Властитель туш | Forbes.ru
$59.21
69.84
ММВБ2124.35
BRENT63.32
RTS1130.29
GOLD1250.79

Властитель туш

читайте также
Сложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA Доктор на час. Как американская медицина освоила новые правила игры Математика в бизнесе будущего Заседания ФРС, ЕЦБ и Банка России. Что важно знать инвестору на этой неделе Легковые автомобили в 2018 году могут резко подорожать Полет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов Соцпакеты, которые нас выбирают Как Alibaba и Tencent меняют рынок платежных систем Вы банкрот. Кого достанет длинная рука закона Не вкладом единым. Шесть способов вложить средства для начинающего инвестора Как силой мысли управлять автомобилем и строить из шелухи гречихи Ловим больше, едим меньше. Почему русская рыба дорожает 10 самых высокооплачиваемых игроков НХЛ-2017. Рейтинг Forbes Наступление свиньей: как «Мираторг» завоевал российский продуктовый рынок Анатомия просмотра: как социологи из Nielsen вернут заработки телеканалам Наступление свиньей Оттенки сюжета: как заработать миллионы, написав роман? Ловля денег Сетью Коротко и ясно Птица счастья
#Евросервис 03.04.2007 00:00

Властитель туш

Дмитрий Гордеев построил компанию, 
работающую в очень узком сегменте рынка. 
И не собирается выходить за его пределы

Глава и основной акционер питерской компании Meatland Дмитрий Гордеев любит ходить на бои без правил. Он всегда покупает билеты поближе к рингу, а один из санкт-петербургских турниров даже спонсирует. «Только там в полной мере чувствуешь накал, технику, эмоции», — объясняет он.

На мясном рынке северо-западного региона, где Meatland — крупнейший импортер и поставщик мяса торговым сетям и переработчикам с оборотом более $200 млн (в 2005 году компания продала 75 000 т мяса — пятую часть всего мяса на местном рынке), Гордеев тоже стремится занять позиции на передовой. В начале нынешнего десятилетия он, как и многие импортеры, начал диверсифицировать бизнес. Только сделал это не как все, решив сосредоточиться на том, что он сам называет мясной логистикой. Бизнес, несмотря на сложное название, довольно простой.

Импортеры мяса, как правило, ограничивают свои услуги собственно ввозом мяса из-за границы и — в более редких случаях — доставкой его в магазины или на мясоперерабатывающие заводы. Но им часто не хватает машин для доставки, а их заказчикам — складских площадей и перерабатывающих мощностей. Все низкотемпературные склады Петербурга могут принять 250 000 т мяса, а городу нужно вдвое больше. Гордеев же готов не только привезти и растаможить мясо, но, если надо, сохранить, разделать, расфасовать и закатать в упаковку с логотипом заказчика.

Недоучившись на журналиста в Ленинградском университете, Гордеев в начале 1990-х ушел в бизнес. Чтобы получить первый опыт, хватило хорошего знания английского: вчерашний студент помогал знакомым вести переговоры о поставке спирта Royal в Санкт-Петербург, потом ездил на переговоры в США с топ-менеджерами «Союзконтракта» и «Евросервиса», которые были в числе крупнейших импортеров курятины в Россию. В 1995 году, одолжив у знакомых денег, попробовал торговать сам. Ставка была сделана на поставки красного мяса (свинины и говядины): на рынке куриных окорочков места для новичка уже не было.

К 1998 году Meatland вырвался в число крупнейших импортеров своего региона. О широком спектре услуг для заказчиков речи, правда, не шло: все силы уходили на то, чтобы элементарно сохранить товар. Времена были непростые, даже со стоящих под разгрузкой рефрижераторных судов по ночам пропадало до 5% груза. «Ночью непонятные люди подгоняли фуры и молча загружали их», — рассказывает предприниматель.

В начале 2000-го работать стало спокойнее, вспоминает Гордеев, а в 2003 году мясным рынком занялось государство. После того как для ввоза стало необходимо получить квоту, число импортеров сократилось с 1000 до 300. Но упала и прибыль: если в середине 1990-х на поставках в Россию можно было зарабатывать до 40%, то сейчас не больше 15%. Дело в том, что после начала квотирования прекратили работу многочисленные подставные фирмы, через которые, как говорят участники рынка, ввозили мясо и крупные импортеры. Кроме того, появились риски, связанные с запретом на импорт из той или иной страны по ветеринарным соображениям. В декабре 2005 года ветеринары приостановили ввоз мяса из Бразилии, в марте прошлого года — из Аргентины (на Южную Америку приходится около трети мяса, ввозимого Гордеевым).

В результате оптовики стали больше покупать у местных производителей: у того же Meatland доля импорта в обороте сократилась на четверть, до 48%. А такие компании, как «Мираторг» и «Евросервис», и вовсе решили обзавестись собственным производством, начав строительство животноводческих комплексов общей стоимостью более $350 млн. Операционная прибыль в свиноводстве сейчас держится на уровне 30–40% против 12–13% в логистике. Но Гордеев свой бизнес решил не диверсифицировать: «Все осилить невозможно».

Вместо этого он за $13 млн построил современный низкотемпературный распределительный терминал емкостью 9000 т, где заказчики могут хранить продукцию. Начал расширять парк машин-рефрижераторов, который вырос вдвое, до 120 (стоимость одного «холодильника на колесах» $50 000 и больше). Купил за $7 млн разделочный комплекс во Всеволожске мощностью 100 т сырья в сутки. Здесь сурового вида рабочие в специальных кольчугах под фартуками (чтобы не пораниться), ловко орудуя длинными ножами, за 15 минут разделывают 40-килограммовую свиную полутушу. Каждый за смену обрабатывает 1,7 т свинины.

Завод на окраине города сейчас загружен на треть, но Гордеев не унывает. Животноводство (особенно разведение свиней) стало очень популярным бизнесом. По самым скромным оценкам Института аграрного маркетинга, объем среднедушевого потребления мяса и мясопродуктов до 2010 года возрастет на 10% (сейчас объем рынка составляет $15 млрд). Темпы роста потребления в Москве будут выше общероссийского показателя — около 15–18%. Рынок, уверен Гордеев, неизбежно столкнется с проблемой нехватки мощностей по забою, хранению и транспортировке. «Все рванули в свиноводство. Но мало кто думает, что дальше делать с этими живыми свиньями», — соглашается гендиректор «Мираторга» Александр Никитин.

Правда, одни из основных потребителей сырья — крупные мясоперерабатывающие заводы вроде «Черкизова», как правило, уже обзавелись собственными складами, рефрижераторами и цехами переработки. По словам того же Никитина из «Мираторга», на его новом свинокомплексе в Белгородской области обязательно будут бойня и разделочное производство. Рефрижераторный парк «Мираторга» вообще вдвое больше, чем у Meatland. У Дмитрия Гордеева на это есть свой аргумент: половина свинины производится в России мелкими и средними сельхозпредприятиями, а у них, в отличие от гигантов, нет денег на собственные бойни, распределительные центры и рефрижераторы.

Однако основную ставку глава Meatland делает на бурно растущие розничные торговые сети. «Они зачастую не имеют собственных распределительных центров. Кроме того, есть HoReCa, кейтеринг, традиционная розница», — перечисляет приоритетные для себя направления бизнесмен. Meatland уже объявил о строительстве первого распределительного терминала в столичном регионе. В Курской области — поближе к множащимся в окрестностях свиноводческим комплексам — компания достраивает бойню и обвалочный завод, аналогичный работающему во Всеволожске.

Правда, Гордееву придется сильно постараться, чтобы убедить владельцев магазинов и ресторанов в необходимости своих услуг. На московском рынке есть два дистрибьютора, по числу рефрижераторов не уступающих компании Гордеева, и с большими складскими площадями. В родном Санкт-Петербурге о строительстве распределительного терминала недавно заявил другой импортер — компания «Рубеж».

В том, что конкуренция будет жесткой, Гордеев не сомневается. Впрочем, всегда можно подстраховаться за счет импорта, бросать который он не намерен. Помимо этого, Meatland собирается создать собственный бренд охлажденных мясопродуктов — готовых к приготовлению стейков в вакуумной упаковке. Рынок фасованного охлажденного мяса сейчас быстро растет, так что этот шаг удачный, считает директор сети петербургских магазинов «Диета 18» Владимир Хренов.     

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться