу которых относятся электроэнергетика, трубопроводы и проводная связь; а также отрасли, в которых Россия претендует на преимущество перед конкурентами и за счет которых надеется обеспечить свое развитие в будущем. В последнюю группу попадают авиация, высокие технологии и отрасли бывшего военно-промышленного комплекса.

Если в первый срок президентства Владимира Путина упор делался в основном на политику, на восстановление централизованной власти Кремля, то во время второго приоритетом стало определение стратегических отраслей и создание в каждой из них компаний-лидеров, которые бы доминировали в национальном масштабе. Для этого либо приобретаются такие активы, как ЮКОС, «Сибнефть» и совсем недавно — «ВСМПО-Ависма», либо существующие государственные активы объединяются в одну компанию. Это стало особенно очевидным с созданием «Объединенной авиастроительной корпорации». На этом этапе было относительно мало существенных нововведений в промышленности, а те инвестиции, которые были сделаны, стали скорее следствием по-прежнему обильного потока нефтедолларов. Зато правительство запасает финансовые ресурсы на будущее.

Теперь процесс подготовки подходит к концу. В будущем мы сможем увидеть более широкое применение государственных финансовых и административных ресурсов для развития стратегических отраслей, и основная государственная поддержка будет адресована компаниям, лидирующим в национальном масштабе. Эти компании, к числу которых принадлежат «Роснефть», «Объединенная авиастроительная корпорация», «Ростелеком», и та группа, что приобретет контроль над металлургией, могут рассчитывать на значительные государственные ресурсы. И в том числе на выгоды от того, что в числе их совладельцев будет государство.

Судьба российских частных компаний не менее очевидна. Компании, не принадлежащие к стратегическим отраслям, будут предоставлены сами себе. Это и хорошо и плохо. Хорошо, потому что эти компании (те, что действуют в потребительском секторе и в сфере услуг) не будут испытывать сильного вмешательства со стороны государства и не столкнутся с нечестной конкуренцией со стороны госкомпаний. И плохо, потому что они останутся без государственной финансовой поддержки, а решение проблем коррупции и бюрократизма не будет для властей сколько-нибудь приоритетным.

Для частных компаний, работающих в стратегических отраслях, правила игры совсем иные. Лидирующие госкомпании и те, что не контролируются государством, но располагают «государственным мандатом», получат существенную поддержку со стороны государственных регулирующих органов и конкурентное преимущество. А госкомпании, действующие на внешних рынках, такие как «Газпром» и, возможно, «Объединенная авиастроительная корпорация», получат преимущества за счет выполнения международных торговых и энергетических контрактов, заключать которые будет Кремль.

Модель стратегических отраслей и «национальных чемпионов» обладает значительными долгосрочными преимуществами, но очевидны и среднесрочные. Выбрано «меньшее из двух зол»: вместо того чтобы аккумулировать и запасать сверхприбыли, получаемые в добывающих отраслях, как это происходит теперь, эта модель создаст механизм, благодаря которому государственное богатство может быть направлено для развития хотя бы отдельных отраслей. Многие из этих отраслей все еще стреножены сохранением советских структур и моделей работы, и нынешние власти исходят из того, что государство сможет лучше способствовать изменениям в этих отраслях и сохранить при этом баланс интересов: решать крупномасштабные задачи, обеспечивать выплату зарплаты, уплату налогов и тому подобное. Этому будут способствовать миноритарные стратегические инвесторы (международные компании, действующие в тех же областях, как, например, Siemens в истории с «Силовыми машинами») и строгая дисциплина международных фондовых бирж, на которых теперь торгуется большинство компаний из числа национальных лидеров.     

Автор – главный стратег Альфа-банка

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться