Гремучая смесь -
$60.09
69.95
ММВБ1929.34
BRENT48.71
RTS1011.54
GOLD1255.92

Гремучая смесь

читайте также
+188 просмотров за суткиБольшая разница: чем различается корпоративная культура больших корпораций и IT-стартапов +333 просмотров за суткиМАКС-2017: контракты на 400 млрд рублей. Вертолеты — в Китай, самолеты — в Россию +537 просмотров за суткиМузыка денег: экономический эффект от музыкальных фестивалей +59 просмотров за суткиСохранить лицо: как второе поколение Куртен-Кларанс зарабатывает €1,7 млрд в год на женщинах +458 просмотров за суткиАрне Соренсон, Marriott: «Как отец четверых детей я знаю, что все миллениалы разные» +6193 просмотров за суткиСостояние научного руководителя Путина Владимира Литвиненко снизилось до $800 млн +1011 просмотров за суткиNord Stream раскола: ЕС готов впервые противостоять новым санкциям США +496 просмотров за суткиИгрок и бизнес: почему профессиональный спорт — отличный бэкграунд для бизнес-карьеры +1989 просмотров за суткиПолет в будущее. Как классические авиакомпании копируют лоукостеров Тепличные условия Тепличные условия: зачем миллиардеры инвестируют в выращивание овощей Работа в поле: как российские миллиардеры зарабатывают на сельском хозяйстве Бекон вместо бетона Кроме пчел: зачем совладелец «Ингеокома» Эрнест Рудяк занялся медом Понаехали тут Как господдержка агробизнеса отражается на кошельках россиян Крестьяне в паутине Царь птицы: как за 6 лет создать крупнейшего производителя индейки в России Царь птицы Агробизнес по-московски «Это тектонический сдвиг»
#агробизнес 03.02.2007 00:00

Гремучая смесь

Деньги не пахнут? АЛЕКСЕЙ ЕФРЕМОВ решительно опровергает этот афоризм

Московский предприниматель Алексей Ефремов на свой завод ездит по престижному Новорижскому шоссе. На заднем сиденье его Audi сложены номера газеты «Большой город», популярной среди завсегдатаев модных магазинов и кофеен. Таков, в общем-то, и сам Ефремов. Ему 34 года. Еще недавно он вместе с партнерами был крупным импортером одноразовых бритв. Что теперь?

Небольшой заводик на окраине подмосковного Звенигорода легко можно принять за цех по производству комбикормов для домашнего скота. Первым делом в глаза бросаются горы соломы. А то, что издали выглядит как кучи песка, вблизи безошибочно распознаешь по запаху: куриный помет. Из этих незамысловатых ингредиентов Ефремов замешивает продукт, который продает на $4 млн в год, — компост для выращивания шампиньонов и вешенок в искусственных условиях. «Я знаю, чем пахнут деньги», — шутит Ефремов. Постоянно он на заводе не сидит, но хотя бы через день обязательно сюда наведывается.

Красиво оформленный сайт компании гласит, что «компостирование — это своего рода искусство, творческий процесс». Тонкости производства компоста Ефремов освоил, поездив по аналогичным заводам в Польше, Германии и Голландии. В общих чертах схема такая. Солому и помет тщательно перемешивают. Потом смесь распределяют по полу и снизу через форсунки подают воздух, под воздействием которого исходные материалы разлагаются. Полученную темно-коричневую массу еще на четыре дня закладывают в туннель с особым климатическим режимом. Под конец в компост добавляют мицелий — грибницу — и фасуют грунт по пакетам.

Процесс «приготовления» занимает около трех недель и имеет массу тонкостей. Например, при обработке смеси воздухом выделяются аммиак и сероводород, а температура компоста может подскочить до 80°C. «Из-за активной среды на производстве все сделано из нержавейки. Кроме людей», — говорит Ефремов. Во время интервью предпринимателю несколько раз звонят с производства, чтобы согласовать смену температурного режима. Перегрев или переохлаждение компоста сказывается на качестве грунта, от которого зависит урожайность грибов. При температуре выше 30°C грибница умирает. Поэтому готовые пакеты с компостом предпочтительнее перевозить в рефрижераторах. Если же клиенты присылают за товаром обычные грузовики, урожайность фермы будет зависеть только от искусства рабочих Ефремова. Они складывают брикеты в форме колодца, перекладывая слои поддонами, для того чтобы обеспечить интенсивный воздухообмен и не дать продукту перегреться.

Специалистом по грибному грунту Ефремов стал случайно. До этого он вместе с товарищами по станкоинструментальному институту импортировал бритвы и средства для ухода за лицом (их дистрибьюторская фирма «Блэйд» была одной из крупнейших на рынке). После кризиса 1998-го друзья решили, что в производственных проектах больше стабильности, чем в торговых. И как-то раз наткнулись на заметку в «Аргументах и фактах», расписывающую прибыльность грибных цехов.

Слагаемые успеха на первый взгляд чрезвычайно просты: нужны лишь теплое помещение со стеллажами для грядок, компост и мицелий. Урожай можно собирать уже через полтора месяца. При минимальном уходе он составляет 16 кг грибов с квадратного метра, при уходе по всем канонам — в два раза больше.

По оценкам Александра Хренова, генерального директора Школы грибоводства, с каждого килограмма выращенных шампиньонов фермер зарабатывает как минимум $0,6. Недаром этим бизнесом занялись не только частники, но и средние компании, способные инвестировать по $2 млн в теплицы на 6000 кв. м. Пример такого инвестора — Южная грибная компания из Краснодара, один из клиентов Ефремова.

«Первый частный компостный завод» — так гордо называется компания Ефремова — пока единственное в России предприятие, которое занимается исключительно производством компоста. Предприниматель рассудил, что раз растить грибы выгодно, то будет востребован и компост для них. А подготовленный грунт отечественного производства легко может вытеснить импортный. «Этот бизнес интересовал меня исключительно с точки зрения зарабатывания денег. Я его никоим образом не поэтизировал, да и грибы собирать никогда особо не любил», — словно оправдывается бизнесмен. Кстати, его бывшие партнеры-импортеры, поначалу поддержавшие компостный проект, быстро из него вышли.

Налаживать работу предприятия, выпустившего первую продукцию в конце 2001 года, Ефремов пригласил немецкого технолога, не поскупившись выкладывать по €350 за день его работы. Много усилий прилагает владелец «Первого компостного завода» и для выстраивания долгосрочных отношений с клиентами. Предприниматель постоянно обзванивает заказчиков и спрашивает, довольны ли они сотрудничеством.

Что он слышит в ответ? «Алексей очень современный человек. Он чутко улавливает новые веяния», — говорит Ольга Селиванова, начальник грибного комплекса питерской компании «Лето», занимающейся консервацией. Однажды она сказала Ефремову, что его компост приезжает горячим, тогда как из Финляндии даже летом его возят обычными грузовиками без проблем. На новом заводе, который Ефремов строит в Тульской области, где дешевле недвижимость и больше качественного сырья, предприниматель предусмотрел охлаждение компоста после выхода из туннеля.

Затраты на первый завод окупились за три года, объемы производства выросли в восемь раз — до 2000 т в месяц, а цены поднялись на 11%. Это неудивительно, ведь грибные фермы открываются одна за другой: за пять лет производство грибов в России увеличилось почти на 40%, достигнув 11 000 т. Ефремов пристально следит за новостями грибоводства: планирует увеличить мощности в 10 раз.

И ни секунды не жалеет, что занялся этим дурно пахнущим производством. Срок годности партии компоста — два месяца, потом «основу» надо менять, и клиенты снова обращаются к Ефремову. «Компост как бензин — постоянно нужен», — заключает предприниматель, смахивая соломинку с модного пуловера.

 

Вас также может заинтересовать