03.11.2006 00:00

Скрытая угроза

Эдуард Лимонов Forbes Contributor
Что нужно знать эксплуататору о профсоюзах

Живя в эмиграции во Франции, я был знаком с выдающимся лидером профсоюзного движения Анри Кразуки. Он возглавлял тогда самый радикальный профсоюз Франции — CGT. Простой этот мужик в кепке для меня навсегда остался идеалом профсоюзного лидера. Он мог горло перегрызть за интересы рабочих. А что в России?

Главный босс наших профсоюзов, безусловно, — Михаил Шмаков. Полтора десятилетия уже возглавляет он Федерацию независимых профсоюзов России. «Независимые» — это самоназвание, в реальности ФНПР унаследовала всю профсоюзную структуру от СССР и вместе со структурой все родовые пороки ее. Прежде всего несамостоятельность. Если в начале 1990-х ФНПР политически дрейфовала со всей страной как придется, то после 1993 года идеологически сильно сдвинулась вправо, по направлению к власти: сначала до позиции тред-юнионизма, затем правой социал-демократии, наконец, до центристских позиций, а после прильнула к власти.

Некоторое время Шмаков возделывал рядом с ФНПР свой собственный проект — «Партию труда». Один из ее организаторов, Андрей Исаев (некогда лидер Конфедерации анархо-синдикалистов!), стал впоследствии заместителем Шмакова в ФНПР. Раздобрел, располнел, видный депутат Госдумы Андрей Исаев символизирует своей персоной успешное совращение властью рабочего движения России.

ФНПР оперирует миллионами людей, но это на бумаге. Сколько на самом деле в Независимом профсоюзе членов, знает только один отдел кадров ФНПР. Однако как Русской православной церкви достались большие церковные богатства, так и профсоюзам досталась недвижимость: здания в городах и санатории. ФНПР — это богатое ведомство даже сегодня. А Шмаков, конечно, служащий государства.

Понятно, что «официальные» профсоюзы не могут удовлетворить работающих. Потому все 1990-е годы предпринимались попытки создания действительно независимых профсоюзов, без оглядки на власть. Так, в середине девяностых в РФ появился профсоюз «Защита». Активнее всех выступала в 1994–1995 годах «Студенческая защита». В апреле 1994 года «СЗ» организовала марш более чем 5000 студентов через Москву, вызвав крупнейшие политические беспорядки. Весной 1995 года «СЗ» еще дралась с ОМОНом, но к 1997 году их деятельность сошла на нет.

В 1998 году летом в Москву приехали шахтеры, ведомые достаточно мощными региональными профсоюзами. Злые языки поговаривают, что при этом шахтеры исполняли политический заказ. Однако, как бы там ни было, шахтерские профсоюзы тогда продемонстрировали крайнюю степень сплоченности и организованности. С тех пор рабочее движение затихло на годы.

В 2006 году после долгого перерыва профсоюзы России стали подымать головы. Недавно создан независимый профсоюз «Сургутнефтегаза» (лидер Александр Захаркин). Рабочие выступили против низких зарплат, а главное — против самой структуры оплаты труда в компании: 30% — твердая ставка плюс 70% за хорошее поведение. В «Сургутнефтегазе» практикуются штрафы, как при царизме. Вместе с независимым профсоюзом «Роснефти» и профсоюзом еще одной нефтяной компании рабочие создали межрегиональное профсоюзное объединение.

В самом начале 2006 года была забастовка на заводе Ford в городе Всеволожске. Требование рабочих — повышение зарплат. Удовлетворено администрацией на 50%. Лидер профсоюза Алексей Этманов исключен из ФНПР за неподчинение руководству. Зато он вместе с группой независимых профлидеров создал ассоциацию альтернативных профсоюзных движений автопрома. В ассоциации уже 3000 членов.

Профсоюз Ульяновского автозавода добился отмены приказа директора о введении неполной рабочей недели с дальнейшей перспективой сокращения производства и рабочих мест. Этот профсоюз еще входит в ФНПР, но, по-видимому, выйдет из него. Партия, которую я возглавляю (НБП), также поучаствовала недавно в рабочем движении. И успешно! Господин Дерипаска, владелец ГАЗа, как-то неосторожно высказался, что из 60 000 рабочих ГАЗа он намеревается сохранить только 20 000. Нацболы проникли на территорию завода и в заводоуправление и разбросали в цехах листовки, в которых предупреждали о готовящихся массовых увольнениях.

Ходят слухи, что готовятся крупные забастовки на химических предприятиях Урала…

Вспоминая мой французский опыт, я скажу: нет в России профсоюзов. Но, может, будут.

Новости партнеров