Испытание сервисом

Юрий Кребс Forbes Contributor
Ваш банк ухудшил качество обслуживания и стал задавать много вопросов? Возможно, это последствия борьбы с сомнительными операциями

Предприниматель Роман (фамилию он назвать отказался) занимается всем понемногу — туристическим бизнесом, недвижимостью. Не так давно одна из его компаний получила перевод от своего западного партнера. Однако при получении денег возникли препятствия. Мало того что банк потребовал предоставить документы, на основании которых осуществлялся платеж, он попросил также письменно описать историю взаимоотношений партнеров. Роман не стал отказываться и все рассказал. Деньги были получены, и его компания по-прежнему обслуживается в банке. Но теперь бизнесмен готов к тому, что банк попросит рассказать еще что-нибудь о его делах.

Или другая история. В феврале банк ВТБ-24 заблокировал корпоративную карту фирме, размещающейся в хорошем московском бизнес-центре «Премьер-Плаза». Разблокировать карту не удалось даже за три недели, после чего компании пришлось сменить банк. Чем руководствовался госбанк? Небольшая фирма, о которой идет речь, регулярно снимала наличными значительные суммы на приобретение ценных бумаг. А такие операции причислены Центробанком к разряду сомнительных.

Под нажимом ЦБ банки становятся в последнее время все более мнительными. Первопричина этого — борьба с так называемыми фиктивными операциями, в частности, с обналичкой. Председатель Банка России Сергей Игнатьев говорит о том, что ежемесячно обналичивается 50–80 млрд рублей. В конце 2004 года ныне покойный первый зампред ЦБ Андрей Козлов называл меньшую цифру — около 30 млрд рублей в месяц. Как раз тогда регулятор поставил на поток отзыв лицензий за «обналичку». Повышение рисков и сокращение числа игроков на этом рынке привели к росту спроса на услугу. Цены выросли до 6–8% от объема обналиченных средств. Дороговато. Поэтому бывшие клиенты «прачечных» пытаются обналичивать деньги через банки, которые специально этим не занимаются. (Один из вариантов — в банке открывается счет юридического лица, деньги снимают по карточке сотрудники фирмы.) Желающих провести «обналичку» в крупных сетевых банках больше: здесь проще затеряться в огромном объеме операций.

Стараясь избавиться от фирм, чьи операции могут вызвать подозрения в отмывании денег или незаконном обналичивании, банки, в свою очередь, чистят ряды своих клиентов. Причем у них не так много законных оснований отказать кому-то в обслуживании. Приходится пускаться на всевозможные хитрости.

В Оргрэсбанк (35 офисов продаж) каждый день обращается как минимум один-два подозрительных клиента, сетует его главный бухгалтер Татьяна Шарова. Раньше предприниматели, которые толком не могут объяснить, в чем заключается их бизнес, приходили в банк в три раза реже. Два месяца назад в московский допофис Оргрэсбанка обратился человек, представившийся финансовым директором одной компании. Он заявил, что хорошо знает члена правления банка, и попросил открыть счет своей фирме. Сотрудников банка насторожила просьба о льготном тарифе для снятия наличных на покупку ценных бумаг. «Этот человек описал известную схему обналички», — говорит Шарова. В льготе было отказано, а потом выяснилось, что члену правления банка этот человек незнаком.

Вернемся к случаю с ВТБ-24, временно заблокировавшим корпоративную карточку. Создание технических проблем — один из способов оказать давление на клиента. «Нам не говорят: вы — «черные» клиенты, уходите, а сообщают, что решение о разблокировке должна принять служба безопасности, а ее начальник в отпуске», — жалуется Андрей, сотрудник фирмы, расположенной в бизнес-центре «Премьер-Плаза».

Еще один способ отвадить нежелательных клиентов — введение специальных тарифов и лимитов на отдельные операции. Так пытается бороться с сомнительными операциями большинство крупных банков, говорит Шарова. В Оргрэсбанке повышенные тарифы на выдачу средств физлицам, если они поступили со счетов юрлиц, говорит Шарова. Банк Москвы с октября прошлого года ограничил $5000 максимальную сумму, которую можно снять наличными в течение дня по картам Visa Electron и Maestro (исключение для клиентов, получающих на карточки зарплату).

Ограничения касаются и лимитов на выдачу наличных в банкоматах. Некоторые банки ограничивают сумму, которую можно снять за один раз, 6000–8000 рублями. Банкоматы становятся у «обнальщиков» все более популярным инструментом. В банкоматах Ситибанка, как правило, установленных в уютных местах вроде магазинов на бензоколонках ВР, за один раз можно снять до 75 000 рублей с одного счета. Удобно. Может быть, поэтому рядом с ними можно застать молчаливых мужчин с большими портфелями, непрерывно снимающих деньги?

Чего бояться банкам, если операции по снятию денег в большинстве случаев не нарушают законодательство? ЦБ такие операции может квалифицировать как сомнительные. Они могут вызвать вопросы, от которых уже недалеко и до проверок, а там, глядишь, и лицензии лишишься.

«Раньше можно было спокойно гнать переводы по 550 000 рублей (сообщать в Росфинмониторинг необходимо о суммах выше 600 000 рублей. — Forbes), а теперь банки сами закручивают гайки», — жалуется предприниматель, бизнес которого строится на расчетах наличными. Достается в большинстве случаев строительным и торговым компаниям, фирмам из сферы услуг, риелторам.

Можно ли сдать клиента властям? Банки имеют право сообщать в Росфинмониторинг о любой операции, которая вызывает подозрения. «Можно заявить в компетентные органы и продолжать обслуживание клиента. Не всем это понравится, но банк будет защищен от обвинений», — советует член совета директоров банка «Держава» Сергей Ентц.

Бывает, что подозрительный клиент не боится ни сообщений в налоговую или Росфинмониторинг, ни повышенных тарифов. Тогда банкиры могут воздействовать на него психологически. Сотрудник крупного московского банка рассказывает, что клиентов приглашают в банк на беседу со службой безопасности. Другой способ — дать понять клиенту, что у него могут возникнуть проблемы с расчетами. Как? «Подарите клиенту текст закона об отмывании, — предлагает Ентц, — он сразу все поймет».

Бинбанк запрашивает у «опасных» клиентов дополнительный пакет документов, необходимых для обоснования платежа. Логика проста. Если вам нечего скрывать, вы все расскажете. По словам сотрудника Бинбанка, в прошлом году банк таким образом избавился от группы компаний, регулярно снимавших деньги в больших объемах.

Насколько эффективна такая политика? В пресс-службе ВТБ-24 Forbes заявили, что в прошлом году избавились от 500 клиентов, проводивших через банк сомнительные операции. О методе блокирования карты, а по сути — приостановки операций, примененном к упоминавшейся компании, в ВТБ-24 предпочитают не говорить.

Были ли среди фирм, вызвавших подозрение банкиров, добропорядочные клиенты? Андрей, которому заблокировали карточку, уверяет, что он как раз из таких. Впрочем, рассказывать Forbes о своем бизнесе он не стал.

Новости партнеров