Есть такая партия | Forbes.ru
$58.42
69.2
ММВБ2147
BRENT63.30
RTS1158.01
GOLD1291.68

Есть такая партия

читайте также
+12 просмотров за суткиКак хранить энергию. Расплавленная соль, сжатый воздух и супермаховик +30 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +89 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +113 просмотров за суткиПомехи «Северному потоку-2»: «Нафтогаз» нанял лоббистов в США для противодействия «Газпрому» +40 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +787 просмотров за суткиДержись, шофер. Реформа заставит водителей вернуться за парты +2540 просмотров за суткиИнтервью хакера: «Взломать можно кого угодно» +1836 просмотров за суткиПример для Цукерберга: китайский мессенджер опередил Facebook по рыночной стоимости +399 просмотров за сутки Бутан в педагогических целях: почему в горном королевстве дети не раздражают родителей +1650 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +26 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон. +978 просмотров за суткиНевредные привычки: как оставаться здоровым, не выходя из офиса +902 просмотров за суткиСтрана Басков: путешествие в самый удивительный регион Франции +5502 просмотров за суткиРоссияне предпочитают Aliexpress и Amazon отечественным интернет-магазинам +3488 просмотров за суткиАвтомобилисты-вредители: как государство борется с незаконным тюнингом +4063 просмотров за суткиКиносети Александра Мамута не покажут очередную новинку Universal — фильм «Снеговик» +3360 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +6615 просмотров за суткиВера в себя. Forbes составил новый рейтинг директоров-капиталистов +4407 просмотров за суткиОвдовевшие, богатые и щедрые: принципиальная девственница Оливия Сейдж и ее $60 млн +23517 просмотров за суткиМиллиардер Керимов выходит под залог €5 млн и остается во Франции +5293 просмотров за суткиГибель «сибирского экспресса»: что потеряет мир и мировая опера с уходом Дмитрия Хворостовского

Есть такая партия

Ирина Телицына Forbes Contributor
Политический бренд «Свободная Россия» — самый ценный из активов провинциального предпринимателя Александра Рявкина

В тесном коридоре стоит запах сандаловых палочек. На стенах — реклама чудо-косметики от Владимира Довганя и книг по трансмутации кармы. Направо — дверь в Уральский центр светоносных технологий. Налево — магазин этнических товаров. Прямо — кабинет торгового представителя компании «Дэнас МС». Заходим. Женщина в меховой шапке приценивается к электрическому прибору, который, как объясняет продавец, пробуждает «защитные силы организма». Инструкция сулит избавление от зубной боли, простатита и прочих недугов. Можно ли усилить воздействие аппарата? Пожалуйста: в ассортименте фирмы есть косметические средства и биологически активные добавки.

Это зарисовка из кабинета торгового представителя в центре Екатеринбурга. Подобных представителей у «Дэнаса МС» по всей стране тысячи. В основном это женщины лет за сорок, все они работают на основателя и совладельца компании Александра Рявкина. Или, точнее, на его брата-близнеца Сергея, потому что сам Александр вот уже два года как оставил оперативное управление бизнесом, чтобы посвятить себя более важному делу — политике.

Возможно, вы уже слышали о его новом детище — партии «Свободная Россия», которая успела поучаствовать в нескольких региональных выборах. Какова ее идеология? Тридцатилетний политик определяет свое кредо так: он «новый правый», отстаивает интересы предпринимателей, его партия создана снизу, а не по указке Кремля, но она поддерживает президента. «Я спортсмен, ученый, успешный бизнесмен, — рассказывает Рявкин в интервью Forbes, — захотел проявить себя и в общественной деятельности, помочь другим реализоваться, и говорю это искренне».

Искренность подкупает. В 2005 году за «свободороссов» на выборах в Мосгордуму призывали голосовать писательница Мария Арбатова и журналист Максим Кононенко, создатель сайта vladimir.vladimirovich.ru. А не так давно идеологом и публичным лицом партии согласился стать Михаил Барщевский — юрист, представитель правительства в Конституционном суде, автор нескольких пьес и «хранитель традиций» в телепрограмме «Что? Где? Когда?». Еще год назад Барщевский на настойчивые просьбы Рявкина вступить в партию ответил отказом. Что изменилось с тех пор? «Проанализировав ситуацию в стране, я понял, что у партии, нацеленной на средний класс и интеллигенцию, есть потенциал», — поясняет Барщевский.

Еще одна кадровая победа «Свободной России»: к партии присоединился совладелец «Ростсельмаша» и лакокрасочного завода «Эмпилс» Константин Бабкин (компания «Новое содружество»). Он профинансировал пару избирательных кампаний в регионах и даже сам прошел в Законодательное собрание Новгородской области.

Но региональные политические баталии — лишь тренировка. По словам Барщевского, через год партия «Свободная Россия» намерена набрать 20% голосов на выборах в Госдуму. Чем подкреплен такой оптимизм? Попробуем разобраться, отмотав пленку немного назад.

Середина 1990-х. Россию захлестнула волна альтернативной медицины: восточные снадобья, циркониевые браслеты, приборы, воздействующие на организм слабыми токами и магнитными волнами... Например, таганрогское ОКБ «Ритм» разработало портативные медицинские аппараты «Скэнар», снимающие боль и оказывающие, если верить инструкции, профилактическое действие. Особенно хорошо приборы расходились в Екатеринбурге. «На этот город приходилось около 70% продаж, — вспоминает директор ОКБ «Ритм» Яков Гринберг. — Энтузиасты там очень активно раскручивали наш товар».

Популярность прибора оценили студент третьего курса Свердловского мединститута Александр Рявкин и его брат. И вскоре, воспользовавшись конфликтом между разработчиком и одним из производителей «Скэнаров», братья-близнецы сами разместили заказ на производство этих приборов и стали торговать ими под тем же, таганрогским, именем. Дела у молодых предпринимателей шли даже успешнее, чем у владельцев патента. Энергичные студенты организовали сеть независимых агентов по принципу многоуровневого маркетинга (как Herbalife или Avon). Агенты расхваливали домохозяйкам аппарат стоимостью $70, те привлекали новых покупателей. Представители «Ритма» писали братьям гневные письма, жаловались чиновникам Минздрава, но до суда дело не дошло. А в 2001 году Рявкины переименовали свой прибор в «Дэнас» («двухдиапазонный электронейроадаптивный стимулятор»). Сейчас у них достаточно средств для финансирования собственных разработок и создания новых моделей. Выручку предприятия Александр Рявкин не раскрывает, но по его словам, компания уже «миллионер» и готовится к IPO (он говорит «ипо»).

Как только бизнес встал на ноги, Рявкин предпринял попытку пойти в политику. В 2002 году он вместе с коллегами из других уральских компаний, использующих метод многоуровневого маркетинга, создал «Российскую сетевую партию поддержки малого и среднего бизнеса». Идея была такова: партия со своей армией торговых представителей сможет легко обеспечивать какой-то процент голосов на выборах. Как уверяют политтехнологи, работавшие в 2003 году на выборах мэра Екатеринбурга и в Госдуму, братья Рявкины предлагали свою сетевую структуру в аренду для распространения агитации за суммы от $100 000. Правда ли это? Александр Рявкин опровергает эту информацию.

Как бы то ни было, осенью 2003 года Рявкин сделал следующий шаг — выдвинул свою кандидатуру на выборах в Госдуму по Каменск-Уральскому округу. У бизнесмена, уроженца Каменск-Уральского (Свердловская область), были все шансы на победу: по местным меркам Александр считался успешным предпринимателем, к тому же его бабушка — известный в городе хирург. Накануне голосования Рявкин и сам обрел регалии ученого: ему присвоили звание доктора медицины малоизвестной Академии фундаментального образования и наградили орденом Полярной звезды. Не помогло. Рявкин в итоге проиграл кандидату от «Народной партии» Георгию Леонтьеву всего пять голосов. «У Рявкина была дорогая кампания, но много промахов, — вспоминает один из оппонентов бизнесмена на тех выборах Константин Цыбко, ныне заместитель председателя правления Ассоциации юристов России. — В агитационных материалах он одновременно рекламировал свой «Дэнас». Совсем не показывался на телевидении и зачем-то вступил в борьбу со мной, вместо того чтоб кинуть все силы на основного соперника».

[pagebreak]

Еще более громко Рявкин заявил о себе весной 2004 года. Отколовшаяся от «Союза правых сил» Ирина Хакамада в конце марта подала в Минюст заявку на регистрацию оргцентра для подготовки учредительного съезда своей новой партии «Свободная Россия». Рявкин оценил удачное название, как когда-то оценил потенциал прибора «Скэнар», и в мае подал заявку на перерегистрацию под этим именем своей «сетевой» партии. Уже 1 июня Минюст зарегистрировал партию под новым названием, а Хакамаде отказал. Не принималось ли это решение под давлением сверху? Как поясняет Forbes источник в администрации президента, пожелавший остаться неназванным: «Это не было идеей Кремля — Александр сам по себе авантюрный человек».

Перехватив у бывшего лидера СПС удачное название, Рявкин несколько раз встречался с Хакамадой, предлагая ей сотрудничество. Источник в ее окружении говорит, что Рявкин озвучил в итоге предложение выкупить марку за $1 млн. Сам бизнесмен-политик уверяет, что «вопрос о денежной компенсации не ставился». В своих тогдашних интервью Рявкин мотивировал отказ от сотрудничества с Хакамадой тем, что та не поддерживает президента.

«Свободная Россия» вышла на большую политическую арену в 2005 году, сразу показав свое предназначение — оттягивать голоса у «старых правых» вроде СПС и «Яблока». К выборам в Мосгордуму выпустили ролики с гнилым яблоком, направленные против партии Григория Явлинского. В списке «Свободной России» тогда впервые появились публичные люди — писательница Арбатова и журналист Кононенко.

А в мае 2006 года у партии появился мощный спонсор — Константин Бабкин. У совладельца «Ростсельмаша» давно были политические амбиции, он даже как-то изложил на 20 страницах «Предложения в отношении национальной экономической политики и подходов к международной интеграции». Производитель комбайнов и красок объяснял, почему России не стоит вступать в ВТО, почему государство должно избавляться от своих пакетов в промышленных предприятиях и для чего необходима дальнейшая интеграция стран СНГ. Бабкину нужна была общественная трибуна, чтобы озвучить свои политические и экономические тезисы, он был готов сотрудничать и с «Единой Россией», и с «Родиной», и с СПС, но всем было не до него. «Тогда меня познакомили с Александром Рявкиным, — вспоминает Бабкин. — Партия небольшая, неизвестная. Мои идеи стали частью официальной идеологии». Произошел обмен — Бабкин выступает от имени партии, но взамен спонсирует предвыборные кампании в законодательные собрания в Свердловской (там лидером списка шел Рявкин) и Новгородской областях (список возглавлял сам Бабкин). Деньги на выборы выделили и другие совладельцы «Ростсельмаша».

Идти на выборы, имея в кассе хорошие деньги, можно куда увереннее. Рявкин развернул деятельность: в свой избирательный список он включил уральских знаменитостей — лидера местной команды КВН Сергея Исаева, совладелицу известного в Нижнем Тагиле журнала Анжелу Матросову и чемпионку мира по легкой атлетике Ольгу Котлярову. Московская команда политтехнологов запустила в области шумную кампанию: по Екатеринбургу ездили «мобильные приемные» «Свободной России», билборды висели в лучших местах. Но результат оказался очень скромным — всего 3,2% голосов. Во-первых, сыграла роль серьезная конкуренция. А во-вторых, население, похоже, так и не поняло, за что именно призывают голосовать «свободороссы». Не помогло даже то, что накануне выборов Рявкин обратился за поддержкой к сетевым бизнесменам и те призвали к избирательным урнам свою армию торговых представителей.

Бабкин оказался успешнее. Он объехал сотню населенных пунктов, общался с избирателями, встретился с губернатором. Чтобы показать, чем занимается его компания, привез с «Ростcельмаша» в Новгород комбайн. «Оказалось, у народа нет негатива по отношению к бизнесу», — делится он впечатлениями. Итог: 11% голосов и два места из 26 в областном парламенте (одно из них занял Бабкин). Теперь областная Дума готовится предложить Федеральному собранию идеи, которыми Бабкин обогатил «Свободную Россию». «Ни одного дня не пожалел, что в это ввязался», — резюмирует Бабкин.

Что примечательно: вскоре после подведения итогов выборов спонсор лишился поста руководителя центрального исполкома партии, оставшись, и правда, в политсовете. Политологи считают, что лидер «Свободной России» Рявкин не хотел допустить перехвата власти. Сам Бабкин смену должностей воспринимает спокойно. «Кто-то футбольный клуб покупает, я партию профинансировал», — говорит он. Рявкин тоже понимает, что относиться к политике как к бизнесу с его непримиримой борьбой было бы неправильно: «В бизнесе, как правило, мы так не работаем — там нужен контрольный пакет и все. А политика — это возможность находить компромиссы, здесь надо играть вдолгую, уметь простроить многоходовку».

Какой компромисс нашел Александр Рявкин с новым идеологом «Свободной России» Михаилом Барщевским? Они договорились не употреблять термин «лидер» и разделили обязанности: Барщевский отвечает за идеологию, политику и продвижение партии, Рявкин — за партхозстроительство. «Мы очень разные, — объясняет Барщевский. — Александр — эффективный бизнесмен, я в этом не разбираюсь. Он из провинциального городка, а я арбатский москвич в третьем поколении. Да и по возрасту между нами целая эпоха. Мы не всегда понимаем друг друга, но можем благодаря этому взглянуть на ситуацию под разными углами».

Без яркого соратника Рявкину было бы тяжело. Это признает анонимный источник в администрации президента: «Логика предпринимателя абсолютно понятна — он стремится к выборам максимально капитализировать партию, потому и привлекает известных людей». О том же говорят в Екатеринбурге. «На выборах в Свердловской области все улицы были заклеены плакатами «Свободной России», но всех терзал один вопрос: а кто такой Рявкин? Даже в местной бизнес-тусовке его не знают, а на федеральном уровне тем более», — констатирует Федор Крашенинников, гендиректор группы «Медиа-Консалтинг» из Екатеринбурга. Но он готов признать: в итоге, как ни крути, Рявкину удалось создать «готовую партию с удачным брендом». Желающие могут пользоваться этим, как пользовался совладелец «Ростсельмаша» Константин Бабкин. «Если «Свободную Россию» продавать, то, наверное, выйдет дороже, чем все остальные активы Рявкина», — считает Крашенинников.

Так как насчет 20% на выборах в Госдуму? Пройти в российский парламент по новому законодательству можно только в списке какой-либо партии. В рядах безоговорочного лидера политической гонки, «Единой России», бизнесменов уже так много, что мест в списке на всех не хватит, да и обходиться они будут слишком дорого. Но, как отмечает политтехнолог Крашенинников, «для коммерсантов участие в политике сродни игромании». Так что вряд ли у лояльной Кремлю партии «Свободная Россия» возникнут проблемы со спонсорами. Отпугнет ли их то, что Рявкин позаимствовал и идею для бизнеса, и название своей политической партии у других? Вряд ли об этом даже кто-то вспомнит.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться