03.05.2007 00:00

Пустить в тираж

Сурия Садекова Forbes Contributor
Чтобы украсить дом произведениями великих художников, не нужно тратить миллионы долларов. Есть экономный вариант — покупать эстампы. На них сейчас огромный спрос

Всоветские времена один мой знакомый помогал известной парижской галерейщице, а некогда модели Матисса и Майоля Дине Верни. В знак благодарности дама подарила ему литографию Сержа Полякова. Подарок она сопроводила словами: «Дорогой мой, отныне вы богатый человек, обладатель произведения искусства!» Мой знакомый отнесся к ее словам скептически. Свернул Полякова в трубочку и положил на антресоли.

Сейчас он может стряхнуть с литографии пыль и вспомнить о пророческих словах госпожи Верни. Тиражная графика, или, иначе, эстампы, отпечатки с оригинальной формы (ксилография, линогравюра, офорт, литография и т. д.), теперь в цене. У крупнейших аукционных домов есть целые отделы, занимающиеся эстампами. Среди собирателей немало тех, кто коллекционирует только тиражную графику. Самые крупные музеи мира гордятся своими собраниями вторичных, казалось бы, предметов искусства. Гравюра, кстати, тоже тиражная вещь. Но утверждать, что многочисленные гравюры, созданные Рембрандтом ван Рейном, являются второсортным искусством, не придет в голову никому.

Конечно же, не все имеет ценность. В идеале эстампы должны быть выполнены рукой самого художника или при его непосредственном участии. В ценообразовании и художественной ценности тиражной графики есть четкая градация. Отпечатки, помеченные знаком ЕА (авторский экземпляр), снабженные личной подписью мастера и выполненные в количестве не более четырех экземпляров (номер обязательно должен присутствовать на отпечатке), приравниваются к оригинальным произведениям. Эстампы, выпущенные тиражом двадцать экземпляров, считаются малотиражными. Наименьшую ценность представляют эстампы, выпущенные тиражом 100, 250 или 500 экземпляров. В каждом случае на ценность произведения влияет номер отпечатка и четкость изображения. Любые поправки или дополнения, внесенные художником «от руки», например цветная краска на гравюре, увеличивают ценность произведения.

Отдельный вопрос — уничтожать ли оригинальную форму, с которой делались отпечатки. Известны случаи, когда издатели сохраняли форму против воли автора и печатали эстампы без их ведома. Такие копии специалисты считают подделками.

Но при всем при том преимущества эстампов несомненны: они дешевы (большинство не дороже 40 000 рублей), разнообразны по технике, с их помощью можно с легкостью приобщиться к искусству. Специалисты считают, что начинать коллекционирование имеет смысл именно с тиражной графики. «Затратив весьма скромные средства, в десятки раз меньшие, чем за полотна маслом, можно с небрежной гордостью сообщить: у меня дома висят Ренуар, Тулуз-Лотрек, Пикассо и Дюрер», — утверждает Дженни Роз, глава лондонского департамента эстампов и гравюр аукционного дома Sotheby’s.

Статистика подтверждает тезис о популярности эстампов. Каждый год на рынок искусства их выбрасывается более 50 000. По данным авторитетного французского портала ArtPrice, эстампы составляют 2,6% всех выставленных на публичных торгах в мире произведений искусства. А их доля в проданных предметах составляет уже 17%.

По количеству предлагаемых эстампов пока лидирует французская столица. В послевоенном Париже на протяжении тридцати лет самыми ревностными пропагандистами эстампов были супруги Геербрант, владельцы книжного магазина, который по совместительству играл роль галереи. Свои работы здесь представляли Пикассо, Ханс Хартунг, Сулаж, Зао Вуки. Когда галерея-магазин Геербрантов закрылась, распродажа их наследия аукционным домом Calmels Cohen в 2005 году растянулась на два дня: выяснилось, что супруги собрали коллекцию музейного уровня, было продано более 500 лотов. Именно здесь был поставлен мировой рекорд на литографии Сержа Полякова — €30 400.

В последние несколько лет этим «демократичным» видом коллекционирования заинтересовались люди, которые раньше с легкостью тратили миллионы за произведения уникальные. Зачем же им понадобились эстампы? Эксперт аукционного дома ArtCurial Фабиа Нодан лишь пожимает плечами: «Вы не представляете, сколько появилось богатых людей. Они давно собрали музейные коллекции от Рембрандта до Пикассо. И не знают, на что еще потратить деньги».

Этим и объясняется безумный скачок цен на современную тиражную графику. Например, цены на эстампы Энди Уорхола за последние десять лет утроились. Показательны торги тиражной графики Sotheby’s, состоявшиеся 27 марта этого года в Лондоне. Произведения Рембрандта или Дюрера не достигали там и £13 000, в то время как напечатанные в 250 экземплярах литографии Уорхола продавались за £144 000. Этот парадокс Дженни Роз объясняет так: «Работы Уорхола — коммерческие, прекрасно подходят для декорирования интерьеров и привлекают множество покупателей. Рынок эстампов старых мастеров более ограничен, и состояние работы решающим образом влияет на цену».

Мартовские торги собрали более £4 млн. И был поставлен новый мировой рекорд. Редчайшая литография Attraction II Эдварда Мунка 1897 года была продана за £580 000, почти удесятерив первоначальную оценку. Дороже продавали только эстампы Пикассо, но это была целая серия, состоявшая из нескольких работ, «Минотавромахия» 1935 года, созданная художником в период его бурного романа с экзальтированным фотографом Дорой Маар. Нью-йоркский музей «Метрополитен» в 1990 году приобрел ее за 2,15 млн швейцарских франков ($1,5 млн) на аукционе Galerie Kornfeld в Берне. В десятку авторов самых дорогостоящих эстампов входят и уже упоминавшиеся Энди Уорхол и Рембрандт. А самый одиозный участник этого рейтинга — Сальвадор Дали. Некоторые аукционные дома и галеристы, пекущиеся о своей репутации, не продают эстампов классика сюрреализма. Подделок так много (их распространению немало способствовал сам великий мистификатор), что разобраться с ними нет никакой возможности.

Новости партнеров