03.02.2007 00:00

Повороты

Forbes отслеживает судьбу героев своих прошлых публикаций

Поехали на Кипр

В сентябре прошлого года Forbes писал о том, насколько усложнилась работа российских брокеров после вступления Кипра в ЕС. Еще в 2002 году в стране был принят закон, запрещающий торговлю ценными бумагами через нелицензированные компании. Процесс регистрации в кипрской Комиссии по ценным бумагам (CySEC) оказался сложным и затратным: минимальный уставный капитал — $1,3 млн, а стоимость годового содержания офшорных «дочек» выросла с $3000 до $100 000. Поначалу лицензии в CySEC получили только крупнейшие российские инвестиционные компании и банки, поскольку, несмотря на ужесточение законодательства, Кипр с нулевым налогом на прибыль от торговли ценными бумагами и соглашением с Россией об отсутствии двойного налогообложения оставался самым удобным местом для работы. Большинство же российских брокеров выстроили схемы с использованием компаний, зарегистрированных в классических офшорных юрисдикциях (вроде Британских Виргинских островов), и нелицензированных в CySEC кипрских фирм. Эти схемы позволяли делать вид, что кипрские компании покупают ценные бумаги не для клиентов, а исключительно для себя. Закон это допускал.

Но в последнее время ряд российских инвестиционных домов решил отказаться от подобной практики. С августа 2006 года число брокеров с лицензированными кипрскими дочерними фирмами выросло с 14 до 19. К «Тройке Диалог», «Ренессанс Капиталу», Альфа-Банку, UBS, «Брокеркредитсервису» и другим добавились «Брокерский дом Открытие», «ОЛМА», «Финам», «Метрополь», и «Велес Капитал». Фондовый рынок растет, заказов у брокеров все больше, а многие клиенты, например западные фонды, отказываются работать через «серые» схемы. — Елена Березанская

Последняя распродажа

Forbes писал в августе 2006 года о том, как 31 декабря 2005 года в предновогодней спешке Госдума принимала поправку в закон о госрегулировании оборота алкоголя. Она привела к лавинообразному нарастанию проблем, и с 1 июля прошлого года, когда новый закон вступил в силу, на алкогольном рынке разразился кризис, импортное спиртное практически исчезло из магазинов. А на складах дистрибьюторов «завис» импортный и отечественный алкоголь со старыми акцизными марками на $240 млн. По постановлению правительства наклеить новые марки вместо старых можно было до конца 2006 года. Почти все российские производители успели уложиться в срок, импортеры оказались менее расторопными. По экспертным оценкам, перед Новым годом импортной продукции со старыми марками осталось примерно на $30 млн. Что делать с бутылкой, которую нельзя официально продать? Ее можно обменять, подарить партнерам или раздать сотрудникам. Так, компания «Косогоров Самогон» отдала 600 бутылок компании «Рамблер» в обмен на рекламу. Крупный оптовик импортного алкоголя поменялся схожим образом с редакцией «Московской правды». Судя по подаркам, поступившим в редакцию Forbes, оказией воспользовались «ВымпелКом», «Северстальтранс», Новолипецкий металлургический комбинат и многие другие. В крупной московской дистрибьюторской компании Forbes рассказали, что за символическую цену отдали по бартеру в обмен на рекламу 300 ящиков алкогольной продукции, больше 1000 ящиков раздарили партнерам и продали собственным сотрудникам. «За 150 рублей купила пять бутылок итальянского вина. Такое в магазине по 300 рублей за бутылку», — радуется сотрудница этой фирмы. — Роман Кутузов

Новости партнеров