Тормоз эволюции | Forbes.ru
$58.45
69.24
ММВБ2146.53
BRENT63.28
RTS1157.00
GOLD1291.77

Тормоз эволюции

читайте также
20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +3 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +36 просмотров за суткиДержись, шофер. Реформа заставит водителей вернуться за парты +2135 просмотров за суткиИнтервью хакера: «Взломать можно кого угодно» +1345 просмотров за суткиПример для Цукерберга: китайский мессенджер опередил Facebook по рыночной стоимости +349 просмотров за сутки Бутан в педагогических целях: почему в горном королевстве дети не раздражают родителей +1414 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +26 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон. +879 просмотров за суткиНевредные привычки: как оставаться здоровым, не выходя из офиса +794 просмотров за суткиСтрана Басков: путешествие в самый удивительный регион Франции +4316 просмотров за суткиРоссияне предпочитают Aliexpress и Amazon отечественным интернет-магазинам +2961 просмотров за суткиАвтомобилисты-вредители: как государство борется с незаконным тюнингом +3707 просмотров за суткиКиносети Александра Мамута не покажут очередную новинку Universal — фильм «Снеговик» +3157 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +6167 просмотров за суткиВера в себя. Forbes составил новый рейтинг директоров-капиталистов +4158 просмотров за суткиОвдовевшие, богатые и щедрые: принципиальная девственница Оливия Сейдж и ее $60 млн +23034 просмотров за суткиМиллиардер Керимов выходит под залог €5 млн и остается во Франции +5134 просмотров за суткиГибель «сибирского экспресса»: что потеряет мир и мировая опера с уходом Дмитрия Хворостовского +2864 просмотров за сутки«Онэксим» Михаила Прохорова потребовал 1,4 млрд рублей от «Открытие Холдинга» +2369 просмотров за суткиУкраина обогнала Россию по ценовой доступности Интернета +49757 просмотров за суткиНе только Ницца: чем известен хозяин виллы, из-за которой задержали Сулеймана Керимова
03.12.2006 00:00

Тормоз эволюции

Для крупной российской компании внедрение сложной компьютерной системы управления ресурсами всегда подвиг

Лет пять назад одна компьютерная фирма получила заказ на создание программного комплекса для большого российского промышленного предприятия. Одно из положений технического задания искренне поразило разработчиков: система должна быть рассчитана на то, что связь всей сети с центральным компьютером может давать сбои, а иногда пропадать вовсе. Это было откровенно странно. Центральный компьютер большой корпоративной сети всегда обеспечивают наиболее надежной связью. Много месяцев спустя, когда между заказчиками и разработчиками установились доверительные отношения, ситуация прояснилась. Центральный сервер компании, где хранились стратегические данные, находился в «газели», припаркованной на улице за забором предприятия. С остальной сетью его связывало беспроводное соединение. Если в офис корпорации вдруг врывались проверяющие в масках, дежуривший в «газели» водитель заводил мотор — так вы его и видели.

Индустрия высоких технологий — неотъемлемая часть российской экономики. Непрозрачная, отягощенная сложными комбинациями частных интересов, обладающая диковатыми на сторонний взгляд особенностями. Все эти «страновые» особенности приводят к тому, что автоматизация российского бизнеса идет со скрипом и не всегда эффективно, хотя современные компьютерные системы управления предприятием способны стать серьезным, если не решающим козырем компании в конкурентной борьбе.

В 1990-х годах корпоративный мир узнал новую аббревиатуру — ERP (Enterprise Resource Planning, управление ресурсами предприятия). Это мощная компьютерная система, охватывающая все бизнес-процессы компаний с многомиллионными оборотами. Она позволяет руководителям фирмы или конкретного предприятия получать оперативную и правдивую информацию обо всех сторонах деятельности подведомственной структуры. Кладовщики вводят в компьютеры, сколько чего прибыло и убыло у них на складе. Работники в цехах — сколько они произвели изделий. Бухгалтеры рапортуют о движении денег, и все эти данные взаимно перепроверяются.

ERP-система позволяет точно подсчитать, когда какие ресурсы понадобятся компании, уменьшить запасы на складах, тонко манипулировать закупочной политикой и прогнозировать производство. Силами компьютеров в фирме как бы происходит ежесекундная инвентаризация, и руководители могут видеть, что у них есть сейчас, а не что было месяц назад. Чудеса прозрачности происходят уже на этапе внедрения системы. Скажем, на калийном комбинате «Сильвинит» было обнаружено 2 млн полиэтиленовых пакетов, ненужных в основном производстве. Кто их закупил и зачем? А на одном предприятии Кольского полуострова недосчитались колеса обозрения — его установили на потеху детям, а потом куда-то дели.

Два главных в мире разработчика ERP-систем — немецкая SAP и американская Oracle. Целый ряд компаний производят системы классом полегче для меньших компаний — это и Microsoft, и российские «Парус», «Галактика», «1С». А устанавливать систему может любой сертифицированный партнер (дилер) разработчика. Таковых в России уже сотни, однако рынок пока очень небольшой. В прошлом году в России продали корпоративных систем на $236 млн, в то время как во всем мире более чем на $50 млрд. (без стоимости установки).

«Полноценно функционирующие ERP-системы есть лишь примерно в 5% отечественных компаний с оборотом больше $100 млн», — говорит Александр Чачава, президент компании Leta IT, занимающейся программным обеспечением для корпораций. Для сравнения, аналогичный показатель по компаниям США и Западной Европы — 30–40%. Объяснить такой разрыв молодостью российских компаний не получится — не так уж они и молоды, многие появились на свет еще до эпохи ERP.

В чем тогда дело? Прежде всего, ERP — это дорого. В среднем $2500–3000 за одно рабочее место (умножьте на число сотрудников компании, имеющих доступ к компьютеру), хотя бывает и $8000. Как и из чего формируются цена программы и труд программистов — ответить на этот вопрос иногда не проще, чем объяснить, как гений пишет стихи. Три года назад только за лицензию на систему Oracle eBusiness Suite холдинг «Связьинвест» заплатил $153 млн. Общая сумма затрат на этот проект (а установка системы может стоить дороже лицензии) пока неизвестна — работы еще ведутся.

Второе «но»: ERP нужна только хозяину предприятия, а многотысячному коллективу компании система только усложняет жизнь. Дело даже не в том, что в прозрачной компании сложно воровать. Разработчики неофициально признают, что бизнес-среда в России оказывает глухое сопротивление внедрению систем управления ресурсами. «Приходящее с новой системой изменение бизнес-процессов нередко вызывает у сотрудников шок», — говорит Борис Меленевский, консультант по бизнес-приложениям компании Oracle СНГ.

Например, по закону бухгалтер отвечает за цифры финансовой документации, но ERP предусматривает, что не только он вводит их в компьютер. Данные теперь заносят в систему кладовщики, мастера, менеджеры, а ответственность с бухгалтера никто не снимает. С этим нелегко смириться. Кладовщикам, мастерам и менеджерам тоже добавляется забот. «Главный принцип больших компьютерных систем — однократный ввод данных, — рассказывает директор сектора нефтегазовой и химической промышленности SAP-СНГ Роман Журавлев. На склад пришла деталь, и все данные о ней надо внести в систему. Половина этих данных конкретному сотруднику не нужна, но он обязан их ввести. Поэтому для работы системы требуется постоянное административное давление».

Административное давление — это эффективно, если начальство четко знает, чего хочет. В случае со сложными компьютерными системами такое понимание приходит не всегда. «Один крупный холдинг в Заполярье лет пять назад пригласил компьютерные фирмы, ему была нужна информационная система, — рассказывает Меленевский. — Поставщики предложили довольно однотипные проекты: 40 консультантов и год работы. Мы заплатим сколько надо, сказали в холдинге, но сделайте так: 400 консультантов и три месяца. Хотим, дескать, порадовать дам из бухгалтерии к 8 Марта ERP-системой». Никто не взялся за такую задачу, и проект был отложен на неопределенное время.

А бывает так: заказчик и не собирается вдаваться в детали. Он просто знает, что при закупке очень дорогостоящей системы можно отхватить огромную часть бюджета. На условиях анонимности участники этого бизнеса подтверждают: большая половина сделок по закупке корпоративных систем подкреплена «откатами». Когда руководство поручает IT-отделу самому найти поставщиков, речь обычно идет о 5–10% от суммы контракта. А вот когда высокий руководитель сам навязывает своего поставщика, «возврат инвестиций» может доходить до 40–50%.

Как утверждает председатель Лиги независимых экспертов в сфере IT (ЛИНЭКС) Сергей Карелов, цены на однотипные IT-услуги в России могут различаться в три раза, а в Западной Европе только в полтора. В чем причина? «Нерыночные методы конкуренции позволяют оставаться на российском рынке даже тем игрокам, цены у которых несравнимо выше, чем у других. Эффективные игроки не получают достойного конкурентного преимущества», — объясняет Карелов.

А будет ли и в самом деле установлена ERP-система и как эффективно она сможет работать, при сделках «с мотивацией» это заказчиков не волнует. Лет шесть назад в одной российской нефтяной компании приобрели дорогостоящую западную компьютерную систему. «Я помогал выгружать мощный сервер, на котором «жила» наша ERP, — вспоминает анонимный менеджер корпорации на профессиональном компьютерном сайте iOne. — Сервер отнесли на склад. Пока я работал в компании, его раза три извлекали оттуда, включали, проверяли какие-то данные и ставили обратно на полку».

Другой разработчик компьютерных систем, и тоже на условиях анонимности, рассказывает такую историю: «Мы продали за «откат» систему большому заводу в глубинке. Менеджерам завода очень понравилось получать доходы от высоких технологий. Но на недвижимости ведь можно украсть еще больше. И вот они рядом с трехэтажным заводоуправлением начали строить точно такое же по размерам здание. Мы покупаем систему управления заводом, говорили они проверяющим, здесь будут работать люди, которые ее будут внедрять».

«Мы делали большой проект в госорганизации, — рассказывает еще один анонимный консультант по IT. — Недавно пришедший в организацию руководитель заказал нам большую систему, контролирующую денежные потоки. Но через несколько месяцев его интерес к проекту как-то угас. Систему внедрили в сильно усеченном виде». Как выяснилось чуть позже, новый начальник поначалу просто не мог заставить сложившиеся в организации кланы делиться с ним финансовыми потоками. ERP-система послужила дубинкой, которой он сломил сопротивление среды, — менеджеры испугались, что их махинации выплывут на поверхность. Но когда нового шефа взяли в долю, контролирующая система и ему стала не нужна.

Представим себе ситуацию, в которой все игроки движимы исключительно желанием повысить эффективность бизнеса: и продавец, и заказчик, и трудовой коллектив компании. Это вовсе не гарантирует, что проект внедрения ERP-системы пройдет успешно. «Бывает, что западная фирма смогла автоматизироваться за миллион долларов, а аналогичной российской это стоит десять, — говорит Роман Журавлев из SAP. — Нелогичные особенности законодательства, требования таможни, РЖД, «Транснефти» и т. п. увеличивают сложность системы».

К тому же у крупных российских организаций и компаний обычно больше непрофильных подразделений, чем у западных. «За рубежом предприятие — это по сути один профильный цех, — объясняет Михаил Подоксик, директор департамента бизнес-приложений для промышленного сектора Oracle СНГ. — В России все иначе. Существуют, например, градообразующие предприятия, которые просто не могут отделить совершенно непрофильные подразделения — ту же «социалку».

Установка большой системы длится полгода-год. За это время требования к системе могут быть переформулированы из-за изменения ситуации на рынке или появления нового руководства с новыми идеями. И все придется начинать сначала. В корпорации ЛУКОЙЛ внедрение многофункциональной ERP-системы на базе SAP R/3 началось в 1997 году и еще не закончилось. Причины, по словам первого заместителя директора ООО «Лукойл-информ» Александра Пружинина, все те же: то новая инструкция, то новая схема учета нефти, отправляемой с добывающих предприятий на НПЗ, и так до бесконечности.

В целом ERP-системы полезны. Чем дальше, тем сложнее будет крупным российским компаниям прожить без таких систем. Но пройти через ад установки сможет только самый сильный. И даже этот сильный должен понимать, что и после подписания акта приема-передачи системы расслабляться не стоит. Казалось бы: все работает, ура, победа? На одном крупном комбинате, запустив систему управления, тоже радовались. Пока не обнаружили через полгода, что программисты забыли вписать в систему необходимость увольнения умерших сотрудников. Им продолжали начислять зарплату на пластиковые карточки, откуда родственники «мертвых душ» тихонько снимали деньги. Почему такое оказалось возможным? Тестовую эксплуатацию системы провели всего на нескольких подразделениях. Так уж случилось, что во время тестов там никто не умер.

Вредные советы

Если в вашей компании внедряют сложную компьютерную систему контроля за бизнес-процессами, завалить дело совсем несложно. Вот краткая «инструкция» руководителю.    

  1. Сформулируйте цели и границы проекта максимально неконкретно. Например: «Автоматизация сбора и анализа всей информации». Или: «Постройте систему, которая будет все делать». А четкий график внедрения и определение промежуточных контрольных точек только испортят всем настроение.
  2. Отдайте все проекты автоматизации на откуп IT-отделу. В крайнем случае пусть этих людей консультируют кладовщики и бухгалтеры. Пусть проектом занимаются люди, которые не понимают ключевые бизнес-процессы компании и не имеют полномочий их менять. И вообще: вы платите деньги, остальное вас не касается.
  3. Как можно чаще повторяйте, что у вас уникальная компания и вам не подходят стандартные компьютерные системы. Пусть доделывают и переделывают дешевые стандартные модули. Добивайтесь, чтобы каждый менеджер мог получать показатели в том виде, к которому он привык. Вам говорят, что часть ваших бизнес-процессов противоречива? Ерунда, вы всегда так работали. Ну а ответ «У нас нет никаких бизнес-процессов» и вовсе произведет незабываемое впечатление.
  4. Не требуйте от установщиков системы четкого документирования всех систем и интерфейсов. Когда они внезапно уволятся, вы обнаружите, что проще создать новый проект, чем изменить старый
  5. А когда система заработает, понадейтесь, что она будет управлять компанией вместо вас. Зачем держать руку на пульсе?
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться