Новые бунтари | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Новые бунтари

читайте также
+60 просмотров за суткиКрестьянская фамилия. Почему социальные лифты времен революции оказались обманом +9 просмотров за суткиНеотвеченный вызов. «Матильда» как общественное явление +11 просмотров за суткиВозвращение имен. Что стало с достоянием купцов и фабрикантов Амазонки и революция: главные героини социалистического модерна Социолог Ольга Здравомыслова: «Материнский статус по-прежнему определяет для женщины все» Требуйте невозможного! Размышления на фоне 100-летия Февральской революции Наследие революции: модное приданое советского бунта Не там ищут: откуда ждать новой революции в России Дворцовый переворот: как СССР осваивал имперское наследство История истории: Ключевский Экономика цветных революций Историческое дежавю: почему 2013-й был годом возвращения русской истории Уход победителя: как миллиардер Иванишвили изменил грузинскую политику Политические долгожители: чем дольше лидер у власти, тем крепче он за нее держится Почти самодержавие: какую ошибку Николая II повторяет Путин Турецкий марш Верхи, низы и заграничные счета Неспокойный лотос Ош во власти страха Ситуация в Оше: терять узбекам нечего Почему Киргизии не стать Швейцарией
#революция 03.11.2006 00:00

Новые бунтари

Дэниел Лайонс Forbes Contributor
Бесплатное программное обеспечение, микросхемы по бросовым ценам, круглосуточный интернет... Для нынешних гигантов хай-тека все это страшная угроза. Но для предпринимателей-новаторов — шанс заработать миллиарды

К своим 58 годам Уильям Коулмен успел дважды сколотить капиТАЛ, которого более чем достаточно, чтобы спокойно отойти от дел. Первый раз Коулмен мог уйти на покой еще в 1993 году, когда уволился из Sun Microsystems, проработав в компании восемь лет. Второй раз он мог это сделать несколько лет спустя, после того как основал компанию BEA Systems — разработчика программного обеспечения для интернета с объемом продаж $1,2 млрд в год (буква «B» в аббревиатуре BEA означает

Bill — так Коулмена называют друзья). Когда на рынке интернет-компаний раздулся финансовый пузырь, состояние Коулмена приблизилось к отметке $1 млрд. И тем не менее он опять в погоне за новыми технологиями. Это как наркотик, объясняет Коулмен. Его гонит вперед осознание того, что нынешняя волна на рынке высоких технологий гораздо мощнее всех предыдущих. Чтобы оседлать эту волну, он основал новую компанию Cassatt. Она, уверен бизнесмен, рано или поздно превзойдет размерами BEA.

Что придает Коулмену уверенности? «Мы вступаем в период невероятных дезинтеграционных процессов, — утверждает бизнесмен. — Мы станем свидетелями гигантского тектонического сдвига, которому не было аналогов в прошлом. Грядет очередной бум, настоящий ураган, который разнесет все в щепки».

Щепки уже летят. Коулмен — один из десятков бунтарей, замышляющих так называемую дешевую революцию, в ходе которой производители электроники и программного обеспечения начинают переключаться на недорогие микрочипы и операционные системы с открытым (зачастую бесплатным) программным кодом — таким как Linux. Они делают выбор в пользу простоты, невиданной прежде производительности и 90-процентного снижения затрат на технологии. «Бунтари» угрожают плутократии Силиконовой долины — компаниям Microsoft, IBM, Oracle, Cisco, EMC и другим «голубым фишкам» с их патентованным оборудованием, «закрытым» программным обеспечением, избыточными резервными мощностями и огромной маржой.

Сама концепция «дешевой революции» объясняет, почему традиционная индустрия хай-тека пребывает в спячке после обвала рынка, который начался в 2000-х: потребители по-прежнему тратят деньги на высокие технологии, но обращаются они теперь к другим производителям. Следующий этап этой революции покажет, кто из титанов хай-тека сможет адаптироваться к ситуации и выживет, а кто так и не оправится от удара. Коулмен и другие ветераны Силиконовой долины хотят воспользоваться этой волной, чтобы сформировать новое поколение гигантов хай-тека и сколотить новые состояния.

 Один из таких «новых варваров» — Питер Яред. Он, кстати, бросает вызов старой компании Коулмена — BEA Systems. Гоняющему на Maserati Яреду сейчас 35 лет, прежде он работал программистом в Sun, а теперь возглавляет компанию ActiveGrid, костяк которой составляют такие же, как и он, перебежчики из Sun Microsystems. ActiveGrid собирается производить программное обеспечение, которое будет намного дешевле продуктов, выпускаемых BEA, IBM и другими. Но если у них пакет программ стоит, например, $180 000, то Яред грозится выставить на рынок аналог за $10 000. Более того, чтобы привлечь клиентов, ActiveGrid собирается раздавать «облегченную» версию своего софта бесплатно. «Видите эти $5 млрд, в которые оценивается BEA? — спрашивает Яред. — Они будут наши. Дайте нам пять лет, и мы их обскочим. BEA не замечает перемен, ее бизнес-модель устарела, поэтому мы вынесем их с рынка».

Программисты толпами бегут из BEA, Microsoft, Oracle и Sun и раскручивают маховик «дешевой революции» в безымянных лабораториях и неприметных пока офисах в солнечной Калифорнии. За примерами далеко ходить не надо: вот Дэвид Р. Дарго-младший, один из самых продвинутых программистов Oracle. Он бросил работать в 40 лет и с тех пор дни напролет играл в гольф, пока его вновь не заманили в Силиконовую долину. Теперь он возглавляет компанию Ingres, в которой собрались его друзья — такие же перебежчики из Oracle. Ingres, выпускающая базы данных, собирается победить в конкурентной борьбе с Oracle за счет более низких цен и лучшего сервиса.

Или другой пример: Пол Маритц отвечал за разработку программного обеспечения в Microsoft, но в 2000 году уволился и основал собственную компанию PI Corp., собрав в ней команду специалистов, в которую вошли и несколько бывших программистов Microsoft. Угадайте, что они делают? Правильно, программное обеспечение, которое превзойдет Windows.

«Талантливые компьютерщики меньше всего хотят работать над тем, чтобы программа 15-летней давности стала программой 20-летней давности. Новейшие проекты — вот что притягивает их», — говорит Скотт Дитцен, бывший ведущий разработчик BEA. Дитцен покинул компанию в 2004 году и теперь занимает пост президента компании Zimbra, которая выпускает почтовую систему нового поколения. Она стоит в два раза дешевле, чем у Microsoft, и при этом обладает опциями, которых у «почтовика» Microsoft нет.

«Дешевая революция» (кстати, этот термин, Cheap Revolution, придумал издатель Forbes Рич Карлгор в своей колонке, опубликованной в апреле 2003-го; он построен на игре слов: cheap, «дешевый», созвучно с chip, «микросхема») уже подкосила некоторые крупные компании. Шесть лет назад Sun, в которой некогда трудился Коулмен, безраздельно властвовала на рынке хай-тека; сейчас она балансирует на краю пропасти. А компания Silicon Graphics, еще один прежний лидер, в мае 2006 года подала заявление о банкротстве.

[pagebreak]

Сейчас компании новой волны внедряют свой смертоносный Linux во все новые продукты: будь то телефоны Motorola или телевизоры Sony, сетевые маршрутизаторы (с жесткой конкуренцией уже столкнулись Cisco и Nortel) или устройства для хранения данных (под прицелом EMC и Network Appliance). Все крупнейшие производители программного обеспечения, включая Microsoft, BEA, IBM, Oracle, SAP, SAS Institute, Veritas и VMware, вынуждены теперь соперничать с конкурентами, предлагающими альтернативные продукты, построенные на системах с открытым исходным кодом или на интернет-решениях. Продавцы этих дешевых программных пакетов охотно работают с маржой менее 10%, то есть в три раза меньшей, чем у «старой гвардии».

«Все эти люди, торгующие патентованным «железом» и патентованными операционными системами с их огромной маржой, уже трупы», — утверждает Саймон Лок, основатель компании Lok Technology. В этом году он рассчитывает выручить $4 млн на продаже маршрутизаторов, созданных на базе стандартных микросхем Intel и AMD и «открытой» операционной системы OpenBSD. Его маршрутизаторы на 90% дешевле аналогичных продуктов Cisco и при этом, по словам Лока, более производительны и гарантируют  более надежную защиту.

 Но вернемся к Биллу Коулмену, одному из отцов-основателей BEA, создавшему теперь фирму Cassatt с тем, чтобы вновь обогатиться на высоких технологиях.

В 2001 году, на излете интернет-бума, он уже был очень состоятельным человеком, который мог позволить себе широкие жесты. У Коулмена и его 22-летней жены не было детей, но их племянник родился на свет с трисомией 13 — синдромом, вызванным лишней 13-й хромосомой. Потрясенный этим событием бизнесмен решил создать фонд, который финансировал бы разработки новых методов адаптации к жизни умственно неполноценных людей. С целью привлечения средств в свой фонд он заложил 4 млн акций BEA — они в то время стоили $250 млн.

Потом был крах рынка, превративший в пыль почти все миллиардное состояние Коулмена. Акции BEA упали в цене с $86 до $5, оставив предпринимателя с «жалкими» $50 млн и необеспеченным залогом. «Одной из причин, побудивших меня создать Cassatt, было желание заработать достаточно денег, чтобы внести в фонд все $250 млн», — признается Коулмен.

Он отошел от повседневного управления BEA в 2001-м, когда рынок хай-тека начал свое затянувшееся падение, и отправился в курортный городок Аспен кататься на горных лыжах (Коулмен — бывший лыжник и старается проводить каждый год 35 дней на склонах). Но катание его не радовало — бизнесмена не покидала мысль о создании новой компании. «У меня плохо получается сидеть без дела и предаваться праздному веселью», — объясняет Коулмен.

В 2003 году он узнал, что компанию Cray Research, производящую суперкомпьютеры, покинула группа талантливых программистов, с тем чтобы удешевить сверхмощные машины и перевести их в мир дешевых серверов. Коулмену эта идея понравилась, он привлек $30 млн от банка Warburg Pincus и в августе того же года «купил» команду программистов вместе с разработанным ими софтом, переведя их во вновь созданную фирму Cassatt. За время, прошедшее с тех пор, Cassatt удалось привлечь еще $30 млн от разных инвесторов, включая In-Q-Tel — инвестиционную компанию, созданную ЦРУ.

Разработанная Cassatt компьютерная программа, получившая название Collage, позволяет решить некоторые проблемы, которые возникали при использовании старых технологий, когда приходилось совмещать несовместимые друг с другом серверы и программные продукты от десятков разных вендоров, закупать гораздо больше компьютерных мощностей, чем требовалось клиенту, а также тратиться на дублирующие резервные системы.

Эти проблемы не надуманные. Bank of America, например, признает, что из 48 000 серверов, которыми оснащены его десять с лишним дата-центров, используются только 8–12% машин. В июне банк собрал 43 поставщика и объявил им, что откажется от услуг большинства из них. «Мы собираемся избавиться от всего лишнего, — говорит Уильям Конрой, отвечающий за оптимизацию организационной структуры банка. — У нас 2400 различных прикладных задач, счет в нашем банке можно открыть 24 разными способами. Мы хотим избавиться от всей этой чрезмерной избыточности».

Bank of America готов потратить на столь масштабные перемены $200 млн, и это желанная добыча «новых варваров» вроде Коулмена и команды Cassatt. Их Collage мгновенно перераспределяет вычислительную мощность между серверами, обеспечивая необходимую производительность машинам с большой нагрузкой за счет вычислительной мощности не используемых в это время серверов. Это позволяет компаниям выполнять прежние объемы работ при меньшем числе процессоров. Они сэкономят миллионы долларов на «железе», но зато заплатят компании Коулмена — инсталляция Collage в кластер из 1000 серверов стоит $2 млн. В США Collage уже используют Национальная ассоциация дилеров по ценным бумагам, Объединенное командование ВС США и управление по контрактам министерства обороны, а Credit Suisse и FedEx сейчас тестируют эту программу.

[pagebreak]

Collage действует, как процессор с турборежимом, который позволяет кластеру дешевых серверов превзойти по производительности куда более мощные машины. Фармацевтический гигант Pfizer стал клиентом Cassatt после демонстрационного испытания, в ходе которого кластер серверов IBM общей стоимостью $300 000, оснащенный 24 обычными микропроцессорами Intel, организовал информационные хранилища Oracle всего за 45 минут. Ранее Pfizer использовала для выполнения этой работы машину Sun стоимостью $3 млн. На организацию хранилищ данных у нее уходило пять с половиной часов.

Сейчас Pfizer перестраивает свой дата-центр, отказываясь от дорогостоящих серверов Sun в пользу дешевых машин Intel. «Мы стараемся радикально упростить и «железо», и программное обеспечение», — говорит вице-президент Pfizer Ричард Линн. Естественно, для обслуживания более простой системы требуется меньше людей.

Объем продаж Cassatt на фоне гигантов индустрии выглядит микроскопическим — в этом году он составит всего $5 млн. Но в будущем году компания намерена увеличить продажи втрое. Торговым представителям Cassаtt придется постараться, чтобы сократить чрезвычайно длительный процесс покупки. (Та же Pfizer закрывала сделку более одного года, а Bank of America будет распределять заказы поэтапно, в течение нескольких лет.)

Роджер Джинджелл, который пришел в Cassatt, имея за спиной 19 лет стажа в Sun, где он работал программистом, говорит, что разработка «софта будущего» — дело очень рискованное. «Мы пока бредем в тумане, то и дело спотыкаясь. Велика вероятность того, что, полагая, будто движемся по самой середине главной дороги, мы на самом деле бредем по обочине, — говорит Джинджелл. — Если новый рынок будет формироваться слишком долго, то у тех, кто сейчас плетется далеко позади, будет время, чтобы нас догнать».

 Тем не менее перспективы, которые сулит «революция удешевления», завораживают, и, похоже, вряд ли что сможет помешать происходящим сейчас переменам, тем более что на этот раз «революцию» возглавляют сами потребители.

В истории хай-тека было три большие волны. Сначала появились универсальные ЭВМ (мейнфреймы), которые правили бал в 1950-е и 1960-е. В 1970-е образовалась вторая волна: на смену большим ЭВМ пришли менее дорогие мини-компьютеры. В конце 1980-х мини-компьютеры оказались смыты третьей волной: сетями ПК и серверов на базе Unix. Каждая из этих волн сметала прежних лидеров рынка и порождала новых гигантов. Когда произошел коллапс универсальных ЭВМ, Amdahl практически исчезла с рынка, и ее место заняли производители мини-компьютеров Digital Equipment и Data General. Затем обе эти компании были вытеснены с рынка ПК такими игроками, как Compaq, Dell и Microsoft, а с рынка серверов на базе Unix — корпорацией Sun Microsystems.

Сейчас, когда цены на компьютерные компоненты снова покатились вниз, грядет четвертая волна. Sun и другие поставщики запатентованных технологий на протяжении многих лет были защищены от угрозы конкуренции, потому что стандартные чипы от Intel и AMD, которые были в распоряжении остальных игроков, не позволяли им на равных сражаться с гигантами. Но сегодняшние кластеры из десятков микропроцессоров ПК запросто «обыгрывают» машины Sun, SGI и др., оснащенные специальными чипами. Linux, база данных MySQL и другие «открытые» дешевые программы, созданные в свое время энтузиастами-любителями, эволюционировали со скоростью интернета и теперь доведены до ума и достаточно «отшлифованы», чтобы конкурировать с продуктами Microsoft и Oracle. Системы, собранные из этих компонентов, на 90% дешевле систем предыдущего поколения, но при этом работают быстрее и более надежны.

Дешевые компоненты совершенствовались так быстро и стали так надежны, что на основе этих решений начали возникать высокотехнологичные компании новой волны. Производитель программного обеспечения RightNow Technologies имеет объем продаж $87 млн в год и уже оттискивает локтями таких гигантов, как EMC, Microsoft, Oracle и Sun. У RightNow три дата-центра, построенных на базе 500 дешевых процессоров типа Intel, использующих операционную систему Linux и другое ПО с открытым исходным кодом вроде Apache и MySQL. Благодаря этому издержки RightNow Technologies на технологическое оборудование составляют всего 6% от годового дохода. Если бы компания использовала коммерческое программное обеспечение, эти издержки были бы в два-три раза выше.

«Это наше сырье, — говорит Грег Р. Джанфорте, основатель и глава RightNow. — Если представить, что мы производим автомобили, то можно сказать, что сталь нам достается бесплатно».

Ряды «революционеров» пополнила и Google, использующая в качестве серверов сотни тысяч машин типа ПК, на которых установлена операционная система Linux. Успех Google побудил и другие крупные компании и банки оседлать волну удешевления и переоснастить свои дата-центры. Чикагская товарная биржа отказалась от серверов Sun, каждый из которых обходился ей в сумму порядка $300 000, заменив их «коробками» с процессорами Intel и операционной системой Linux — по $4000 за штуку. Эта дешевая система обеспечивает проведение одной торговой операции за 50 миллисекунд. Система Sun делала это в четыре раза медленнее.

[pagebreak]

Европейский инвестиционный банк Dresdner Kleinwort сумел урезать на $150 млн свой $900-миллионный бюджет на технологическое обеспечение, заменив половину своего парка серверов Sun четырьмя кластерами дешевых серверов, работающими на Linux. «Мы используем Linux и другие программы с открытым кодом везде, где это только возможно», — говорит Дж. П. Рангасвами, глава отдела разработки альтернативных рыночных моделей Dresdner Kleinwort.

E-Trade Financial, заменив в 2002 году серверы Sun на кластеры Linux-Intel, обнаружила, что новые машины и быстрее и надежнее. До перехода на новую систему эта компания, предоставляющая брокерские услуги в Сети, вынуждена была содержать информационный центр, эксплуатация которого обходилась ей в $25 млн. Новая система стоит всего $3 млн. Расходы E-Trade на технологическое обеспечение снизились с $450 млн в 2000 году до нынешних $180 млн, но число клиентов компании при этом увеличилось на 40%, объем активов, находящихся под ее управлением, вырос в три раза, а доход — на 70%.

«Мы сэкономили десятки миллионов долларов на «железе», сервисном обслуживании и покупке лицензионного программного обеспечения. И все это время мы задавались вопросом: а где же мы при этом теряем? Оказалось, нигде, — рассказывает Грегори Фрамке, IT-директор компании E-Trade. — Именно так и должна проводиться компьютеризация».

 Несмотря на скудные бюджеты, «новые варвары» могут заработать на четвертой волне крупные состояния. После того как компании начали переоснащать свои серверные, стали возможными и другие перемены. H&R Block сначала заменила дорогостоящие серверы Hewlett-Packard, работавшие под Unix, на более простые машины Linux; теперь она устанавливает чрезвычайно простую в использовании «открытую» почтовую систему Zimbra — ей будут пользоваться 100 000 сезонных работников компании (фирма оказывает клиентам услуги по составлению налоговых деклараций). По словам IT-директора H&R Block Марка Уэста, вполне возможно, что компания вовсе откажется от почтовой программы Microsoft Exchange, переведя на Zimbra и 18 000 своих постоянных сотрудников.

К еще большему огорчению Microsoft, Марк Уэст говорит, что не намерен в ближайшем будущем заниматься апгрейдом и не собирается устанавливать у себя в компании операционную систему Vista — усовершенствованную версию Windows, вывод которой на рынок уже не раз откладывался. Вместо этого он сейчас оценивает настольные компьютеры, работающие на Linux, и «открытое» программное обеспечение, которым он хочет заменить компьютерные программы, закупаемые у Microsoft и Oracle. Уэст отчаянно нуждается в простых решениях, а оккупировавшие рынок высоких технологий гиганты продолжают усложнять свои продукты и множить число опций. «Нам приходится тратить уйму времени на то, чтобы просто поддерживать все эти компоненты в рабочем состоянии», — жалуется Уэст.

Чтобы поучаствовать в «революции удешевления», Microsoft и ей подобным придется отказаться от солидной маржи, обеспечивавшей комфортное существование на протяжении многих лет. Руководители Microsoft признают, что четвертая волна уже поднялась, но утверждают, что именно Microsoft ее и возглавит. «Мы флагманы. А все сообщество производителей софта с открытым исходным кодом идет в нашем кильватере», — убеждает публику Уильям Хилф, генеральный менеджер Microsoft. Чтобы не отстать от Google, которая распространяет софт по интернету, Microsoft в этом году собирается потратить миллиард долларов на создание программ с аналогичными характеристиками и уже предлагает 30 онлайновых продуктов. Кроме того, компания резко снизила цены на некоторые свои продукты и планирует сделать некоторые программы совместимыми с Linux, хотя при этом продолжает попытки уничтожить конкурента, уверяя потребителей, что Linux — рискованная, ненадежная и сомнительная дешевка.

Oracle, которая в свою очередь противостоит MySQL, Ingres и им подобным, тоже выводит на рынок дешевое программное обеспечение и даже предлагает пользователям несколько бесплатных приложений. Кроме того, компания продвигает версию своей флагманской базы данных, предназначенную для кластеров серверов на базе Intel и Linux. Network Appliance, компания с годовым оборотом в $2 млрд, переконструировала свои массивы для хранения данных таким образом, чтобы они эффективнее работали с дешевыми кластерами Linux.

Лидер на рынке средств хранения данных — компания EMC (выручка в 2005 году $9,7 млрд) тоже оседлала четвертую волну и сейчас вносит изменения в конструкцию производимого ею «железа», чтобы заменить некоторые изготовляемые на заказ компоненты более дешевыми стандартными решениями. Это позволило за несколько лет снизить стоимость продукта ЕМС начального уровня с $50 000 до $5000. Кроме того, ЕМС диверсифицирует свой бизнес и уже купила производителя программного обеспечения VMware и несколько других компаний, выпускающих софт. Лидер на рынке сетевых технологий — компания Cisco сокращает издержки, внедряя в свои продукты Linux и базы данных MySQL.

Все это прекрасно. Но послушаем нашего старого знакомого Коулмена. Он замечает: до сих пор каждую новую волну на компьютерном рынке возглавляли компании-новички, а вовсе не гиганты, доминировавшие на рынке предыдущего поколения. Чтобы выжить, прежние лидеры должны трансплантировать себе новый корпоративный ДНК, а после такого хирургического вмешательства выживают немногие. «Новую эру всегда определяют стартапы», — уверен Коулмен.

Компьютеры: этапы эволюции

Вычислительная техника прошла в своем развитии три крупных этапа: эпохи мейнфреймов, мини-компьютеров и клиент-серверных технологий. Сейчас начинается четвертый этап, и могут возникнуть новые гиганты в сфере высоких технологий.

[pagebreak]

Первая волна

1950 – 1960-е

В начале бал правила IBM со своими гигантскими мейнфреймами, громоздкими махинами, которые стоили целое состояние и доставляли немало забот программистам. Другими крупными игроками были Burroughs, Univac, NCR, Control Data и Honeywell. 
На фото: IBM System/360 Model 25, 1968 год

Вторая волна

1970 – 1980-е

Мини-компьютеры стоили дешевле мейнфреймов и были проще в использовании. Многие производители усилили свои позиции: Digital Equipment Corp., Data General, Prime и Wang. 
На фото: VAX-11 от DEC, 1978 год

Третья волна

1985 – настоящее время

Еще более дешевыми 
оказались клиент-серверные системы, соединившие персональные компьютеры под управлением Windows (клиенты) 
с производительными машинами под Unix (серверами). Поднялись Apple, Compaq, Dell, HP, IBM, Microsoft, Sun. 
На фото: сервер Sun E15K под Unix, 2001 год

Четвертая волна

[pagebreak]

2002 – ?

Стойки с серверами на платформе персональных компьютеров под управлением Linux на 90% сокращают расходы на обработку данных. Новые игроки: Rackable, Azul, Red Hat, MySQL. 
На фото: шеф Rackable Томас Бартон

Диск напрокат

Пока компании гоняются за решениями на дешевых микросхемах и Linux, революция уже продается в розницу. Интернет-магазин Amazon.com добавил к компакт-дискам, книгам и электронике новый товар: вычислительные мощности и услуги по хранению данных, оплачиваемые погигабайтно.

Система Amazon S3 позволяет компаниям хранить файлы в дата-центре Amazon по 15 центов за гигабайт в месяц; эту цифру можно сравнить с ценой до $10 за гигабайт при покупке самих устройств хранения данных у EMC. Система S3 особенно выгодна для тех, кто хранит старые, не изменяющиеся файлы. Кроме того, расходы распределены во времени. Вместо того чтобы сразу покупать большой блок и постепенно его заполнять, вы ежемесячно оплачиваете используемый объем. S3 обходится дороже, если данные часто обновляются; за каждый закачиваемый и скачиваемый гигабайт придется дополнительно платить 20 центов.

Сайт для размещения фотографий SmugMug хранит 550 млн изображений в дата-центре Amazon и платит $27 000 в месяц за 150 терабайт. Вместо дорогостоящего оборудования известных марок Amazon объединяет тысячи серверов на базе обычной архитектуры ПК под управлением Linux и закупает их сразу большими партиями. «Подумайте, сколько можно сэкономить, если покупать дисковое пространство 100-терабайтными порциями, а не по 20 гигабайт за раз, — говорит Дэвид Барт из Amazon. — Amazon может это сделать, и мы делимся своей экономией с клиентами».

В августе Amazon начала также сдавать в аренду вычислительные мощности по 10 центов в час. Компания не сообщает, сколько клиентов воспользовались услугой, и не раскрывает объем выручки. В игру включилась и Google. Ее громадные дата-центры работают на дешевом оборудовании под управлением Linux, и она в режиме онлайн предоставляет программы для работы с почтой, ведения календаря, редактирования текстов и других задач.

Другие высокотехнологичные корпорации, например IBM и Sun Microsystems, без особого успеха пытались предоставлять вычислительные мощности с оплатой за объем оказанных услуг. Они использовали оборудование прошлого поколения, и это удерживало цены на высоком уровне.

Сетевые технологии на базе открытого ПО

Дешевые компьютеры на процессорах Intel и малозатратное программное обеспечение на основе Linux существенно сократили продажи серверов Sun Microsystems и Silicon Graphics. Теперь молодые компании делают то же самое в области оборудования для компьютерных сетей. Их мишень — богатая и самодовольная Cisco, королева сетей.

«Остается один вопрос: когда наконец сетевые инженеры перестанут доплачивать за такие брэнды, как Cisco, и обратятся к альтернативным решениям, которые предоставят им больше возможностей за меньшие деньги», — уверен Джей Си Уттер, директор ImageStream, которая устанавливает на свою продукцию цены вдвое ниже, чем Cisco, и уже продала 30 000 устройств на базе Linux в 75 странах.

Цены Cisco высоки отчасти оттого, что, подобно Sun, Cisco использует индивидуально разработанные микросхемы и программы. Cisco получает 65% валовой маржи в эпоху «дешевой революции», а это все равно, что нарисовать мишень у себя на лбу. Однако, по словам пресс-секретаря Cisco, индивидуальные разработки в области микросхем и ПО дают компании конкурентное преимущество, при этом альтернативы на основе открытого ПО существуют уже десятилетие и не нанесли ни малейшего урона Cisco. По данным Dell’Oro Group, на долю гигантской компании из Калифорнии с ежегодным объемом сбыта в $28 млрд приходится 90% рынка корпоративных маршрутизаторов. В секторе магистральных маршрутизаторов доля Cisco составляет 56%. Однако на периферии новые производители имеют шансы. В США Vyatta и Lok Technology предлагают новые сетевые маршрутизаторы, которые значительно дешевле продукции Cisco. «Происходит коммодитизация рынка маршрутизаторов», — говорит Саймон Лок, основатель Lok Technology.

[pagebreak]

В сфере оборудования для телекомов Cisco приходится сдерживать натиск другой орды новых варваров. Cirpack, дочка французской Thomson, продает коммутаторы на базе Linux на $30 млн в год. Cirpack берет за основу четырехпроцессорный сервер IBM под Linux стоимостью $10 000, добавляет собственное ПО и просит до $2 млн за коммутатор, который может одновременно обрабатывать 250 000 телефонных звонков. (Обычный коммутатор эквивалентной производительности стоит $10 млн и занимает 500 кв. м.)

Спонсором революции выступает Intel, которая инвестировала в фирмы, разрабатывающие коммутационное оборудование на основе ПО с открытым кодом. IBM продвигает blade-серверы на процессорах Intel в качестве основы для телекоммуникационного оборудования. В июне венчурная компания Walden International обещала вложить $100 млн в фирмы, создающие новые коммутаторы и маршрутизаторы на базе blade-серверов IBM.

Linux под рукой

Linux так и не пробиЛ брешь в монополии Microsoft на операционные системы для PC. На его долю приходится менее 2% рынка против 95% у Windows. Дело в том, что производители компьютеров сохраняют лояльность Microsoft. Но Linux завоевывает популярность в других устройствах, под его управлением работают смартфон A1200 Ming от Motorola, коммуникатор Sony Mylo, беспроводные маршрутизаторы Linksys и цифровые видеомагнитофоны TiVo. Крупный рынок — коммутаторы телеком-провайдеров. По прогнозу Venture Development Group, Linux скоро завоюет 30%-ю долю в некоторых сегментах рынка встроенного ПО. Разработчики выбирают Linux по многим причинам. Но главное то, что не нужны переговоры с Microsoft и лицензионные платежи.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться