На счастье | Forbes.ru
$58.96
69.53
ММВБ2148.6
BRENT64.78
RTS1144.35
GOLD1243.97

На счастье

читайте также
Аэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире Одна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает На автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы Владимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью Кина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» Праздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе Бизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Война в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством Мышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки Миллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов Битва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры Путин заявил о выводе российских войск из Сирии Код столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы Зажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin Структура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин Криптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего
#Андрея Шамаев 03.04.2007 00:00

На счастье

Иван Голунов Forbes Contributor
Андрея Шамаева радует звон бьющейся посуды. Каждый осколок — его копеечка

Владельца нижегородской компании «Энерготоргсервис» Андрея Шамаева друзья называют «королем помойки». «Король» — это хорошо, но производственная площадка «Энерготоргсервиса» и в самом деле выглядит неаккуратно. Посреди промзоны прямо под открытым небом — горы битого стекла: пивные бутылки, пузырьки от лекарств, осколки витрин. Каждый месяц через этот «склад» проходит более 1000 т звонкого мусора.

Вообще-то в середине 1990-х Шамаев пробовал торговать водкой. Получалось не очень хорошо. Одна из многочисленных проблем — готовую продукцию на ликеро-водочном заводе давали только в обмен на пустые бутылки. А бутылки были большим дефицитом. Производители тары переживали сырьевой кризис: кварцевый песок и сода все время дорожали, а стеклобой на заводы вообще перестали поставлять.

«Без битого стекла предприятия остановят производство», — объясняет президент отраслевой ассоциации «Стеклосоюз России» Виктор Осипов. Такова технология: осколки стекла должны составлять не менее 7% шихты, из которой выплавляют бутылки. Чем больше стеклобоя в шихте, тем выше рентабельность производства. На европейских стеклозаводах уровень переплавки составляет 75–80%. В России с трудом достигают показателя 25%. Крупнейший стеклотарный завод «Веда-ПАК» вынужден импортировать бой. По оценкам Осипова, Россия ввозит до 2 млн т стеклянного мусора в год. В списке поставщиков —  Германия, Финляндия и Польша. В этот список включилась даже Украина, где сбор и сортировка отходов организованы лучше.

В России же советская система оборота вторсырья развалилась. И вот однажды неудачливому торговцу водкой Шамаеву пришла в голову мысль: на территории многих ликеро-водочных заводов он видел груды погибших на конвейере бутылок — почему бы не продавать эти отходы тем, кто в них заинтересован? В 2001 году начал работу цех сортировки стекла «Энерготоргсервиса». За символическую плату (500–1000 рублей) Шамаев скупает стеклянный бой практически на всех крупных предприятиях Нижегородской области — есть в списке и группа «ГАЗ», и «Coca-Cola Нижний Новгород», и Нижегородский масложировой комбинат.

Чтобы привлечь поставщиков, приходится проявлять изобретательность. Например, у крупнейшего в России производителя автомобильных стекол, Борского завода, был, так сказать, недостаток: лобовое стекло автомобиля заливается в пленку, поэтому утилизировать бракованные экземпляры по обычной технологии было невозможно. Шамаев заказал нижегородским инженерам разработку станка, отделяющего пленку от стекла. Инженеры справились с задачей. Правда, станок ест много электроэнергии, и переработка лобовых стекол не приносит прибыли. Зато Андрей Шамаев в награду получил все остальные стекольные отходы Борского завода.

На заднем дворе многих нижегородских кафе и ресторанов, а также мастерских по производству стеклопакетов «Энерготоргсервис» поставил контейнеры для сбора стекла. Грузовики компании (в парке восемь автомобилей) регулярно опустошают контейнеры. «Если раньше нам приходилось платить за вывоз мусора на свалку, то теперь за мусор платят нам», — администратор кафе «Алена» Владимир Борисков доволен работой Андрея Шамаева и двенадцати сотрудников его фирмы.

В 2006 году «Энерготоргсервис» поставил на стеклозаводы 15 000 т сырья на $1,5 млн. Рентабельность бизнеса — 15%. Что дальше? «С каждым годом стеклобоя на предприятиях становится меньше — все учатся экономить на издержках», — признается Шамаев. Спрос между тем растет вслед за производством бутылок (с 4,2 млрд единиц в 1999 году до 11 млрд в 2006-м, по данным «Стеклосоюза»). Главная задача «Энерготоргсервиса» теперь — получить мусор из городских квартир. В европейских странах эта проблема решается с помощью контейнеров раздельного сбора отходов. В Нижнем Новгороде такие контейнеры устанавливают с 2000 года, но все без толку. За 2006 год в крупнейшем районе города, Автозаводском, таким образом собрали всего 1 т стекла.

Председатель Нижегородского комитета охраны окружающей среды Лев Лаптев утверждает, что эксперимент провалился «из-за низкой экологической сознательности граждан и плохой организации работы со стороны жилищных организаций». Шамаев нашел свой способ повысить сознательность граждан: за килограмм отсортированного стекла он платит дворникам 1,5 рубля. «Нам один дворник, собирая бутылки во дворе, сдал за год 700 кг стекла», — делится предприниматель первыми итогами эксперимента. Потенциал для роста велик — в Нижнем работает 3100 дворников, а сам город производит, по оценкам местных властей, до 20 000 т бытового стеклобоя в год.      

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться